КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеПутин. Активный или пассивный?

26 ОКТЯБРЯ 2010 г. СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ

РИА Новости

 

Наблюдатели выдвинули уже немало версий назначения Вячеслава Володина руководителем аппарата федерального правительства (в ранге вице-премьера).

Например, такую.

Как раз накануне назначения Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал незаконными московско-российские запреты гей-парадов. И чтобы разрядить неполиткорректную напряжённость и явить Европе нашу исконно русскую толерантность, на важный правительственный пост двинули культовую фигуру гей-сообщества.

(Вниманию юристов: в предыдущей фразе никак не содержится утверждение, что Вячеслав Володин является мужчиной нетрадиционной ориентации. Культовой фигурой гей-сообщества может быть кто угодно: от Аллы Пугачевой до Марлен Дитрих.)

Но самой популярной оказалась иная версия володинского возвышения. Версия, которая в современной России вообще объясняет всё, что бы ни случилось: Путин в 2012-м году собирается баллотироваться в президенты.

И потому на посту руководителя аппарата ему нужен опытный политтехнолог. Собаку съевший на всяких избирательных кампаниях. Такой, как Володин.

У меня лично такое объяснение вызывает сомнения или, как минимум, вопросы.

Хорошо, допустим, Путин собирается вернуться на президентский пост.

При чем здесь аппарат правительства?

Аппарат в нынешней структуре исполнительной власти выполняет две основные функции:

— организует большой и муторный белодомовский документооборот;

— избавляет премьер-министра Путина от ненавистной ему управленческой рутины.

Это значит, что шеф аппарата должен 14 часов в сутки сидеть в Белом доме и рулить потоком бумаг. Когда же здесь заниматься предвыборной кампанией?

В общем, если есть в правительстве место, наихудшим образом приспособленное для политтехнологического штаба, то это аппарат. И наоборот: штаб уместно создавать где угодно, хоть в Минсельхозе, но только не в аппарате.

Да и еще есть мелкие вопросы. Например. Что, в случае решения о возвращении Путина Администрация президента будет работать не на него? Есть ли у Путина лучший политтехнолог, чем Владимир Чуров, председатель ЦИК? Наконец — как все предыдущие годы Путин обходился без политтехнолога Володина и почему вдруг вспомнил о нём?

Неясно.

Я же как наблюдатель в связи с назначением Володина обратил внимание на нечто иное.

Ключевую должность шефа путинского (не просто правительственного, а именно что путинского) аппарата – впервые с 1999 года – занял человек, исторически не близкий к Путину. Не друг, не родственник, даже не старый сослуживец. В общем, далеко не Сечин и не Козак, не Нарышкин и не Собянин.

Больше того: эту должность занял функционер, никогда не работавший в федеральном правительстве и не имеющий в его аппарате сколько-нибудь существенного стартового веса (аппаратного капитала).

Не значит ли это, что в утверждении «Путин назначил Володина» пропущены две строчные буквы — «у» и «и»? И фраза на самом деле должна звучать так: «Путину назначили Володина»?

Может быть, аппарат правительства становится зоной особого контроля со стороны Администрации президента, как это было в 2004 – первой половине 2008 гг. при руководителях Дмитрии Козаке и Сергее Нарышкине?

Кто его знает. Поживем – увидим.

Но еще долго самым удобным объяснением всех политико-аппаратных процессов в стране останется желание Путина вернуться.

Вот, например. На минувшей неделе приняты поправки к федеральному конституционному закону «О Конституционном суде РФ», согласно которым отменяются возрастные ограничения (70 лет) для судей этого суда. Можно ли считать, что это сделано во имя путинского возвращения-2012?

Безусловно. Логика такая. В 2012-м Владимир Владимирович снова станет президентом. И останется им до 2024-го. А потом куда ему деваться? В его-то неполные 72 года? Ясное дело, в Конституционный суд. Вот зачем отменили возрастное ограничение.

А если серьезно?

Не кажется ли нам, что там, где вы видим субъектную волю и решительный замысел Владимира Путина, премьер нередко выступает всего лишь объектом манипуляций? 

Я помню, как-то в эфире программы «Власть» («Эхо Москвы» + RTVi) ее ведущий Евгений Алексеевич Киселев спросил меня: можно ли рассматривать участие Путина в перезахоронении останков генерала Антона Деникина и философа Ивана Ильина как начало предвыборной кампании премьера?

Наморщившись, я смог ответить примерно следующее: странное какое-то начало кампании – неужели для абсолютных масс русского народа Ильин и Деникин сегодня так много значат? Скорее, это организаторам перезахоронения во главе с влиятельным священником о. Тихоном Шевкуновым нужно было, чтобы Путин пришел. И он пришел, подняв тем самым статус мероприятия.

