Дело Литвиненко
31 марта 2020 г.
Прямая речь
22 ЯНВАРЯ 2016

Алексей Макаркинполитолог, заместитель директора Центра политических технологий:

В ближайшее время крупных последствий от доклада не будет. На Западе сейчас никто не готов взять на себя ответственность за срыв достигнутых компромиссов по Украине и Сирии. Всё и так непросто, ходят слухи, что сирийские переговоры могут быть отложены по причине того, что не удаётся согласовать состав делегации оппозиции, так как до сих пор не ясно, кто там террорист, а кто нет. Соответственно, западные и арабские страны смотрят на Россию в надежде, что она все-таки уговорит Асада пойти на переговоры. Одновременно растут ожидания того, что удастся договориться по Украине, прошла встреча Суркова и Нуланд в Калининграде. И если сейчас вдруг будут приняты какие-то масштабные решения и введены серьёзные санкции, то эти процессы могут быть поставлены под угрозу.

Поэтому на сегодняшний день всё ограничится какими-то символическими жестами, призванными показать, что Британия сильно недовольна произошедшим. Но не будет ничего, что вызвало бы гнев Кремля и выходило бы, с точки зрения России, за рамки того, к чему она уже привыкла. Отношения с Британией и так плохие, и к каким-то действиям ограниченного характера Москва готова.

Однако тут есть два момента, которые представляют для российской власти достаточно серьёзный риск. Один связан с тем, что через несколько недель или месяцев будет обнародован голландский доклад, посвящённый самолёту, сбитому над Донбассом в 2014 году. И может иметь место кумулятивный эффект. Трагедия с «Боингом» гораздо более свежая, и уже сейчас понятно, что доклад не будет благожелательным в отношении России, иначе не было бы нужды в резких заявлениях со стороны чиновника Росавиации. Западные страны постараются проявить осторожность, но возможно всякое, так как есть фактор общественного мнения. В Британии дело Литвиненко многими уже забыто и актуализируется только в связи с определёнными событиями вроде вчерашнего. Но история с самолётом свежая, и эффект тут может быть совсем иным.

Вторая проблема носит ещё более серьёзный характер. Доклады, подобные вчерашнему, не забываются. Сейчас многие западные политики исходят из того, что в условиях продолжения украинского и сирийского конфликтов к России надо подходить, исходя из принципов Real Politic. Не надо её отталкивать, наоборот, необходимо привлекать к решению конфликтов, одновременно сдерживая. Это прагматичный подход, и он пока работает. Но ситуация может измениться. Это российская власть может не обращать внимания на общественное мнение внутри страны, когда речь идёт об активных внешнеполитических действиях. В России население поддержит внешнюю политику власти, причём, что интересно — самую разную. Когда российский президент встречался с американским — поддерживали, когда была перезагрузка — поддерживали, когда Россия присоединила Крым — поддерживали, в Сирии — поддерживают. В общем, российское общественное мнение внешней политике благоволит. Конечно, есть исключения, люди не поддержат, например, передачу японцам Курильских островов. Но в общем и целом, если нет очевидного урона, то россияне одобряют все действия, особенно не интересуясь при этом подробностями, отдавая эти вопросы на откуп государственным деятелям и дипломатам.

Кроме того, российскому общественному мнению свойственно неприятие темы прав человека, если это не касается соотечественников. Люди считают, что эта тема раздувается Западом с целью ослабления России и на неё не надо обращать внимания. Но на Западе тема прав человека и наказания виновных в нарушении этих самых прав является одним их ключевых моментов, а право на жизнь вообще является основополагающим правом. И это оказывает серьёзное влияние на внешнюю политику через СМИ и институты гражданского общества. Конечно, когда речь идёт о крупных договорённостях по поддержанию стабильности в отдельных регионах мира, то может действовать и Real Politic. Но в общем и целым на доклады, подобные вчерашнему, нельзя просто закрыть глаза.

Поэтому главная проблема для российской власти и в связи с делом Литвиненко, и в связи с будущим голландским докладом — то, что эти темы не уйдут. Когда-нибудь закончатся конфликт на востоке Украины и война в Сирии. Рано или поздно это произойдёт. Но доклады останутся, и поднятые в них вопросы будут появляться в разных форматах как своего рода Дамоклов меч, висящий над российской властью.

 












  • Новые известия: В Кремле считают, что «квазирасследование» британского суда по факту смерти экс-сотрудника спецслужб Литвиненко способно ухудшить российско-британские отношения.

  • Екатерина Шульман: Есть ощущение, что сами два исполнителя могут через некоторое время поплохеть здоровьем, учитывая нравы их организации и здравую практику "зачистки концов". Но может, наоборот...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судья — очевидность. Очевидность с тяжким итогом
22 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Судья Роберт Оуэн, который весь последний год вел независимое публичное расследование гибели бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко, с гордостью заявил, что не истратил весь бюджет, выделенный на дознание. Впрочем, вряд ли стоит удивляться этому факту. Думаю, уже к тому моменту, когда сэр Роберт Оуэн только приступил к ознакомлению с обстоятельствами убийства друга и соратника Бориса Березовского, на планете Земля не осталось здравомыслящих людей, которые бы сомневались в том, что успешное покушение на жизнь г-на Литвиненко — дело рук депутата Госдумы Андрея Лугового и предпринимателя Виктора Ковтуна.
В СМИ
22 ЯНВАРЯ 2016
Новые известия: В Кремле считают, что «квазирасследование» британского суда по факту смерти экс-сотрудника спецслужб Литвиненко способно ухудшить российско-британские отношения.
В блогах
22 ЯНВАРЯ 2016
Екатерина Шульман: Есть ощущение, что сами два исполнителя могут через некоторое время поплохеть здоровьем, учитывая нравы их организации и здравую практику "зачистки концов". Но может, наоборот...