Путин и общество
05 декабря 2020 г.
Нападение на члена СПЧ Игоря Каляпина
18 МАРТА 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Ровно через неделю после того, как на границе Чечни и Ингушетии избили журналистов и правозащитников и сожгли их автобус, в Грозном 15 хулиганов напали на члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игоря Каляпина.

Нападавшие забросали правозащитника яйцами, мукой, зеленкой и тортом. Во время нападения неизвестные нанесли удар украинскому консулу Александру Ковтуну. Дипломат Ковтун, как и правозащитник Каляпин, прибыл в Грозный, чтобы присутствовать на суде по делу украинцев Николая Карпюка и Станислава Клыха, обвиняемых в участии в первой чеченской войне на стороне сепаратистов.

До нападения к главе Комитета по предотвращению пыток Игорю Каляпину пришел администратор отеля «Грозный-сити» и потребовал покинуть гостиницу.

На сайте Чеченской государственной телекомпании «Грозный» информация о нападении на правозащитника сопровождается комментарием политолога Дмитрия Ефремова, который объяснил, что «это естественная реакция гражданского общества Чечни на появление Игоря Каляпина». К сожалению, политолог Дмитрий Ефремов, в недавнем прошлом комиссар Евразийского союза молодежи, не приводит описание полного перечня естественных реакций гражданского общества Чечни, а также список лиц, при контакте с которыми эти реакции наступают.

Дополнительные характеристики Чеченской Республике и ее гражданскому обществу незадолго до нападения дал уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев. Чеченский правозащитник в интервью радиостанции «Говорит Москва» заявил, что предыдущее нападение на журналистов, по его мнению, организовал как раз Игорь Каляпин: «Это мое личное мнение, как у человека, знающего их методы, повадки, характер этих людей. Я с ними более 10 лет знаком и знаю, на что способен Каляпин, «Мемориал» и другие организации под вывеской правозащитников, получающие огромные деньги из-за рубежа». Конец цитаты.

СПЧ по этому случаю опубликовал заявление, в котором выражает солидарность с подвергшимся издевательствам коллегой, требует поиска виновных и их наказания, а также выражает убеждение, что в России не должно быть территорий, на которых не действуют российские законы.

Итак. Нападение на члена Совета при президенте РФ произошло открыто, при свете дня. Буквально только что совершено разбойное нападение на журналистов и правозащитников. На сайте государственной телекомпании размещен комментарий, одобряющий это нападение. Уполномоченный по правам человека Чечни транслирует абсурдные обвинения в причастности Игоря Каляпина и других правозащитников, в том числе и «Мемориала», к организации предыдущего разбойного нападения на журналистов.

В связи с вышеизложенным возникают некоторые вопросы. Первый: контролирует ли хоть что-нибудь на территории Чечни ее глава Рамзан Кадыров? В том числе действия собственных чиновников и силовиков. Если ответ «нет», то зачем и кому он нужен. Если ответ «да», то тогда появляется второй вопрос. А именно: до какого предела Путин готов терпеть плевки Кадырова на свой пиджак? До тех пор, пока в лицо не плюнет? Впрочем, это все были вопросы вполне риторические, то есть не требующие ответов. Но есть и реальный вопрос. К членам СПЧ. Они что, действительно считают, что вот этот изданный ими жалобный писк и есть адекватный ответ на публичные издевательства, которым Кадыров и его банда подвергают россиян вот уже который год и с каждым днем все наглее и откровеннее? Нет ли желания у господина Федотова взять билет до Грозного, заселиться со всем своим СПЧ в отеле «Грозный-сити» и провести там выездное заседание, на которое пригласить Кадырова и надеть ему на голову торт, забросав яйцами, облив зеленкой по доброму чеченскому обычаю и продемонстрировав тем самым, что у СПЧ также, как и у гражданского общества Чечни, имеются естественные реакции и здоровое чувство юмора? Если это невозможно, по той, например, причине, что у господина Федотова нет яиц, то не лучше ли ему распустить СПЧ, чтобы не позорить слова «гражданское общество» и «права человека»?




