Украина
30 сентября 2020 г.
Прямая речь
16 МАРТА 2015

Георгий Чижов, политолог:

Соответствующий закон уже принимали осенью, после первых Минских соглашений. Он предполагал установление «особого статуса» в рамках перемирия и провалился, в первую очередь, из-за того, что в самопровозглашённых республиках провели выборы по каким-то своим правилам, согласовав с Киевом сроки. После этого закон автоматически перестал действовать. А теперь, когда новые Минские соглашения фактически подтвердили старые и в «дорожной карте» урегулирования ситуации на Донбассе, в которую, впрочем, мало кто верит, появились слова о проведении выборов по законам всей страны, причём по тем, которые пока ещё не приняты, опять появляются отдельные районы со своим особым статусом, но с единым для всей Украины порядком выборов в органы местной власти.

Но как физически может быть произведено волеизъявление, пока не понятно. Даже если руководство республик согласится пойти навстречу Киеву и провести выборы по украинским законам, проконтролировать, что все процедуры соблюдены, будет очень трудно. Я не уверен, что туда хотя бы допустят наблюдателей от Украины в достаточном количестве. Но пока что Киев делает всё, чтобы показать: он не намерен отступать от Минских договорённостей и по мере затихания огня в Донбассе продолжит делать шаги, направленные на урегулирование.

Само это затихание, безусловно, есть. Нет полного прекращения огня, более того – стороны подозревают друг друга в подготовке каких-то наступательных действий, хотя в то, что Киев может на этой пойти, я не очень верю, Украине это сейчас не нужно. Но интенсивность огня и ежедневное количество жертв существенно снизились, определённая разрядка ситуации налицо.

Практически, нынешние соглашения очень похожи на то, что предлагали осенью. Уточнены некоторые моменты, которые были не очевидны тогда, уточнена линия отвода тяжёлых вооружений. Кроме того, фактическая территория ДНР и ЛНР с сентября увеличилась, хотя и не очень значительно. Основное отличие заключается в том, что в нынешних документах подробнее прописана «дорожная карта», кто что должен сделать. И ключевым моментом является то, что Украина должно получить контроль над своими внешними границами, но именно этот пункт вызывает наибольшие сомнения. Вряд ли самопровозглашённые республики и Россия позволят Украине это сделать, потому что тогда поставки вооружения и живой силы станут практически невозможными.

Вопрос экономического восстановления Донбасса в этих документах прямо не отражен. Это сейчас отдельная задача для экономистов: понять, что там вообще имеет смысл восстанавливать. Например, если говорить об угольной области, то она восстановлению уже не подлежит. Исторически так сложилось, что, когда большинство европейских стран отказалось от угля или свело его добычу к минимуму, и даже Россия в своей части Донбасса, в Ростовской области закрыла большинство шахт, где-то переориентировав рабочих в том числе и на деньги международных доноров, Украина упорно поддерживала убыточную отрасль. Но вряд ли теперь она, или Россия, или кто-либо ещё захочет к этому возвращаться. Так что даже если предположить, что боевые действия скоро закончатся, Донбасс ожидает глобальное хозяйственное перепрофилирование.

Но до этого ещё очень далеко. А пока Россия и представители республик настаивают на возобновлении работы украинской банковской системы в отдельных районах, а также на социальных выплатах. Грубо говоря, возник вопрос «кто будет кормить Донбасс», и противники Украины считают, что это должна быть Украина и больше никто. По Минским соглашениям Киев это обещал, однако уже после подписания документа возникли разногласия, в какой момент? Из Киева звучали утверждения, что это будет сделано уже после выборов и восстановления контроля над границей. А сепаратисты говорят обратное: сначала выплаты, а потом уже всё остальное. Это не очень простой спор, которые не удастся быстро решить.

Как и большинство наблюдателей, я с трудом верю в то, что нынешняя деятельность сможет привести к долгосрочному миру. Слишком много вопросов, которые кажутся нерешаемыми. Но хочется всё-таки быть оптимистом и рассчитывать, что мирный процесс пойдёт, пусть не сразу и не быстро. Это будет зависеть от доброй воли сторон. Общественное мнение в Украине сейчас склоняется к тому, чтобы построить оборонительные сооружения, «забор», который отделит самопровозглашённые республики, и постараться про них забыть. Однако по Минским соглашениям Украина обещала участвовать в восстановлении этих территорий и интегрировать их в остальную страну. Причём это является условием прекращения огня, и в противном случае ДНР и ЛНР готовы дальше воевать за финансирование со стороны Киева. Такой вот парадокс.

 

 







Прямая речь
29 ОКТЯБРЯ 2013

Фёдор Лукьянов, журналист, политолог:

Россия не раз говорила на разных уровнях, что с подписанием соглашения об ассоциации с Европейским Союзом все преференции и особые отношения закончатся, и Украина получает статус, так сказать, «наименьшего благоприятствования». Это относится и к газу, в случае с которым действует наиболее жесткая схема. Для самой России это рискованно, поскольку в случае новой газовой войны репутация Газпрома на европейском рынке может фатально пострадать, вне зависимости от того, окажется ли он прав или нет. Такого рода дипломатия вообще неэффективна, поскольку издержки для бизнеса и политической репутации превосходят краткосрочные достижения, что уже было продемонстрировано в ходе газовой войны в 2009 году.

Алексей Макаркин,