Цензура
27 марта 2019 г.
Патриотические общественники требуют патриотического Интернета
14 ЯНВАРЯ 2015, НИКИТА СОКОЛОВ

ТАСС

Военно-историческое общество, возглавляемое министром культуры Владимиром Мединским, выступило с заявлением, которое формально является реакцией на интервью украинского премьера Арения Яценюка, обвинившего СССР во вторжении в Германию и Украину. Однако, заклеймив в очередной раз официальный Киев, военно-патриотические общественники, приступили к широким обобщениям: «Против нас — а значит, против правды, — начался новый блицкриг. Мы должны выступить в поддержку президентского курса и перейти в идеологическое контрнаступление по всему фронту — в этой войне за умы». Оказывается, «в условиях XXI столетия новая война, война за умы, ведется с той же беспощадностью, как приходилось драться нашим дедам в Севастополе, под Сталинградом и в битве за Берлин».

После этой констатации военно-исторические общественники (среди подписантов кроме Мединского значатся вице-премьер Дмитрий Рогозин и актер Михаил Пореченков, а также режиссер Никита Михалков) выдвигают конкретные требования: «Нам нельзя ''проспать'' молодежь. Нам необходима консолидация государства и общества на основе ценностей, привитых нашей историей. Нам необходим патриотический тренд в общественном сознании. Нужны фильмы, книги, выставки, современные видеоигры, нужен патриотический интернет, патриотическое радио и ТВ».

Заявление Военно-исторического общества "Ежедневному журналу" комментирует историк, журналист, специалист по вопросам формирования общественного сознания Никита СОКОЛОВ.


В первую очередь нужно отметить две достаточно чудовищные вещи. Во-первых, заявление общества основано на непроверенном поводе, потому что Яценюк, упомянув «советское вторжение», имел в виду, что оккупация Украины в 1917 году и Восточной Германии после войны сходны между собой. Он совершенно не имел в виду ни Великую победу, ни 1941 год. Во-вторых, совершенно чудовищен язык этого заявления, это какой-то язык подворотни. Моё поколение такого не слыхивало, а старики подобное помнят только по 30-м годам. «Факелоносная мразь»—так уже никто и нигде не разговаривает.

Также надо отметить слова о том, что нам нельзя «проспать» молодёжь и необходима консолидация на основе ценностей, привитых нашей историей. В любой истории, в том числе и в нашей, есть множество различных обстоятельств, иные из которых действительно годятся в качестве ценностей, а другие — наоборот, совсем не повод для гордости, а напротив, предмет для сокрушения. Но этого государственная политика не понимает и считает, что история существует исключительно для того, чтобы ею гордиться. В то время как это, вообще-то говоря, опыт народа и его трагические и мрачные страницы могут иметь даже большую ценность именно в таком качестве, чтобы в дальнейшем на эти грабли не наступать. На примере этого заявления мы наблюдаем очередную попытку инструментализации истории, для того чтобы использовать её в качестве политической дубины, а не как общественно-полезное знание.

Если власти захотят создать новую идеологию — они ее создадут. Но люди моего возраста помнят брежневские времена, когда идеологическая машина работала, но веры в её продукты не было ни у кого никакой. Скорее всего выйдет нечто в этом роде. Главное, что мир становится устроен совершенно иначе. В конкурентной борьбе выигрывают не те, у кого идеология крепче, а те, у кого лучше построены институты для развития индивидуальных возможностей. Это — общемировой тренд, от которого нельзя уйти. Можно пытаться строить какой-то «православный Иран» с идеей Великой войны и победы в ней, но это будет означать только то, что мы точно проиграем технологическое, да и любое другое, соревнование.


Фото ТАСС/ Александр Астафьев














  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Законы Клишаса летят над страной
14 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. 
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.