Фото: Россия. Москва. 28 июля 2015. Председатель межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток" Игорь Каляпин во время пресс-конференции, посвященной ликвидации организации. Pavel Golovkin/АР/ТАСС












  • Никита Соколов: Всё уже давно расследовано и исследовано, как послевоенными следственными комиссиями, так и историками. Что нового тут может сказать Следственный комитет — непонятно.

  • "Новая газета": 28 ноября родственники бывшего узника нацистских лагерей, 94-летнего волгоградца Василия Н., достали из его почтового ящика конверт с письмом из Следственного комитета.

  • Борис Вишневский: Лучше бы занялись расследованием сталинских преступлений, где большинство преступников ушли от наказания. И свидетели не нужны: все материалы есть в архивах НКВД-КГБ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Государство допрашивает стариков с пристрастием
2 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Следственный комитет России организовал массовые вызовы на допросы пожилых людей по поводу преступлений нацистов во время Второй мировой войны. Пока в качестве свидетелей, а там как пойдет. Российское государство взялось за стариков всерьез. Сначала у них украли пенсии. Старики немного повозмущались, потом смирились. Затем их объявили дискриминируемой группой 65+, запретили выходить из дома, а для верности отобрали льготы на проезд в транспорте. Видимо, начальство убеждено, что тех, кто платит за проезд, вирус не берет. Некоторые решили назло государству выжить и стали гулять по квартире.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2020
Никита Соколов: Всё уже давно расследовано и исследовано, как послевоенными следственными комиссиями, так и историками. Что нового тут может сказать Следственный комитет — непонятно.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2020
"Новая газета": 28 ноября родственники бывшего узника нацистских лагерей, 94-летнего волгоградца Василия Н., достали из его почтового ящика конверт с письмом из Следственного комитета.
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2020
Борис Вишневский: Лучше бы занялись расследованием сталинских преступлений, где большинство преступников ушли от наказания. И свидетели не нужны: все материалы есть в архивах НКВД-КГБ.
Дед и дети, или Открытый урок Путина
2 СЕНТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда Владимир Путин предстанет перед судом, а я убежден, что этот суд неизбежен в той или иной форме, отдельным пунктом обвинения должно стать растление миллионов детей и подростков, школьников и студентов, которым нынешний президент России занимается вот уже третий десяток лет. Открытый урок Путина, который состоялся 01.09.2020, назывался «Помнить – значит знать» и был, разумеется, посвящен 75-летию Победы. Все полтора часа, которые шел этот «урок», Путин говорил о событии, к которому не имел ни малейшего отношения, но ни разу не произнес слово «Беслан»...
Прямая речь
2 СЕНТЯБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: Происходит общественная трансформация, и власти взялись одновременно за семью, за остатки медиа, за регулирование интернета и, конечно, за образование...
В СМИ
2 СЕНТЯБРЯ 2020
Интерфакс: Путин каждый год поздравляет школьников с Днем знаний. Как правило, он делает это лично, совмещая эти встречи с поездками в регионы. 
В блогах
2 СЕНТЯБРЯ 2020
Евгения Пастернак: Сегодня, как метко написали где-то в телеграмме тот, кто не поступил винтил тех, кто поступил. Война ОМОНа со студентами. Силы с интеллектом.
Новое величие людоедов
7 АВГУСТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Приговор по делу «Нового величия», который 6.08.2020 огласил судья Люблинского суда Александр Маслов, стал одним из самых суровых приговоров не только путинскому режиму, а, пожалуй, что и всей стране. Пять внедренных провокаторов: сотрудник ФСБ Рад Зелинский («Константинов», «Руслан Д.»), сотрудник угрозыска Максим Расторгуев, сотрудник Росгвардии Руслан Кашапов, внедренный оперативник Юрий Испанцев и осведомительница центра «Э» Ольга Пшеничникова (агент «Кошка») организовали «преступление», затем сами же его «раскрыли», довели до суда и с помощью своего подельника, судьи Александра Маслова, добились обвинительного приговора.
Прямая речь
7 АВГУСТА 2020
Зоя Светова: То, что абсолютно невиновным людям выносят обвинительные приговоры, меня совершенно не удивляет. Это общая практика в Российской Федерации...