В оппозиции
18 июня 2019 г.
Итоги недели. Поговорим о делах наших скорбных. Позиция оппозиции
25 СЕНТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Всю уходящую неделю неравнодушная общественность с пеной у рта (и в данном случае это вовсе не метафора) обсуждала итоги различных телодвижений отечественной оппозиции. В первую очередь, разумеется, воскресный митинг в Марьине, организованный Алексеем Навальным. Но не только. Говорили и о выборах, и о перспективах, и о возможностях. С наиболее резкой критикой последних оппозиционных мероприятий и кампаний выступил Гарри Каспаров. Впрочем, далеко не он один.

Главная претензия — мы последовательно сдаем окоп за окопом. С этим утверждением спорить достаточно трудно: итоги региональных выборов для протестного движения выглядят неутешительными, уличная активность сместилась из центра столицы на окраину, перспективы предстоящей думской кампании весьма туманны. Однако многие представители московской интеллигенции и гражданские активисты не разделяют таких оценок. Их позиция следующая: мы будем действовать в предложенных обстоятельствах — участвовать в заведомо воровских выборах и выходить на митинги, где бы их ни согласовывали. Так нам удастся сохранить протестное движение, не подставляя людей под омоновские дубинки.

Замечу сразу: мне представляется, что такая стратегия имеет право на существование хотя бы потому, что поддерживается большим числом граждан. По каким причинам — следующий вопрос.

Людям, пришедшим на митинг в Марьине, было хорошо. Они слушали толковые честные выступления, общались с единомышленниками, делились мнениями, впечатлениями, планами. В условиях враждебной окружающей среды терапевтический эффект таких впечатлений трудно переоценить. И в этом непреходящая ценность протестных акций, где бы они ни проводились. Поэтому неудивительна жесткая реакция на любую попытку взглянуть на происходящее критическим взглядом. Вам как бы говорят: не смейте отнимать у нас последнюю радость!

Ни в коем случае не приуменьшая значения вышеприведенного фактора, позволю себе все же отметить, что любое протестное действо — хоть демонстрация, хоть митинг — должно иметь ясно осознаваемую цель. По крайней мере, оппозиционные политики, просто в силу своей профессиональной принадлежности, обязаны ее формулировать. И добиваться того, чтобы она стала популярной среди их сторонников (избирателей). Тактика «Давайте говорить друг другу комплименты», наверное, очень духоподъемна, но вряд ли эффективна.

Именно в этой связи есть смысл поговорить о будущем протестного движения. Причем о ближайшем!

Сегодня среди апологетов идеи соглашаться на все условия властей при проведении массовых мероприятий наиболее популярен тезис, который опровергнуть достаточно сложно: мэрия не согласует центр больше никогда, поэтому пойдем, куда пустят. А если попробовать посопротивляться?

В четверг Комитет протестных действий выступил с инициативой проведения новой массовой протестной акции в центре Москвы. Нам представляется важным, чтобы среди организаторов акции было как можно больше оппозиционных партий и движений, а среди заявителей — лидеры протестного движения, правозащитники, деятели культуры. Но не это сегодня главное.

Очень важно, чтобы значительное число жителей Москвы, потенциальных участников будущего марша, подключились к его подготовке еще на стадии согласования. Мы разработаем такую программу действий, которая будет включать в себя не только организацию предмаршевых пикетов, раздачу уведомительных или агитационных материалов. Нам, например, представляется крайне важным, чтобы в день, когда городские власти будут рассматривать заявку оппозиции, к зданию мэрии подошли сотни москвичей. Не нарушая никаких законов, не поднимая транспарантов и не выкрикивая лозунгов, они будут спокойно стоять и ждать результата. И чем больше будет людей, тем выше шанс на то, что акцию согласуют.

Слом привычных форматов должен стать новой стратегией оппозиции. Это, кстати, не в меньшей степени касается и предстоящей думской кампании. Сегодня ни Михаил Ходорковский, ни Алексей Навальный, согласно законодательству, не могут претендовать на места в Госдуме. А почему, собственно, мы должны соглашаться с этими бредовыми ограничениями?! Я считаю, что федеральный список на выборах 2016 года должны возглавить все лидеры оппозиции. И вот вам сразу главный предвыборный лозунг предстоящей кампании — «Требуем регистрации оппозиционного списка!».

Нереально, скажете вы. Это вам сейчас кажется, что нереально. А если в поддержку такого требования на улицы Москвы выйдут сотни тысяч горожан, то ситуация сразу изменится. Причем до неузнаваемости!

Просто нужно отчетливо понимать: другого инструмента в руках, другого способа переломить ситуацию у нас нет и в ближайшее время не будет. Иначе нам действительно останется только говорить друг другу комплименты, находить радость в общении и взаимных улыбках, а решение насущных проблем переложить на детей и внуков.

Потому что самим лень, неохота, да и страшновато, если честно…


Фото: Россия. Москва. 20 сентября 2015. Участники митинга оппозиции "За сменяемость власти" в районе Марьино. Вячеслав Прокофьев/ТАСС














  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.