В оппозиции
26 ноября 2020 г.
Независимый профсоюз журналистов получил название
18 ИЮНЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Вы будете смеяться, но независимый профсоюз журналистов, кажется, действительно, родился. Во всяком случае, начал издавать какие-то звуки.

У него появилось имя – профсоюз «Журналистская солидарность».

18 июня состоялась первая пресс-конференция инициативной группы. И, хотя народу было немного, все основные вопросы были заданы и ответы получены.

Наибольший интерес вызвал вопрос о демаркации. Всех интересовало, как именно мы будем отличать журналистов от пропагандистов.

Молодой человек с телекамерой (отказался назвать свое СМИ, заявив, что мы его все равно коллегой не считаем) задал этот вопрос несколько раз. Он почему-то считал, что демаркация — это инквизиция. Попытки Александра Рыклина объяснить разницу между этими понятиями неопознанный молодой человек, как мне показалось, счел неубедительными.

Затем возник вопрос о судьбе Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева. Было ощущение, что эти двое уже написали заявление в наш профсоюз и ждут за дверью нашего решения. Я легкомысленно попытался снять эти вопросы, сославшись на абсолютную невероятность такой ситуации, но журналисты были настроены серьезно и потребовали четко ответить: примем мы их или нет.

«Да, несомненно», — сказал Рыклин. И тут же добавил: «Но сначала пусть подпишут наше заявление («О ситуации в российской журналистике»). Присутствующие еще раз посмотрели текст Заявления и притихли. Поскольку всем стало ясно, что предлагать подписать этот текст — что Киселеву, что Соловьеву — это и есть та самая инквизиция, от которой Рыклин открещивался. Тут Леонид Никитинский («Новая газета») заговорил о стандартах журналистики, и это было очень вовремя, поскольку стало ясно, что именно соблюдение или несоблюдение стандартов (норм) профессии и является той самой злополучной демаркацией, которая всех так встревожила.

Важную вещь, как всегда, сказал Лев Рубинштейн. Он объяснил, что «в деле организации профсоюза размер имеет значение». То есть успех «Журналистской солидарности» напрямую зависит от того, насколько массовой будет эта организация. Тут я совершенно не вовремя решил блеснуть экспертными знаниями и сказал, что в России в СМИ работают около 400 тысяч сотрудников, которые по закону о СМИ имеют статус журналистов. При этих словах лицо Александра Рыклина, человека, несомненно, физически смелого, опрокинулось от ужаса, и он буквально простонал: «И что, они все должны к нам вступить?!» Я понял, что мы прямо сейчас можем потерять очень нужного члена инициативной группы.
Видимо, Александр Юрьевич испугался, что ему придется кормить всю эту журналистскую ораву. Поэтому я его успокоил тем, что если вычесть сотрудников государственных и муниципальных СМИ, большая часть которых является не журналистами, а пропагандистами, обслуживающими власти разного уровня, то интерес для нового профсоюза представляют 30 – 40 тысяч журналистов, работающих в негосударственных СМИ. И при нашей хорошей работе около 10% из них вступят в «Журналистскую солидарность». Прикинув в уме, что речь идет всего о 3 – 4 тысячах журналистов, Рыклин и все остальные «инициативщики» успокоились.

Вячеслав Егоров

И когда журналистка «Новой газеты» Дарья Воробьева задала вопрос, что мы будем делать, если у нас ничего не получится, мы все, перебивая друг друга, стали объяснять ей, что, начиная новое дело, надо думать, как его успешно сделать и не думать о провале.

Но когда после пресс-конференции я возвращался на работу, мысль о том, что создание эффективного независимого журналистского профсоюза в сегодняшних российских условиях есть вещь в принципе невозможная, эта мысль упорно не желала исчезать из моей головы. И только уверенность в том, что Россия непредсказуемая страна, в которой неожиданно и иногда при больших стараниях получаются совершенно невозможные вещи, останавливала меня от немедленного дистанцирования от этого проекта.


