Цензура
25 июня 2019 г.
Поборники морали дошли до абсурда
28 АПРЕЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС



Патриотический подъём, охвативший страну в преддверии 70-летия победы в Великой Отечественной войне, проявился самым причудливым образом – с полок ряда крупнейших московских книжных магазинов исчез комикс Арта Шпигельмана «Маус». В настоящий момент его нет в сети «Республика», Московском доме книги, а также в магазине «Москва». Соответствующее решение было принято непосредственно руководством магазинов из-за того, что на обложке «Мауса» изображена свастика, степень оскорбительности которой растёт день ото дня. Ирония ситуации заключается в том, что книга Шпигельмана рассказывает историю пережившего Холокост отца автора по имени Владек, представители разных народов изображены в виде различных животных: евреи – мыши, немцы – кошки, французы – лягушки и так далее. Выход этого комикса и получение им в 1992 году Пулитцеровской премии стали заметными вехами в длительном процессе наделения самого жанра комиксов статусом «серьёзного искусства», а сама книга Шпигельмана является на данный момент обязательным чтением в немецких школах как своеобразная «прививка», а также способ описать, чем именно был Холокост.

Сам факт того, что многочисленные работники книжных магазинов не знали или не пожелали вспомнить всю эту информацию, не удивителен. Проблематика Холокоста в России всегда оставалось на втором плане по отношению к общей трагедии всех советских народов, заплативших за победу миллионами жизней, да и комиксы у нас даже не начинали путь к признанию, который они по большому счёту уже прошли на Западе. С практической точки зрения, исчезновения «Мауса» из ряда магазинов тоже не должно служить поводом для паники: скорее всего, после окончания праздничных мероприятий он снова будет доступен в продаже, да и сейчас его можно купить, например, в магазине «Чук и Гик». Но всё это никак не исправит другую, гораздо более серьёзную проблему — чудовищную мифологизацию современного российского культурного пространства, тотальную замену понимания символами.

Максим Блант

За что, собственно, по всему миру так яро не любят фашистов? За жестокость, возведённую на государственный уровень, за несправедливую судебную систему, обрекающую тысячу людей на попадание внутрь чудовищного репрессивного аппарата без какой-либо возможности оправдаться, за откровенное признание того, что преступления могут быть оправданы высшими интересами какой-то абстрактной группы людей, которую поднимает на знамя власть. Ответов может быть очень много, но объединяет их одно: фашистов ненавидят за то, что они делали, а не за то, во что они одевались и что рисовали на знамёнах. Визуальная эстетика всегда лишь отсылает к этим действиям, с чем и могут быть связаны запреты на её использование. Нормальный человек борется не со скрещенными определённым образом палочками, а с ненавистью, нетерпимостью или вмешательством государства в те сферы, где и духу его быть не должно.

В России же на наших глазах произошла шизофреническая подмена, в результате которой символ, картинка или пластмассовый солдатик стали врагами сами по себе, а реальные преступления, которые оформленная с помощью этого символа книжка пытается описать и предотвратить в будущем, отходят на второй план. И готовность людей, профессионально торгующих книгами, без малейшей административной команды принять такие правила игры как объективную данность, пугает, потому что наводит на мысль, что с годами это общественное расстройство будет не проходить, а только укореняться.


1. Иллюстрация - Арт Шпигельман "Маус". Перевод с английского Василий Шевченко.
Издательство CORPUS
, Москва, 2013 год
2. Фотография Максима Бланта

















  • Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.

  • Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.

  • Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2019
Дождь: ...товарищ майор по закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» может получить доступ к интимным фото и перепискам, даже если они зашифрованы.
В блогах
5 ИЮНЯ 2019
Илья Яблоков: И ещё к новостям свободного цифрового мира: Госдеп сканирует мой фейсбук, а ФСБ мой Тиндер. Боюсь представить чем занимается МИ5.
Олигарх на «Коммерсанте»
22 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Специального корреспондента «Ъ» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики газеты Максима Иванова уволили за статью «Спикеры делать из этих людей», опубликованную в «Коммерсанте» 17.04.2019. Тема статьи — возможный уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначение на этот пост главы СВР Нарышкина. Статья написана в фирменном стиле «Ъ»: в нейтральном тоне и даже с известной симпатией к Матвиенко, в поведении которой журналисты разглядели элементы самостоятельности и даже некоторой фронды по отношению к чиновникам и к Госдуме.
Прямая речь
22 МАЯ 2019
Леонид Гозман: Пространство разрешённой свободы очень сильно сужается. Это происходит потому, что власти относительно недавно начали понимать, что потеряли все рычаги влияния на общество.
В СМИ
22 МАЯ 2019
"Ведомости": Все сотрудники отдела политики газеты «Коммерсантъ», включая редактора отдела Аллу Барахову, и заместитель шеф-редактора издательского дома Глеб Черкасов в понедельник подали заявления об увольнении...
В блогах
22 МАЯ 2019
Алена Солнцева: Радикально? Просто честно. Все-таки, если у людей есть достоинство, его с манной кашей не съешь.
Ну, за свободу печати. Не чокаясь
3 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 3 мая – Всемирный день свободы печати. В этот день 28 лет назад африканские независимые СМИ в столице Намибии городе Вундхуке подписали декларацию, в которой призвали правительства всех государств обеспечивать свободу прессы и ее демократический характер. Правительства, естественно, африканским независимым СМИ отказать не смогли и принялись обеспечивать… В России, например, с тех пор в связи с выполнением служебных обязанностей было убито свыше 300 журналистов, введена государственная цензура, а поле независимых СМИ выжжено дотла. 
Статистика как неуважение к власти
24 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Недавно принятый закон, карающий за неуважение к власти, который Путин и его обслуга задумывали как новое оружие против критики чиновников со стороны граждан, оказался оружием обоюдоострым. Поскольку дела «о неуважении» начали приобретать характер дискуссии о том, а за что, собственно, нынешнюю власть можно уважать. Иногда эта дискуссия носит вполне откровенно ернический характер. Например, ярославские интернет-СМИ «76.ру» и «Яркуб» подверглись блокировке за публикацию фотографии здания местного управления МВД с надписью из двух слов...