Цензура
01 апреля 2020 г.
Каким будет «Эхо»?
4 МАРТА 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
ИТАР-ТАСС


Третьего марта состоялись выборы главного редактора «Эха Москвы». Результат был очевиден и предсказуем: на общем собрании журналистов за безальтернативного кандидата – Алексея Венедиктова – проголосовало 72 журналиста из 79 присутствовавших. Против 4, воздержалось – 3.

Теперь в течение двух недель г-на Венедиктова должен утвердить или не утвердить совет директоров «Эха», в котором большинство составляют представители «Газпром-Медиа». Председателем совета директоров «Эха» и руководителем «Газпром-Медиа» является Михаил Лесин, с которым у Алексея Алексеевича, по его собственному признанию, весьма непростые отношения. Если совет директоров в срок до 17 марта не утвердит кандидатуру Алексея Венедиктова, то обязанности главного редактора переходят к его заместителю, Сергею Бунтману.

Прогнозировать ситуацию с «Эхом» дело крайне неблагодарное. То есть это было бы легко сделать, если бы все, кто принимает решения, руководствовались бы рациональными мотивами. В этом случае утверждение Венедиктова было бы делом техническим, поскольку он идеальная фигура и для собственника, то есть для «Газпром-Медиа», и для начальства собственника, то есть для Кремля. Собственника интересует прибыль – Венедиктов ее обеспечивает высокими аудиторными показателями и низкой расходной частью, поскольку люди на «Эхе» мотивированы не столько деньгами, сколько кайфом от творчества.

Для Кремля Алексей Венедиктов также идеальный редактор, поскольку, не будучи радикалом, а наоборот, весьма умеренным консерватором, обеспечивает выпуск через «Эхо» оппозиционного пара, выполняя тем самым функции «Литературки» времен брежневского застоя. К тому же сейчас он находится под неизбежно сильным давлением нового генерального директора, Екатерины Павловой, которая, обладая всей полнотой финансовой и административной власти, скорее всего, попробует влиять на редакционную политику, сдвигая ее в сторону большей лояльности.

Попытка сменить главного редактора неизбежно вызовет сопротивление коллектива с вероятным уходом ведущих (а возможно – и всех) сотрудников и новый всплеск недовольства в обществе.

Так что если акционеры дружат с логикой, то им надо держаться за ААВ. Ну, а если нет… Впрочем, что гадать, осталось уже меньше двух недель.


Фотография ИТАР-ТАСС














  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.