КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеИльдар Дадин, ИК-7 и непотопляемая ФСИН

2 ДЕКАБРЯ 2016 г. ЕЛЕНА САННИКОВА

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Два заявления прозвучали в минувший понедельник практически одновременно. Заместитель главы ФСИН Валерий Максименко назвал Ильдара Дадина «талантливым имитатором». Несколько часов спустя в Сахаровском центре родственники заключенных колонии, в которой содержится Ильдар Дадин, рассказали о жесточайших истязаниях и пытках.

Заместитель главы ФСИН произнес набор общих фраз. Родственники заключенных в деталях рассказали о преступлениях администрации колонии. Факты прозвучали более страшные, чем те, что сообщил Ильдар Дадин.

Не Дадин оказался «талантливым имитатором», а Максименко – талантливым демагогом, который пытается выгородить свое ведомство и «заболтать» жесточайшую проблему. Будто бы следуя законам жанра, этот чиновник поблагодарил «хороших» правозащитников, которые «не поддались на провокации и сохранили независимость» (какие провокации? от кого независимость?). Затем пожурил «нехороших» правозащитников, которые зачем-то специально дискредитируют сотрудников ФСИН и ради этого специально собирают «недостоверные факты»… В ходе проверки, мол, ничего не подтвердилось (стандартная, до боли знакомая формула дежурной отписки), и потому эти «нехорошие» не имеют «ни единого достоверного и подтвержденного факта». Свое ведомство Максименко назвал открытой и прозрачной структурой.

Достоверные и подтвержденные факты прозвучали в тот же день на пресс-конференции. Люди рассказали о том, как заключенных часами держат на морозе в одном нижнем белье, как целый год человека держат в штрафном изоляторе, максимально допустимый срок содержания в котором – 15 суток. Рассказали о том, что такое растяжка, пронизывающая тело нестерпимой болью и рвущая сухожилия. Брошенного на пол заключенного избивают ногами, бьют по голове. После избиений по голове специальными молотками у заключенных появляются эпилептические припадки…

Система ФСИН, эта прямая наследница сталинского ГУЛАГа, была и есть глубоко закрытая для посторонних глаз структура. Если бы только в Сегеже садисты орудовали, неужели руководство ведомства не потрудилось бы навести порядок в этой колонии, сменить начальство, восстановить законность в отдельно взятом исправительном учреждении? Но колоний, подобных ИК-7 в Сегеже, по стране – не одна и не две, а целая сеть, которая имеет кроме всего прочего и огромную коррупционную составляющую. Потому заместителю главы ФСИН и приходится лгать, успокаивая уставшую от стрессовой информации общественность и демонстрируя уверенность в безнаказанности своих коллег.

О том, что в местах лишения свободы бьют и пытают, известно давно. Правозащитники много лет уже пытаются донести до людей весь ужас и ад нашей пенитенциарной системы, которую жизненно необходимо реформировать. Правозащитники говорили о том, что на заключенных тренировался действовать дубинками ОМОН, что в администрации колоний нередко работают откровенные садисты, избивающие и истязающие заключенных собственноручно. Много говорилось о том, что самые низы уголовного мира – насильники и закоренелые убийцы – используются начальством для подавления других заключенных. Так называемые «секции дисциплины и порядка», в которых орудовали подобные уголовники, официально отменены, этого добиться удалось, но та же практика действует теперь неофициально. И о том, что существуют пыточные колонии, в которых «профилактические» избиения начинаются сразу же при поступлении заключенного с этапа, и о том, что в системе ФСИН бытуют пытки, сравнимые по жестокости со средневековыми, что уровень унижения и подавления человека и человеческого достоинства зашкаливает, – обо всем этом многократно писалось, на конференциях и круглых столах говорилось и обсуждалось… Да вот только до широкой общественности плохо доходило. Нужно было попасть в Сегежскую колонию такому человеку, как Ильдар Дадин, чтобы общество проснулось и заговорило об этом.

Условия содержания заключенных – это как лакмусовая бумажка. Там, где они человечны – человечно и все общество. В таких странах резко снижается уровень преступности, повышается социальная защищенность каждого человека. А там, где за решеткой и колючей проволокой унижают и бьют – все общество неблагополучно. Сегодня бьют преступника, завтра – случайно угодившего за решетку человека, а там уж, глядишь, и невиновные начинают попадать в тюрьмы, потому что жестокость и беззаконие, как зараза, расползаются по всей правоохранительной системе страны. А от этого уже – один шаг до политических репрессий, до ситуации, когда количество политзаключенных в стране возрастает день ото дня, а узники совести, заступавшиеся за других людей, попадают в пыточные зоны.

Не следует забывать, что ГУЛАГ-ГУИТУ-ФСИН – очень сильное ведомство, имеющее свое лобби во всех структурах власти. Мы наблюдали недавно, как злонамеренно была разрушена правозащитная составляющая системы ОНК, с таким трудом выстроенная гражданской общественностью. Ведомство отстаивает свою закрытость, борется с правдой о себе, утверждается в чувстве своего права на полный произвол.

Это прекрасно продемонстрировал заместитель главы ФСИН Максименко, назвав Ильдара Дадина «талантливым имитато