Цензура
27 января 2021 г.
С вершины журналистской репутации — к помойке с грязным бельем
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Михаил Златковский


Буквально пару дней назад, описывая государственное скольжение главы ВГТРК (с вершин профессиональной репутации — к помойке с грязным бельем), я риторически поинтересовался: что дальше?

Ответ последовал незамедлительно, в воскресной программе Дмитрия Киселева на канале «Россия 1»: борьба с инородцами, раскрытие еврейских псевдонимов!

Это — 1949 год по старому календарю, встречайте.

Два нравственных табу были преодолены государством почти разом. Два шага в ад Россия сделала за одну рабочую неделю. И все это время здешняя общественность, во впечатляющем диапазоне от Навки до Латыниной, делала мне вселенскую смазь, приговаривая, что Путин не Гитлер…

Ну, не Гитлер, кто бы спорил. И не Сталин. И не пожизненный угандийский фюрер Иди Амин, и много еще кто НЕ. Никто и ничто не повторяется буквально, но есть типологические ряды, в том числе авторитарные.

Тяга к большому стилю, популистской демагогии, бранзулеткам и пиару на всем, что движется — это типология! Типология — непотизм, подавление инакомыслия, презрение к закону и безотказная охота на рабиновичей в видах возбуждения электората, мало склонного к труду и обороне, но всегда готового к погрому.

Во всем этом мы отличаемся от Германии — только степенью организованности, а от Уганды — среднегодовой температурой. Ну и масштабами бедствия, но это дело наживное.

Можно, конечно, утешаться тем, что в холодильнике у Путина не лежит голова Навального, а РЭУ не готовят списки жильцов с неправильными фамилиями для депортации, — и на этом основании твердо считать Россию демократической страной. Можно как мантру повторять, что Путин — не Гитлер и не Сталин и, радуясь собственному подлогу, громить оппонента, который этого и не утверждал.

Но Путин у власти пятнадцатый год, он давно уже равен самому себе, и сделанного под его именем вполне достаточно, чтобы понимать, что будет дальше. Желающие прятать голову в песок — велкам, желающим поучаствовать в его новых разводках и распилах — творческих успехов!

Остальным предлагаю все-таки открыть глаза и отдать себе отчет в том, на каком краю мы стоим.


Графика Михаила Златковского / zlatkovsky.ru














  • Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.

  • ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."

  • Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Госдума развязала очередную матерную войну
25 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В бурном потоке думского запретительского законотворчества запрещение мата в социальных сетях выделяется тем, что этот запрет не имеет прямого отношения к укреплению режима. В отличие от обнуления сроков Путина, признания физлиц иностранными агентами, засекречивания данных силовиков и судей и прочих мер, приносящим бонусы власти и репрессии ее противникам, этот запрет, казалось бы, не сулит власть имущим никакого профита, а кроме того самими его авторами признается вполне бессмысленным. Об этом прямо говорит депутат Госдумы Сергей Боярский, который внес данный закон...
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2020
ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?  
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими. 

 

Материалы по теме

В СМИ //
Позвони мне, позвони // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Заявление с прибором // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Персональный запах // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Две фигни и одна проблема // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Привет полковнику Корниенко // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Письмо в ячейку // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Россия на коленях // МИХАИЛ БЕРГ
Настоящий полковник // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Мои встречи с правосудием.
Погода в деревне Гадюкино
// ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