Между террористами и Сирией



На уходящей неделе произошли два события, которым, полагаю, суждено стать, как минимум на долгие годы, предметом исследований историков и политологов. Более того, именно эти события дадут новые векторы для внешней политики России и США, двух самых крупных ядерных держав.

В столице Казахстана Астане исполнилась самая большая мечта Владимира Путина в третий его президентский срок. Там подписан документ о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Это ничего, что за созданием новых чиновничьих структур не стоит никакого разделения труда, никакого общего рынка. Это ничего, что накануне подписания документа, вроде бы декларирующего свободное движение рабочей силы, белорусский Батька фактически пообещал ввести крепостное право в подведомственной ему стране, запретив крестьянам менять профессию и местожительства. Это ничего, что Украина отказалась вступать в ЕАЭС, за что Москва заставила ее заплатить, аннексировав Крым и устроив «мятежевойну» в юго-восточных областях.

Как вы понимаете, все эти проблемы выглядят совершенно ничтожными по сравнению с тем, что Владимир Путин уж точно гарантировал себе место в том учебнике истории, который срочно кропают официозные профессора. Место собирателя земель советских. Нет сомнений, что эта политика будет продолжена. Воли Владимиру Владимировичу не занимать. Хватило бы нефти, чтобы кормить теперь уже не только российское население. Впрочем, если верить опросам, наши люди готовы последний кусок отдать, лишь бы чувствовать себя гражданами великой державы.

И вот, пока тов. Путин В.В. ведет единый российский народ от победы к победе, его геополитические противники, как им и положено, сталкиваются с непреодолимыми трудностями. Американский президент Обама оказался под огнем беспощадной критики республиканцев за «слабость» своей внешней политики. Отказался, мол, от ввода войск в Сирию, спасовал перед Путиным, позволив тому захватить Крым, выводит войска из Афганистана, не решив после 13 лет кровопролития проблем этой страны.

Барак Обама дал ответ, выступив перед выпускниками Вест-Пойнта, самой знаменитой американской военной академии (а где еще верховный главнокомандующий может высказать свои взгляды по вопросам войны и мира?). Самое главное в речи — констатация факта, с огромным трудом осознаваемого американскими политиками. Факта, заключающегося в том, что, даже располагая лучшей в мире армией, Вашингтон не может решить все проблемы безопасности с помощью военной силы. «То, что у нас есть самый лучший молоток, вовсе не значит, что каждая проблема — это гвоздь», — заявил Обама. И это, ей-богу, революционный поворот американской политической мысли.

Собственно говоря, большая часть речи американского президента и была посвящена тому, в каких случаях Соединенным Штатам следует прибегать к использованию военной силы, а в каких — нет. Президент, завершающий уже вторую из войн, начатых его предшественником, не стал скрывать от завтрашних лейтенантов: повоевать еще предстоит. Но только в случае, если возникнут прямые угрозы жизни американцев и безопасности самой Америки. Уничтожение Бен Ладена не уничтожило терроризм, констатировал хозяин Белого дома. Посему «джи-ай» придется готовить и обучать антитеррористические силы: «Мы должны создать такую стратегию, которая будет соответствовать этой рассеянной угрозе; которая позволит нам контролировать ситуацию, не посылая туда свои войска… Нам нужны партнеры, которые будут противостоять терроризму бок о бок с нами».

Президент затребовал у Конгресса 5 миллиардов долларов на создание некоего Фонда контртеррористического партнерства, который должен заниматься обучением военных в таких неспокойных странах, как Ирак, Ливан и Турция. Мало того, президент США принял решение, что американцы задержатся и в Афганистане. Даже после объявленного срока завершения операции — 1 января 2015 года — в стране останутся около 10 тысяч военных. Через год — пять тысяч солдат и офицеров в Кабуле и на авиабазе в Баграме (видимо, на случай внезапной эвакуации). После 2016 года несколько сотен военных будут охранять посольство США, а также обучать афганцев антитеррористической тактике.

Президент США объяснил также, почему он решил не проводить военную операцию в Сирии: «Я принял решение: нам не нужно отправлять своих солдат на эту войну фанатиков, я считаю, что это правильно, — сказал он. — Но это не значит, что мы не должны помогать сирийцам противостоять диктатору, который бомбит и морит голодом собственный народ». Одним словом, предстоят секретные поставки вооружений.

