Цензура
17 февраля 2019 г.
Ростовскому блогеру Сергею Резнику удвоили срок
23 ЯНВАРЯ 2015, ГАЛИНА АРАПОВА



В четверг, 22 января, Ленинский районный суд Ростова-на Дону приговорил журналиста и блогера Сергея Резника к 3 годам лишения свободы. Основанием для этого послужили обвинения в оскорблении представителей власти и в ложном доносе. Это наказание сложилось с предыдущим сроком в 1,5 года, который журналист уже отбывал на момент возбуждения нового уголовного дела и который был им получен по аналогичным обвинениям в доносе, оскорблении должностного лица, а также в коммерческом подкупе.

Резник известен своей резкой критикой работы государственных органов в Ростовской области. На данный момент озабоченность его приговором уже выразили представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова, Европейская и Международная федерации журналистов, а также российский Союз журналистов, признавший Сергея Резника своим членом в ходе предыдущего дела, когда он уже находился в СИЗО. Правозащитная организация «Мемориал» объявила Резника политическим заключённым. Специально для «ЕЖ» ситуацию комментирует комментирует ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина АРАПОВА: 

«Фактически, Резник просто всех достал. Он очень импульсивный, с сильным внутренним чувством справедливости, которое его гложет, и он не стесняется в выражениях. Но ни одна из его публикаций не касались представителей власти лично, это всегда была критика их публичной деятельности на государственной службе. Особенно по поводу Климова, который засветился в махинациях со служебными квартирами, а позже ушёл в отставку. И хотя причинно-следственная связь не доказана, молодой прокурор с такими семейными связями в разгар своей карьеры просто так в отставку не уходит.



Самое главное, что если бы властям просто не понравилась лексика Резника, то лишить его свободы они бы всё равно не смогли, в 219 статье просто нет такой санкции. Поэтому, чтобы заткнуть его надолго, нужно было сделать так, чтобы появилась другая статья. В первый раз это был «коммерческий подкуп» и «ложный донос», а сейчас – только донос.  Оба обвинения – это калька с одного образца. Какая-то серьёзная статья ставится паровозом, а за ней прицепом идут претензии к тем самым записям, которые, собственно, и не понравились правоохранителям. Особенно вопиющим является то, что, помимо лишения свободы, был применён запрет на занятие профессиональной деятельностью. Это второй подобный случай за последние 20 лет, после «дела Аксаны Пановой».

Специфическое интернет-законодательство, касающееся блокировки, здесь не фигурирует. Но есть другая проблема, связанная с репостом. Дело в том, что текст, к которому предъявляет претензии представитель центра по борьбе с экстремизмом – не авторства самого Резника. Причём даже сторона обвинения признаёт, что определить авторство не удалось. Что любопытно, заголовок к этому тексту добавил сам Резник, но именно к заголовку никаких претензий не было. Таким образом, мы видим один из немногих примеров уголовного наказания за репост. Раньше были случаи административной ответственности в случаи репостов и лайков, но Уголовный кодекс применялся очень редко.

Если проводить параллели между «делом Резника» и судьбой «ЕЖа» и «Граней», то их можно провести только в том отношении, что интернет-издания были просто заблокированы, а Резника просто взяли и посадили. Это такая «ковровая бомбардировка».  В одном случае юридическое лицо, «ЕЖ», не может быть доступно читателю, а в другом – живой автор был отодвинут от интернета далеко и надолго. Но юридически механизмы очень разные, целую редакцию нельзя посадить, а одного человека – можно.



Проблема в данном случае именно с правоприменением. В закон об оскорблениях не помешало бы добавить, что необходимо именно использование неприличной формы, что следует из научного и юридического толкования, но в остальном к самой этой статье претензий нет. Интернет-законодательство, конечно, у нас не самое лучшее, но сейчас речь идёт о законодательстве общеуголовном, которое просто применили в ситуации, когда информация распространяется через интернет. Но, как и в случае с «ЕЖом», проблема в том, что суд не слушал никаких аргументов, будучи мотивирован иными причинами, кроме справедливости.

