Цензура
30 марта 2020 г.
Кремль готов набросить новый хомут на СМИ
18 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Российские власти намерены усилить контроль над отечественными медиа. Накануне стало известно, что в недрах Госдумы уже практически созрел законопроект, предусматривающий обязательное сокращение до одной пятой доли иностранных владельцев в российских медийных активах. Формальные инициаторы новых ограничительных мер, наши думские затейники из ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России», объясняют необходимость этого шага уже давно и надежно обкатанными основаниями. Дескать, контроль над СМИ иностранцами напрямую угрожает информационной безопасности России и, таким образом, входит в прямое противоречие с интересами граждан Российской Федерации.

Впрочем, по данным газеты «Ведомости», идея убрать зарубежных игроков с нашего информационного поля родилась вовсе не в Госдуме, а непосредственно в Администрации президента РФ. Что, разумеется, заставляет относиться к перспективе принятия нововведения вполне серьезно.

Пока сложно оценить, для кого из больших игроков новые ограничительные меры будут иметь судьбоносное значение — структура собственности в этом сегменте российской экономики носит весьма непрозрачный характер. Уже понятно, что владельцам профильных активов придется ограничить использование офшорных зон, переместив эти самые активы в зону отечественной юрисдикции. Возможно, некоторые иностранные участники рынка сочтут возможным тем или иным способом перераспределить свои активы в пользу партнеров из России.

Из больших и серьезных компаний новые ограничения коснутся структур, контролирующих «СТС Медиа», журнал «Форбс» (издательство Axel Springer), газеты «Ведомости» и некоторых других.

В любом случае, не вполне ясно, зачем в реальности Кремлю так необходим еще один рычаг управления отечественными СМИ. Российские власти и так почти в полном объеме осуществляют контроль практически над всеми значимыми изданиями, телеканалами и радиостанциями. Исключение составляет, пожалуй, только радиостанция «Эхо Москвы».

Причем именно иностранные владельцы всегда были исключительно лояльны нашим властям и весьма трепетно относились к политической защите собственного бизнеса в России, на корню истребляя любые ростки фрондерства и оппозиционности в подконтрольных изданиях.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.