Хозяева страны
23 января 2020 г.
Васильева может не отделаться условным сроком
30 АПРЕЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Похоже, громкое дело «Оборонсервиса», послужившее причиной отставки экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, становится ареной борьбы силовых структур. Одни настроены спустить дело на тормозах и отпустить фигурантов с большими, но условными сроками. Другие добиваются примерного наказания  бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгении Васильевой. Как удалось выяснить газете «Коммерсант», в отношении нее было возбуждено новое уголовное дело по факту продажи по заниженным ценам сельскохозяйственного предприятия ОАО «Ленинградское», расположенного в Краснодарском крае.

По данным газеты, до мая 2009 года «Ленинградское», располагавшее 4,8 тысяч га посевных площадей и 2,2 тысяч голов скота, имело статус федерального государственного унитарного сельскохозяйственного предприятия Северо-Кавказского военного округа. Затем его акционировали, включив в военный холдинг «Агропром». Потом сельскохозяйственный актив Минобороны был признан непрофильным и с разрешения экс-министра обороны Анатолия Сердюкова реализован. Сделку подготовила и провела Васильева при участии других подсудимых по первому делу «Оборонсервиса». Причем ОАО было продано по заниженной цене - ущерб превысил 1,2 млрд рублей. Прокуроры передали материалы в главное военное следственное управление СКР, которое возбудило уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере».

Таким образом, даже если Пресненский суд, в котором заканчивается рассмотрение первого уголовного дела в отношении Евгении Васильевой, приговорит обвиняемых к условным срокам, как того требует прокуратура, избежать реального заключения фигурантам дела будет не так-то и просто. Ситуацию «Ежедневному журналу» комментирует Александр Гольц:

Это отражение того, что в верхах продолжается борьба вокруг «дела Васильевой» и как относятся к Анатолию Ивановичу Сердюкову и его наследию. Более-менее очевидно, что весь этот процесс не имеет ровным счётом никакого отношения к борьбе с коррупцией, поскольку и Васильева, и её шеф вели обычную жизнь, характерную для путинской элиты. Ничего чрезмерного они не совершали. Кроме того, характер обвинений, строящихся на том, что какая-то собственность была продана дешевле, чем могла быть продана – это, конечно же, самое зыбкое, что только можно себе представить. Потому что при доказывании вины в этом случае надо учитывать гигантское количество разных факторов: рыночную ситуацию в данный конкретный момент, экономическое положение в стране и так далее. Понятно, что в таких условиях эксперт может прийти к любому необходимому выводу в соответствии с желаниями того, кто заказал ему экспертизу.

По-видимому, сейчас в схватке сошлись два бюрократических клана. Один хочет безусловного осуждения Васильевой, чтобы тем самым окончательно вбить гвоздь в крышку гроба сердюковских реформ. А другой считает, что допустить этого никак нельзя. И поэтому несчастные судейские, получающие разные звонки из разных «башен Кремля», страшно мучаются необходимостью какого-то выбора между противоречащими руководящими указаниями. С этим и связано безумное решение, предложенное прокуратурой: 8 лет за хищение в особо крупном размере, но условно. Объяснить это чем-либо, кроме борьбой в верхах, невозможно.

Но очевидно, что тот клан, который не удовлетворён таким приговором, которому нужно, если называть вещи своими именами, иметь заложника, немедленно начинает второе, третье, четвёртое дело.







Фото
Антона Новодережкина/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Я думаю, что главное тут – отставка Медведева, которого Путин спрятал «за пазухой». Но с какой целью, непонятно. 

  • «Коммерсант»: И после рассуждений обо всех конституционных реформах Владимиру Путину еще предстоит ответить на один простой вопрос: «А зачем?»

  • Кирилл Рогов: В некотором смысле нынешнее правительство – это такое правительство мечты президента Путина. Отряд четких и современных исполнителей-управленцев...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Блеск и нищета спецоперации
23 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
За двадцать лет путинского правления пора бы уже привыкнуть: всякая перемена во власти разрабатывается и осуществляется Владимиром Путиным как спецоперация. Готовится в абсолютной тайне, проводится стремительно. При этом зрители, к которым относится все подведомственное население и, что еще смешнее, те, кто вроде бы участвует во всех этих ужимках и прыжках, еще долго ежатся, вертят головой, как если бы их неожиданно обкакала птичка, и спрашивают себя: «А что же это, черт побери, было?» Вспомним увольнение Касьянова. Вспомним назначение Зубкова, когда замысел главного начальника не понял даже его ближайший конфидент Сергей Иванов.
Прямая речь
23 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Я думаю, что главное тут – отставка Медведева, которого Путин спрятал «за пазухой». Но с какой целью, непонятно. 
В СМИ
23 ЯНВАРЯ 2020
«Коммерсант»: И после рассуждений обо всех конституционных реформах Владимиру Путину еще предстоит ответить на один простой вопрос: «А зачем?»
В блогах
23 ЯНВАРЯ 2020
Кирилл Рогов: В некотором смысле нынешнее правительство – это такое правительство мечты президента Путина. Отряд четких и современных исполнителей-управленцев...
Правительство будет менее разговорчивым
22 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Большинство комментаторов, пишущих о заменах в правительстве РФ, начинают с фиксации того, что имена министров, и новых и старых, не имеют значения, поскольку политику в РФ определяют не министры, и не вице-премьеры, и не премьер. При всей очевидности этой истины она требует некоторого уточнения. Поскольку, будучи винтиками и шестеренками путинской государственной машины, все эти министры все-таки живые люди, которые вносят в общую атмосферу российской государственности свои личные запахи, эмоции, разговаривают, в конце концов. Ну и, кроме того, внутри довольно узкого коридора заданной «генеральной линии партии» существуют, пусть и небольшие, варианты ее реализации.
Прямая речь
22 ЯНВАРЯ 2020
Михаил Бергер:  Нужно обратить внимание на то, что средний возраст у новых персонажей ниже, чем у тех, кого они заменили.
В СМИ
22 ЯНВАРЯ 2020
"Комсомольская правда": Президент России Владимир Путин обязал правительство готовить ежегодные доклады, в которых будет приведены анализ, оценка и прогноз продовольственной безопасности России.
В блогах
22 ЯНВАРЯ 2020
Александра Ливергант: Министры пошли из надзорных ведомств: Мурашко - из Росздравнадзора, Кравцов - из Рособрнадзора. С премьером-налоговиком без присмотра не останемся
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.