Вырабатывается очень опасный шаблон. Если ему следовать, то можно наказать полстраны. При том, что журналистика сейчас переживает не лучшие времена в России, очень сложно опубликовать независимый материал оффлайн, в газетах или пустить его по телевидению. И Интернет оставался единственной сферой, где можно было что-то говорить. А таким образом можно не только журналиста, но кого угодно взять и посадить. Это может заглушить любую публичную дискуссию».

 

Фотографии Владимира Стародумова предоставлены Галиной Араповой














  • Николай Сванидзе: Этот запрет усиливает «внутреннего редактора», бьёт по журналистскому цеху и по информированности общества.

  • РИА Новости: Группа депутатов Госдумы разработала поправки о повышении в несколько раз штрафов за распространение фейковой информации и оскорбление госсимволов...

  • zlatoalex: Законопроект о фейковых новостях и уважении к власти продемонстрировал провал популярности власти.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Российский депутат лицемерен, злобен и опасен
14 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, с каким скепсисом в конце прошлого года экспертное сообщество отнеслось к инициативе двух сенаторов и одного депутата внести изменения в российское законодательство, предусматривающие административную ответственность за распространение так называемых fake news и за неуважительные высказывания в адрес представителей власти и отечественных государственных символов? Мало кто тогда воспринял эти предложения всерьез, а глава СПЧ Михаил Федотов даже назвал их «нелепыми». Но прошло полтора месяца, и Михаил Александрович перестал называть предложения сенаторов Клишаса, Боковой и депутата Вяткина «нелепыми».
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Этот запрет усиливает «внутреннего редактора», бьёт по журналистскому цеху и по информированности общества.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2019
РИА Новости: Группа депутатов Госдумы разработала поправки о повышении в несколько раз штрафов за распространение фейковой информации и оскорбление госсимволов...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2019
zlatoalex: Законопроект о фейковых новостях и уважении к власти продемонстрировал провал популярности власти.
Говорить правду в России опасно
7 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В России, вопреки классику, говорить правду тяжело и опасно. И становится все опаснее. В Пскове, сообщают местные СМИ, следователи при поддержке спецназовцев, вооруженных автоматами и щитами, пришли с обыском к опасной правонарушительнице Светлане Прокопьевой. После пятичасового обыска ее отвезли в Следственный комитет, где мурыжили еще три часа, после чего отпустили, взяв обязательство являться по требованию следователя. Светлану, журналистку «Эха Москвы в Пскове», обвиняют в публичной поддержке терроризма (очевидно, это обстоятельство и объясняет участие спецназа). 
Прямая речь
7 ФЕВРАЛЯ 2019
Зоя Светова, журналист: ...гонение на журналиста – это наступление на свободу слова. А применение такой статьи – тревожный сигнал...
В СМИ
7 ФЕВРАЛЯ 2019
«Эхо Москвы»: Любая публичная критика государственной политики, особенно в сфере отношений граждан и силовых структур, воспринимается властями как прямая угроза власти.
В блогах
7 ФЕВРАЛЯ 2019
Виктория Ивлева: Светлана - образец не просто честного и бесстрашного человека, но еще и честного и бесстрашного журналиста.
Жаров готов убить Telegram за 20 миллиардов
19 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Герострат сжег храм Артемиды в 356 году до н.э., и сегодня, спустя 2374 года, его имя известно многим. В отличие от имен тех, кто создал это чудо архитектуры: Херсифрона, его сына Метагена и завершивших работу Пеония и Деметрия. Кто из ваших знакомых знает имена этих творцов? А Герострата помнят. Александр Александрович Жаров твердо решил превзойти Герострата. И преуспел. За 6 лет службы во главе Роскомнадзора Жаров добился блокировки более двух миллионов сайтов. Заблокированы ЕЖ.ру, Каспаров.ру, ГРАНИ.ру, несколько социальных сетей. Но вдруг триумфальное шествие Герострата-Жарова было прервано. На пути Жарова встал Павел Дуров, точнее, его детище, Telegram.
Прямая речь
19 ДЕКАБРЯ 2018
Леонид Гозман: Попытки запретить «Телеграм» и создать суверенный Интернет пролегают сразу и в линии запретов, и в желании создать иллюзорный мир.