КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииУгадай мелодию

24 ЯНВАРЯ 2012 г. АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН

РИА Новости
Предвыборная гонка президента России формально как бы и не началась еще, но идет уже вовсю. И не важно, что кто-то еще не зарегистрирован. И что где-то еще решается – заявить Явлинского в финал или нет, будет он опасен или все равно. Какая разница – насколько раньше времени будет зафиксирован фальшь-старт. Каждый все равно бежит, оглядываясь на соперника и боясь сильно оторваться.
Смешное соревнование: никому нет дела до программ кандидатов. Все определяется старыми предпочтениями или политической конъюнктурой. Обаяние нынешних кандидатов тоже в расчет не принимается – кандидаты известны, предсказуемы и на самом деле малосимпатичны. Дебаты – тоже за гранью реальной политики. Пожалуй, только Жириновский набирает для ЛДПР очки через свою публичную деятельность и скандалы. Что, собственно, для него одно и то же. Причем, он может спать на печи три года, потом встрепенется, примет стимулирующего и зарядится на несколько месяцев. Поработает политическим клоуном, и пожалуйста –10 миллионов голосов в кармане. И целого мира не жалко. А красного словца и подавно. К президентским выборам он устает, да они ему и не нужны. Его бенефис прошел перед парламентскими.
Также и остальные кандидаты, возможно, кроме Явлинского: им результат нынешних выборов не нужен. Им «шашечки». Главное – участвовать в процессе. С разными задачами, но с одной целью – личного профита.
Очень характерный, с этой точки зрения, произошел недавно «поединок» в одноименной телепередаче Владимира Соловьева, когда лицом к лицу сошлись два кандидата в президенты – Прохоров и Зюганов.
Зюганов, как машина-робот для подачи мячей или запускания тарелочек, пулял цифрами. Прохоров как политик выглядел, конечно, почти смешно – очень искусственно. Пытался говорить серьезно и напористо, насмешливо и буквально свысока. А получалось деревянно – как по писаному.
К тому же оба производили впечатление отъявленных циников. Людей, в данном случае, имитирующих предвыборную суету вокруг Кремля.
В общем, это явно не игроки основного состава. Это запасные: один – ветеран, которого сколько уже лет тренер выпускает на замену – кости размять – и выплачивает за это приличную зарплату; другой – недавно приобретенный, молодой, талантливый, купленный за большие деньги, но для игры в дублирующем составе.
Короче говоря, думаю, что любому искреннему и внимательному зрителю было понятно после этого «поединка» – это антреприза.
Тем не менее, еще не зарегистрированный кандидат в президенты Михаил Прохоров (теперь уже нет сомнений, что он будет зарегистрирован) продолжил гастроли: выступил потом «Дожде» и перед молодежью в Казани. Направление его предвыборной кампании становится все более ясным: он критикует «системную» оппозицию больше, чем Путина, он критикует и внесистемную оппозицию в той части, что не надо раскалывать страну, а надо объединять. Россия не без Путина, а Россия для всех, кто хочет в ней хорошо жить. Критикуя популизм (опять же в первую очередь оппонентов Путина), он заканчивает выступление сенсационным популистским заявлением: стану президентом – продам бизнес-активы и пущу деньги на благотворительность.
Каждый, конечно, понимает в меру своей испорченности. Так вот я цинично не верю в столь широковещательные и вообще широкие жесты-заявления Михаила Прохорова. А пока что картина «войны разведок» приобретает очертания: Прохоров обеспечит чуть более представительные выборы, соблазнив участвовать в них праволиберальную молодежь и сытую, но желающую жить еще сытнее интеллигенцию, отнимет часть голосов у потенциальных противников Путина, сделав выборы еще более дробными. В конечном итоге – победить не победит, но косвенно Путину поможет. Или, по крайней мере, никак не помешает. Ибо он фигура (в отличие от своей репутации) явно не харизматическая, не консолидирующая и не стремящаяся к тому, чтобы ею быть.
Как я к этому отношусь? Да, никак. Мне тоже не нравится лозунг «Россия без Путина» в том смысле, что определенная часть оппозиции просто зациклена на ненависти к премьеру – а там хоть трава не расти. Я не против мысли о том, что хватит всем друг другу грозить тюрьмой. И что Россия – это страна, в которой должны ужиться и Путин, и Новодворская, и Зюганов, и Прохоров, и мусульмане, и православные, и евреи, и русские и т. д. Другое дело, когда говорят «Россия без Путина», имея в виду не конкретно В.В.П., а символы того, что он сегодня олицетворяет – коррупцию, неплодотворный авторитаризм, вороватое и циничное окружение, советскую внешнюю политику, замшелость и опору на непросвещенный «электорат», спекулятивно надуваемый до народа. То есть я против отжившего прошлого. Но вот развилка, о которую мы все спотыкаемся, точнее, где расходимся – это кто и за какое будущее.
Последние новости с полей предвыборной гонки с невидимыми препятствиями лишь подтвердили предположения, что принцип нынешней предвыборной кампании все же олимпийский: главное не чтобы тебя выбрали, а чтобы ты засветился. В этой связи характерно очередное громкое и, можно сказать, откровенное заявление, сделанное Михаилом Прохоровым. Он не исключил возможности работы в команде другого кандидата, если тот победит на выборах. «Все зависит от того, что мы в таком случае будем делать... Для меня должность не является какой-то манной небесной, для меня важно, чтобы я реализовывал те программы, которые мне близки по духу, которые поддерживают мои сторонники», – сказал он в интервью Русской службе Би-би-си.
При этом Прохоров затруднился назвать кандидата, в команду которого он мог бы войти. Неловко, конечно, но в отличие от него я мог бы угадать фамилию этого человека «с одной ноты».

 

Фотография РИА Новости

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Ни одного голоса Путину! А кому? // АНТОН ОРЕХЪ
Кто про что, а я про революцию // АЛЕКСАНДР ФИН
Точный адресат // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
На скользком пути аналогий // ДМИТРИЙ ЕРМОЛЬЦЕВ
Путинские либералы // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Американские горки российских выборов // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Битва под Прохоровым // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Со мной так поступить было невозможно... // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Итоги недели. Сальто олигарха // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Запредельная откровенность // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