Подписать заявление о создании независимого профессионального союза журналистов можно здесь

 

Фотография Вячеслава Егорова













  • Андрей Колесников: Нечувствительность общества в целом позволит органам избежать любой ответственности, и ничего серьёзного не последует. Силовики займут глухую оборону...

  • «Новая газета»: Если в вас распознают свободного человека, вас забьют как чужака, мешающего другим рабам наслаждаться своим рабством.

  • Кирилл Мартынов: Самоубийство Ирины Славиной пытаются психологизировать, то есть ввести в обыденный контекст, нормализовать. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Объявлены вне закона
5 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Помните эпизод из «Семнадцати мгновений весны», где Мюллер-Броневой приказывает полиции хватать всех, кто похож, пусть отдаленно, на сбежавшую русскую радистку: «Если ошибутся и схватят больше, чем надо, я их извиню». Похоже, на совещании в Кремле кто-то сильно высокопоставленный сказал нечто подобное о необходимости менять отношение карательных органов к инакомыслящим. И те, обнажив клыки, бросились исполнять. Мученическая смерть нижегородской журналистки Ирины Славиной знаменовала важный качественный переход в отношениях между властью и подведомственным населением.
Прямая речь
5 ОКТЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Нечувствительность общества в целом позволит органам избежать любой ответственности, и ничего серьёзного не последует. Силовики займут глухую оборону...
В СМИ
5 ОКТЯБРЯ 2020
«Новая газета»: Если в вас распознают свободного человека, вас забьют как чужака, мешающего другим рабам наслаждаться своим рабством.
В блогах
5 ОКТЯБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: Самоубийство Ирины Славиной пытаются психологизировать, то есть ввести в обыденный контекст, нормализовать. 
На Жукова и Навального напали в рамках одного проекта
31 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В истории с нападением на молодого оппозиционера Егора Жукова первостепенное значение имеет порядок событий. Егора Жукова сначала исключили из ВШЭ, а потом уже избили во дворе собственного дома. В такой последовательности есть несомненная логика. Согласитесь – выгнать из магистратуры человека, который только что подвергся демонстративной физической расправе, как-то не комильфо. Как бы, например, такой поступок ректор Кузьминов объяснил своим студентам? Если бы они вдруг поинтересовались. Однако вернемся к случившемуся. Бывшего фигуранта «московского дела», а ныне ведущего «Эха Москвы» и корреспондента «Новой газеты» Егора Жукова вечером воскресенья избили возле подъезда собственного дома.
Прямая речь
31 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: У меня нет сомнения в том, что нападение на Егора Жукова – политическое. Сомневаюсь, что вовлеченность «первых лиц» тут столь же высока, как в случае с Навальным. 
В блогах
31 АВГУСТА 2020
lev_shlosberg: Если власти не возбуждают дело по попытке убийства Алексея Навального одними подонками, то другие подонки нападут на другого человека. 
В СМИ
31 АВГУСТА 2020
"Эхо Москвы":  Угрозы Жукову поступают постоянно с прошлого года после кампании в МГД. В прошлый раз, рассказал Овчаров, нападение произошло после эфира на «Эхе Москвы»...
Избирательное применение закона. И беззаконие тоже избирательное
3 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В праздничный день ВДВ в Парке Горького никогда скучно не бывает. Поэтому обычные граждане, хоть хипстеры, хоть мамаши с детьми, хоть семейные пары, туда в это время не суются. Пьяные компании людей в голубых беретах – не самое приятное зрелище. Да и небезопасно это – бродить среди возбужденных людей, у которых уважение к окружающим и спокойный нрав не главные добродетели. В принципе, нет ничего удивительного или неожиданного в том, что в минувшее воскресенье, когда на страну в очередной раз обрушился этот ежегодный праздник, в главном месте его проведения, в Парке Горького, произошла довольно масштабная стычка между десантниками и силами правопорядка. 
Прямая речь
3 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: Юле можно пожелать сил, чтобы всё преодолеть, а также поздравить – её признали!

 

Материалы по теме

Медиафрения. Против лома нет приема // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В блогах //
В СМИ //
Прямая речь //
Зачем извинялся Богданов? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА