Цензура
20 июня 2019 г.
Патриотические общественники требуют патриотического Интернета
14 ЯНВАРЯ 2015, НИКИТА СОКОЛОВ

ТАСС

Военно-историческое общество, возглавляемое министром культуры Владимиром Мединским, выступило с заявлением, которое формально является реакцией на интервью украинского премьера Арения Яценюка, обвинившего СССР во вторжении в Германию и Украину. Однако, заклеймив в очередной раз официальный Киев, военно-патриотические общественники, приступили к широким обобщениям: «Против нас — а значит, против правды, — начался новый блицкриг. Мы должны выступить в поддержку президентского курса и перейти в идеологическое контрнаступление по всему фронту — в этой войне за умы». Оказывается, «в условиях XXI столетия новая война, война за умы, ведется с той же беспощадностью, как приходилось драться нашим дедам в Севастополе, под Сталинградом и в битве за Берлин».

После этой констатации военно-исторические общественники (среди подписантов кроме Мединского значатся вице-премьер Дмитрий Рогозин и актер Михаил Пореченков, а также режиссер Никита Михалков) выдвигают конкретные требования: «Нам нельзя ''проспать'' молодежь. Нам необходима консолидация государства и общества на основе ценностей, привитых нашей историей. Нам необходим патриотический тренд в общественном сознании. Нужны фильмы, книги, выставки, современные видеоигры, нужен патриотический интернет, патриотическое радио и ТВ».

Заявление Военно-исторического общества "Ежедневному журналу" комментирует историк, журналист, специалист по вопросам формирования общественного сознания Никита СОКОЛОВ.


В первую очередь нужно отметить две достаточно чудовищные вещи. Во-первых, заявление общества основано на непроверенном поводе, потому что Яценюк, упомянув «советское вторжение», имел в виду, что оккупация Украины в 1917 году и Восточной Германии после войны сходны между собой. Он совершенно не имел в виду ни Великую победу, ни 1941 год. Во-вторых, совершенно чудовищен язык этого заявления, это какой-то язык подворотни. Моё поколение такого не слыхивало, а старики подобное помнят только по 30-м годам. «Факелоносная мразь»—так уже никто и нигде не разговаривает.

Также надо отметить слова о том, что нам нельзя «проспать» молодёжь и необходима консолидация на основе ценностей, привитых нашей историей. В любой истории, в том числе и в нашей, есть множество различных обстоятельств, иные из которых действительно годятся в качестве ценностей, а другие — наоборот, совсем не повод для гордости, а напротив, предмет для сокрушения. Но этого государственная политика не понимает и считает, что история существует исключительно для того, чтобы ею гордиться. В то время как это, вообще-то говоря, опыт народа и его трагические и мрачные страницы могут иметь даже большую ценность именно в таком качестве, чтобы в дальнейшем на эти грабли не наступать. На примере этого заявления мы наблюдаем очередную попытку инструментализации истории, для того чтобы использовать её в качестве политической дубины, а не как общественно-полезное знание.

Если власти захотят создать новую идеологию — они ее создадут. Но люди моего возраста помнят брежневские времена, когда идеологическая машина работала, но веры в её продукты не было ни у кого никакой. Скорее всего выйдет нечто в этом роде. Главное, что мир становится устроен совершенно иначе. В конкурентной борьбе выигрывают не те, у кого идеология крепче, а те, у кого лучше построены институты для развития индивидуальных возможностей. Это — общемировой тренд, от которого нельзя уйти. Можно пытаться строить какой-то «православный Иран» с идеей Великой войны и победы в ней, но это будет означать только то, что мы точно проиграем технологическое, да и любое другое, соревнование.


Фото ТАСС/ Александр Астафьев














  • Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.

  • Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.

  • Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2019
Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.
В блогах
5 ИЮНЯ 2019
Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.
Олигарх на «Коммерсанте»
22 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Специального корреспондента «Ъ» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики газеты Максима Иванова уволили за статью «Спикеры делать из этих людей», опубликованную в «Коммерсанте» 17.04.2019. Тема статьи — возможный уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначение на этот пост главы СВР Нарышкина. Статья написана в фирменном стиле «Ъ»: в нейтральном тоне и даже с известной симпатией к Матвиенко, в поведении которой журналисты разглядели элементы самостоятельности и даже некоторой фронды по отношению к чиновникам и к Госдуме.
Прямая речь
22 МАЯ 2019
Леонид Гозман: Пространство разрешённой свободы очень сильно сужается. Это происходит потому, что власти относительно недавно начали понимать, что потеряли все рычаги влияния на общество.
В СМИ
22 МАЯ 2019
"Ведомости": Все сотрудники отдела политики газеты «Коммерсантъ», включая редактора отдела Аллу Барахову, и заместитель шеф-редактора издательского дома Глеб Черкасов в понедельник подали заявления об увольнении...
В блогах
22 МАЯ 2019
Алена Солнцева: Радикально? Просто честно. Все-таки, если у людей есть достоинство, его с манной кашей не съешь.
Ну, за свободу печати. Не чокаясь
3 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 3 мая – Всемирный день свободы печати. В этот день 28 лет назад африканские независимые СМИ в столице Намибии городе Вундхуке подписали декларацию, в которой призвали правительства всех государств обеспечивать свободу прессы и ее демократический характер. Правительства, естественно, африканским независимым СМИ отказать не смогли и принялись обеспечивать… В России, например, с тех пор в связи с выполнением служебных обязанностей было убито свыше 300 журналистов, введена государственная цензура, а поле независимых СМИ выжжено дотла. 
Статистика как неуважение к власти
24 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Недавно принятый закон, карающий за неуважение к власти, который Путин и его обслуга задумывали как новое оружие против критики чиновников со стороны граждан, оказался оружием обоюдоострым. Поскольку дела «о неуважении» начали приобретать характер дискуссии о том, а за что, собственно, нынешнюю власть можно уважать. Иногда эта дискуссия носит вполне откровенно ернический характер. Например, ярославские интернет-СМИ «76.ру» и «Яркуб» подверглись блокировке за публикацию фотографии здания местного управления МВД с надписью из двух слов...