А участие в байк-шоу под Севастополем? Можно, конечно, считать, что умеренно-консервативный электорат, прежде голосовавший за Путина, мечтал увидеть его в косухе и с распущенными волосами. А трайк (трехколесный мотоцикл), на котором премьер прибыл в собрание (видимо, опасаясь утраты равновесия и неизбежного падения), символизирует одновременно Троицу и уваровскую триаду (Православие, Самодержавие, Народность).

Но можно предположить и обратное. Что в окружении Путина есть кто-то, кому это трайк-шоу было по каким-то причинам очень нужно и выгодно. А там – внесли, вписали в график, убедили, уговорили, подобрали правильную гламурную куртку.

Дальше. Автопробег на жёлтой «Ладе Калине» по трассе Хабаровск-Чита. Наверное, народу очень нравится, когда премьер едет на такой демократичной машине сам за рулем. Непонятно только, почему кремлевские инстанции допустили распространение заведомо компрометирующих героя фотографий, на которых «Калину» сопровождает десяток импортных джипов с мигалками. А подкремлевские СМИ эти фотографии бестрепетно опубликовали. Не говоря уже об утечке, что «Калин» в кортеже было целых три (одна – на трассе и две запасных – в непотаённом грузовике), ибо на одну-единственную надежды нет.

Впрочем, автопробег дал ощутимый результат. «АвтоВАЗу» и его владельцу – госкорпорации «Российские технологии», возглавляемой старым путинским другом Сергеем Чемезовым. Продажи «Калины» в сентябре, после премьерского заезда, выросли на 26% (12.4 тыс. автомобилей за месяц). А всего «АвтоВАЗ» продал в прошлом месяце на 11% машин больше, чем в августе. То-то же! Путина использовали. Как рекламного агента. И он отработал. Неплохо. Бесплатно или нет – вопрос, на который (пока) не может быть однозначного ответа.

Еще тут недавно премьер участвовал в переписи населения. В серой-серой комнате, напоминавшей обкомовскую дачу времен позднего, уже облезлого СССР. На сером-сером диване. В сером-сером облачении. С серой-серой женой. И чёрной-чёрной собакой Кони. На фоне телевизора 1992-го (примерно) года выпуска.

Тоже предвыборная кампания? Возможно. Неизвестно только, чья. Может быть, организаторы мизансцены хотели показать, что Путин – правитель из прошлого, символ / воплощение архаики и даже неизживаемого совка. А вот Медведев, увешанный айпэдами перед лицом плазменных панелей, – это наше будущее, модернизация и т.п. То, что и нужно активной части РФ-населения в 2012-м году.

Еще. Вернемся чуть-чуть назад. «Дело ЮКОСа». Вероятно, отчасти оно нужно было Путину. Но уж точно он – не главный бенефициар. А главный расхлебыватель сопряженного с делом дерьма – как раз Путин. Только и именно он. Ему еще много лет суждено отвечать на больной вопрос «Как оно там с Ходорковским и почему?». Оно ему надо?

Не исключено, что там, где мы часто видим Путина активным демиургом, он – пассивный заложник друзей и обстоятельств.

Собственно, он и президентом России стал именно в пассивном формате. Не хотел. Хотел стать большим государственным бизнесменом. Получить Газпром. Но нужно было – тем, кто выдвинул его на президентский пост – защитить результаты приватизации. Для чего – уничтожить демократию. А для этого, в свою очередь, нужен был актёр, органически смотрящийся в роли неосоветского лидера чекистского замеса. Он получил эту роль. И сыграл её не без блеска.

При том – дорого заплатил за свой театральный успех. Навсегда испортил свою репутацию на Западе, к чему, видит Бог, совсем не стремился. Да и вообще предстал в глазах многих совершенно законченным монстром. Но разве это справедливо? Путин, если присмотреться – человек-то очень порядочный. За всю свою жизнь никого не предал. Ни Собчака, ни Ельцина, ни семью Ельцина, ни семью Собчака, ни бизнес, который помог ему в жизни / карьере. Ни любимых друзей, ни престарелых учителей.

Монстр так бы не поступил.

И Путин, по большому счету – не монстр. Просто так получилось.

Когда же мы все оставим его в покое?!

Фотографии РИА Новости

 



Обсудить "Путин. Активный или пассивный?" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Все на защиту тов. Сталина И.В.! // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //
В блогах //
Я не устал! Я не мухожук! // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В блогах //
Время в котором стоим // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Путин в тебе и во мне // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нехай, клевещуть, гады // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //