В оппозиции
22 марта 2019 г.
Чем заняться оппозиции
19 ДЕКАБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

«Жалкое зрелище, просто душераздирающее зрелище, — сказал ослик Иа-Иа. — Все же не могут. А некоторым и не приходится. Тут ничего не попишешь». Хотите, считайте это эпиграфом к тексту о съезде партии ПАРНАС, а можете считать это эпитафией…

Вялые, но успешные попытки обеспечить лидерство главного начальника партии Михаила Касьянова, гордый уход несогласных с «узурпацией власти», происходивший до, во время и после съезда. Глубоко содержательный спор демократов о том, следовало ли выдвигать в партийные списки отъявленных националистов и антисемитов. Изгнание усомнившихся и торжественное переизбрание верных соратников. Готов спорить, через некоторое время будем наблюдать нечто подобное и внутри партии «Яблоко». Нет сомнений, что Григорий Алексеевич подавит оппозицию так же уверенно, как и Михаил Михайлович. С тем, чтобы получить свои полтора процента – то есть три процента на обе партии (ну, шесть процентов, если принять на веру рассуждения о синергетическом эффекте, который неизбежно даст себя знать, если случится невозможное, и Явлинский первый раз с момента создания партии рискнет объединиться хоть с кем-нибудь во имя нашего светлого демократического будущего).

В силу молодости одних и недостатках образования других представителей оппозиции происходящее кажется им чем-то трагическим, ошибки руководителей неисправимыми, а измены – совсем уж непростительными. На самом деле ничего из ряда вон выходящего не происходит. Нормальные проблемы демократической оппозиции в авторитарном обществе в момент победы реакции, наступления естественной апатии населения и милитаристской истерии, раздуваемой официальной пропагандой. В этих условиях оппозиция оказывается в сверхтяжелом положении не только и не столько из-за репрессий режима. Главная проблема в том, что в силу конкретных исторических обстоятельств население вполне довольно властью и глубоко равнодушно к ценностям вышеупомянутой оппозиции. В этих условиях «разброд и шатания» в ее рядах, дрязги и предательства являются совершенно естественным явлением. Переживать по этому поводу – все равно, что переживать по поводу снега в декабре.

Куда более сложным является ответ на вопрос о стратегии и тактике оппозиции в этой ситуации. Вот на этом, а не на бесконечном выяснении отношений стоило бы сейчас сконцентрироваться. Подозреваю, что корень наших проблем – не в режиме Владимира Путина, а в том, что, увы и ах, подавляющее большинство народа разделяет предрассудки и иллюзии главного начальника страны. Так что стратегией оппозиции, причем не на годы, а на десятилетия должно стать просвещение сограждан. Это тяжелая и неблагодарная работа, но без нее все разговоры о приходе демократии в нашу страну останутся сотрясением воздуха. Ведь на каждом крутом повороте российские граждане будут возвращаться к своей удобной и уютной дикости.

Разумеется, конечно, какие-нибудь внезапные кризисы («черные лебеди», как теперь принято говорить) могут в одночасье перевернуть устоявшиеся взгляды россиян. Однако нынешнее состояние оппозиции не дает абсолютно никаких шансов, что эти партии способны в минуты роковые стать альтернативой действующей власти.

Вот почему сейчас следовало бы сконцентрироваться не на написании длинных документов, содержащих банальные обвинения в адрес кровавого режима и вполне пустые призывы к всеобщему протестному единению. В настоящее время необходимо попытаться понять, откуда «черные лебеди» могут прилететь. Мне кажется, что серьезные потрясения могут быть вызваны либо резким ухудшением экономического положения страны, либо тем, что Кремль, переоценив силы, ввяжется в широкомасштабную военную авантюру. На этот случай уже сейчас надо всерьез (не рассчитывая креативность функционеров и собственное гениальное наитие) заняться вместе с профессионалами, прежде всего социологами, работой над лозунгами и призывами, которые могли бы быть поддержаны народом в кризисной ситуации.

В этом случае участие в выборах, по поводу чего демократическая общественность всякий раз начинает усиленно ломать копья, приобретает ясный смысл. Обязательное участие в очевидно нечестных выборах необходимо для того, чтобы обкатать эти лозунги, посмотреть, как они работают. А еще как ведут себя партийные активисты, насколько они способны к публичной деятельности.

Наконец, нельзя полностью исключать (хоть это выглядит сейчас и невероятным), что в результате какого-то жесткого кризиса Кремль попытается резко сменить тренды развития. На случай новой «перестройки» следует, конечно, разработать ясные программы развития страны.  

При этом надо понимать, что подобная стратегия вовсе не гарантирует победы. Просто все остальное имеет немного смысла…

 

Фото: Россия. Москва. 17 декабря 2016. Лидер Партии народной свободы (ПАРНАС) Михаил Касьянов (слева на дальнем плане) на съезде партии ПАРНАС. Александр Щербак/ТАСС














  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.