А теперь про Россию, место которой нашлось среди угроз Америке аккурат между международным терроризмом и Сирией (кто же теперь вспомнит о «перезагрузке» и разговорах о партнерстве). «Недавние действия России напомнили времена, когда советские танки вошли в Восточную Европу», — заявил президент США.

Конечно, это пока не Фултонская речь Черчилля, который утверждал, что «от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен железный занавес». Но, согласитесь, выглядит довольно похоже. Президент США настаивает, что речь не идет пока о холодной войне. Вашингтон нашел, мол, возможность противостоять российской агрессии без военной конфронтации: «Наши усилия по консолидации действий мирового сообщества позволили немедленно изолировать Россию». По словам главы Белого дома, по инициативе США европейские страны и государства «большой семерки» присоединились к санкциям против Москвы, командование НАТО приняло решение об усилении военного присутствия в странах Восточной Европы, а помощь украинской экономике решил оказать МВФ. «Подобная мобилизация мирового общественного мнения и международных организаций стала ответом на российскую пропаганду, присутствие российских войск на границе (с Украиной) и возникновение вооруженного ополчения», — оправдывается Обама. «Мобилизация международного мнения и институтов стали противовесом российской пропаганде, российским войскам на границе и вооруженным боевикам в лыжных масках», — утверждает президент США.

Все так, только непохоже, что Москва собирается вернуть Крым. Стало быть, по мере того как Владимир Путин будет реализовывать свою стратегию собирания российских земель, политика России и США будет приходить во все более жесткое противоречие. Стало быть, вопреки намерениям Обамы, холодная война рано или поздно станет фактом…

На фото: Казахстан. Астана. 29 мая. Президент России Владимир Путин во время заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) во Дворце независимости.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель














  • Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.

  • «Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.

  • mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Дана команда «Не стесняться!»
18 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российско-белорусские отношения, похоже, вступили в новый этап. Если раньше предпочтение отдавалось многочасовым кулуарным переговорам двух лидеров, совместному времяпрепровождению — хоккею и катанию на лыжах, в ходе чего «перетирались» конфликтные проблемы, то теперь в дело вступила мегафонная прокси -дипломатия. Путин и Лукашенко еще не хамят друг другу в открытую, но уже поручают делать это специально обученным людям. Этот новый этап жизни двух стран был открыт обширным и, замечу, весьма содержательным интервью российского посла в Минске Михаила Бабича РИА «Новости». 
Прямая речь
18 МАРТА 2019
Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.
В СМИ
18 МАРТА 2019
«Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.
В блогах
18 МАРТА 2019
mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.
«Доктрина Герасимова» — новый вариант
4 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Начальник Генерального штаба Валерий Герасимов выступил с традиционной речью на ежегодной сессии Академии наук. И в очередной раз вызвал сенсацию. Он поведал слушателям, что Пентагон приступил к разработке новой стратегии ведения военных действий под кодовым названием «Троянский конь». Она заключается не больше не меньше, как в намерении супостатов «активно использовать протестного потенциал "пятой колонны" для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам». 
Прямая речь
4 МАРТА 2019
Леонид Гозман: Сейчас прямо и открыто сказано, что те, кто выступают против действующей власти – враги своего государства.
В СМИ
4 МАРТА 2019
«Московский комсомолец»: Эксперты усомнились в «Троянском коне» Пентагона: США вложились в пустышку.
В блогах
4 МАРТА 2019
Марат Гельман: поправьте меня, если я не прав: начался новый этап, в котором пресловутая "пятая колонна" переходит из политического ведомства в силовое.
Истерия неправильного градуса
26 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Мир с неподдельным интересом ждет ханойского саммита Дональда Трампа и северокорейского диктатора Ким Чен Ына. При этом в Вашингтоне, похоже, исчезла эйфория, наблюдавшаяся после первой встречи двух лидеров, прошедшей в Сингапуре. Тогда американский президент утверждал, что Северная Корея «больше не представляет ядерной угрозы». Сейчас же он пишет в Twitter нечто иное: «Уезжаю в Ханой на саммит с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, на котором мы оба ожидаем продолжения прогресса, достигнутого на сингапурском саммите. Денуклеаризация?». Знак вопроса в случае Трампа означает большие сомнения у человека, который стремится внушить всем и каждому, что сомнений не испытывает.
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: чтобы Кремлю сейчас усадить Трампа за стол переговоров, нужно решить, с какой позитивной повесткой мы туда придём. А если никакой повестки нет, то и сесть не удастся...