В оппозиции
25 июня 2019 г.
Сергею Мохнаткину повредили позвоночник и добавили срок
ТАСС

Суд города Котлас приговорил Сергея Мохнаткина к одиннадцати месяцам заключения «за оскорбление сотрудника ФСИН». Это в довесок к тем четырем с половиной годам, что Мохнаткин отбывает по обвинению в избиении полицейского, которое, якобы, произошло в конце 2014 года. А до этого был еще один срок от 2009 года, тоже за насилие в отношении представителя правоохранительных органов. Однако и сегодня уголовное дело, которое объективно и непредвзято рассмотрел котласский суд и по которому принял решение, что Мохнаткин проведет в заключении почти на год больше ранее отмеренного, не единственное. Есть еще одно, и судебное разбирательство по нему впереди. А на суде в Котласе Мохнаткин не мог ни сидеть, ни стоять. По всей видимости, он нанес представителю ФСИН настолько обидное оскорбление, что теперь у него сломаны ребра и поврежден позвоночник. Впрочем, судебно-медицинская экспертиза травмы Мохнаткина зафиксировала, но причину их возникновения установить не смогла и с оскорблениями в адрес тюремного начальника никак не связала. По словам же самого подсудимого и осужденного, его били шесть человек.  

Сергей Мохнаткин – фигура уже, конечно, совершенно легендарная. Он, с одной стороны, символ бескомпромиссного жесткого протеста, а с другой – ярчайший пример того, что российское государство сегодня карает «несогласных» в том числе по принципу «произвольной выборки». Свое первое дело Сергей Мохнаткин заработал в 2009 году, когда перед Новым годом оказался на Триумфальной площади абсолютно случайно. Никакого отношения к протесту он до того момента не имел. Спустя пару лет появится Болотное дело, и подавляющее большинство осужденных по нему так же до мая 2011 года ни к какой оппозиционной деятельности отношения не имели.

Такой подход, с моей точки зрения, имеет вполне логичное объяснение и очевидную цель. Хватая людей, никак не причастных к протесту, до сей поры не участвовавших в уличных акциях, не состоящих ни в каких оппозиционных организациях, государство как бы предупреждает граждан: близко не подходите к этой теме! Потому что виновным в итоге может оказаться любой! То есть, по сути, речь идет о превентивной воспитательной мере. А то, что в итоге рушатся судьбы людей, российское государство, разумеется, в расчет не берет. Или наоборот – берет.

В то же время опыт показывает, что сегодня именно из таких «случайных» людей вырастают самые ярые борцы с нынешним российским режимом. Сергей Мохнаткин – ярчайшее тому подтверждение.         


Фото: Россия. Москва. 24 апреля 2014 год. Оппозиционер Сергей Мохнаткин, обвиняемый в нападении на полицейского, во время рассмотрения дела в Тверском суде. Зураб Джавахадзе/ТАСС 

ПОМОГИ ЕЖУ!

Если вы приняли решение поддержать «Ежедневный журнал»,
вы можете сделать перечисление с назначением платежа 

«ЦЕЛЕВОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ «ЕЖЕДНЕВНОГО ЖУРНАЛА»















  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...