Хозяева страны
18 июня 2019 г.
Инициатива силовиков «как нам обустроить родной Интернет»
31 ОКТЯБРЯ 2013, ГЕННАДИЙ ГУДКОВ

ИТАР-ТАСС

«В России необходимо ввести уголовную ответственность за экстремистские преступления с использованием интернет-пространства…», — с таким заявлением, которое уже можно назвать ожидаемым, а вовсе не сенсационным, выступил в минувшую среду на заседании Совета Федерации министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

Нет никаких сомнений в том, что предложение ретивого министра найдет отклик в сердцах законодателей обеих палат российского парламента, для которых борьба с экстремизмом, трактуемым ими широко и привольно, давно стала одним из любимых занятий. Легко предположить, что через какое-то время (скорее всего, не слишком продолжительное) под уголовным преследованием можно будет оказаться за трехстрочный пост в ЖЖ или в «Фейсбуке», в котором наши бдительные правоохранители углядят признаки «экстремизма».

Геннадий Гудков, политик, предприниматель, полковник ФСБ в запасе:

Если есть экстремизм, то совершенно не важно, где он проявляется — в Интернете, на планете, под водой или, извините, в туалете. Если есть экстремизм, посягающий на основы государства, общественного строя и так далее, то кто мешает Колокольцеву реагировать и расследовать? Интернет сегодня — просто форма, экстремизм может проявляться на площадях, на вокзалах, на базарах, где угодно. На Кавказе мы видим экстремизм последние 18 лет как минимум — что мешает победить экстремизм на Кавказе? Не хватает статей уголовного кодекса? Давайте еще примем закон об уголовной ответственности за экстремизм в горно-рудной промышленности. Потом за экстремизм при возведении сооружений. Если есть преступление, изнасилование или убийство, оно и в Африке изнасилование или убийство, грабёж во всех странах грабёж, кража во всех странах кража, терроризм во всех странах терроризм. И только мы в очередной раз пытаемся изобрести велосипед. Я не очень понимаю, какая разница, где проявляется экстремизм, и не понимаю такие инициативы.

Кроме всего прочего, у нас чрезмерно расширенное толкование всех статей, в том числе экстремизма. Теперь скажи о власти что-нибудь нелицеприятное, запросто можешь схлопотать «экстремистское высказывание», и такие случаи были.

Не надо вести расследование «в отношении Интернета». Если есть преступление, которое совершается с помощью Интернета как способа, задача МВД — найти преступника. Если они могут это сделать, в том числе в Интернете, слава Богу. У них есть специальное управление, секция «Р», для борьбы с преступлениями в сфере высоких технологий, как с финансовыми, так и с любыми другими. Подчёркиваю, у МВД сегодня больше полномочий, чем было раньше. А результат их работы весьма плачевен.

Как у нас работает полиция по защите прав граждан? Моя помощница некоторое время назад была избита, получила травму — ни охрана, ни полиция не вмешались, в результате преступники с места преступления просто ушли, спокойно, с гордо поднятой головой. Полиция не работает, они заняты какими-то другими делами: то ли очень много пишут, то ли очень активно пополняют свои карманы, то ли ещё что-то. Больше миллионаполицейских не могут навести порядок в стране, уступающей по населению и Нигерии, и Пакистану, и Бразилии, не говоря уже о США, где полицейских в полтора раза меньше, населения в два раза больше, а порядка больше в пять раз. ВСША 800 000 полицейских, маленькое Федеральное бюро расследований, и справляются.Поэтому не знаю, зачем эти нововведения полиции нужны. Может, дело не в полиции, а это инициатива самой власти, может быть, так посмотреть на ситуацию.

Следственный комитет увеличен в полтора раза, больше миллиона полицейских, огромный штат различных спецслужб, таможня с огромными полномочиями... Давайте, ребята, расследуйте. Не понятно, какие ещё полномочия им нужны, чтобы они начали работать. Если у них не хватает ни сил, ни средств — это плохая организация, и плохая организация власти как таковой. У нас скоро уже каждый пятый будет силовиком.

Фото ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов












  • Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 

  • «Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.

  • storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Политбюро 2.0 или слабое самодержавие?
6 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ученые люди, а также всевозможные шарлатаны упорно продолжают поиски российского философского камня, способного любое дерьмо превратить в золото. Они пытаются найти ключ к системе принятия решений властителем страны Путиным В.В. Очередной такой попыткой является доклад «Минченко Консалтинг» про состояние российских элит под названием «Политбюро 2.0 и антиистеблишментная волна». «Политбюро 2.0» авторы называют некий «ближний круг» Путина, считая его самым влиятельным неформальным политическим институтом в России.
Прямая речь
6 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 
В СМИ
6 ИЮНЯ 2019
«Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.
В блогах
6 ИЮНЯ 2019
storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 
Кремль гадает на рейтингах и верит старцам
31 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Честно говоря, мы ждем какого-то анализа от специалистов, как коррелируют эти данные: как может падать доверие и при этом расти электоральный рейтинг», — в словах путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова отчетливо слышались недоумение и обида на социологов ВЦИОМ, которые 24.05.2019 обнародовали данные опроса, согласно которым рейтинг доверия у Путина 31,7% а одобряют его же деятельность 65,8%. «Это сложный анализ, — догадался Песков, — поэтому мы надеемся, что со временем он появится». Анализов, причем сложных, Кремль ждет от начальника ВЦИОМа Валерия Федорова, который требуемый «анализ» уже сдал. 
Прямая речь
31 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Следить за рейтингами Путина важно, потому что это, по сути, не лично его показатели, а рейтинг одобрения власти как таковой, которая в Путине персонифицируется. 
В СМИ
31 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Путин и Илия встречались несколько раз, — подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он добавил, что такие встречи нерегулярны.
В блогах
31 МАЯ 2019
Кирилл Шулика: Причем, эта самая элита не притворяется, она действительно в это верит. В мистику, бесов и то, что старец Илия их изгоняет.
И пораженье от победы он уж не может отличать
16 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Теплый сочинский воздух сыграл, похоже, злую шутку с главным начальником страны. На следующий день после бесплодных переговоров с госсекретарем США Майком Помпео Путин, встречаясь уже с австрийским президентом, победно заявил, что доклад американского спецпрокурора Мюллера «констатировал, что не было никакого сговора между Россией и действующей администрацией, не было, еще раз повторю, никакого вмешательства в выборы». На самом деле этот доклад зафиксировал нечто противоположное: десятки попыток российского вмешательства в выборы главы США. Президент, очевидно, поверил в дезинформацию, представленную его конфидентами.
Прямая речь
16 МАЯ 2019
Сергей Цыпляев: ВПК редко соотносит свои запросы с реальными возможностями страны.