Итоги года
20 февраля 2018 г.
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017, МИХАИЛ ХОМЯКОВ
ТАСС

Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно. Маячки расставлены, «иностранные агенты» поименованы, крестики на дверях дожидаются погромщиков, а погромщики – сигнала сверху. Все это обсуждалось уже неоднократно, и останавливаться подробно на мрачных прогнозах нет никакого смысла.

Довольно детально обсуждались и основные события, так или иначе связанные с российской экономикой или способные оказать на нее серьезное влияние. Brexit, победа Дональда Трампа, соглашение со странами ОПЕК о сокращении добычи нефти, приватизация «Роснефти» и арест Алексея Улюкаева. Каждое из этих событий можно было бы подробно разобрать, напомнить о сопровождавших его бурных дискуссиях, повторить в двадцать пятый раз аргументы участников этих дискуссий, высказать свою точку зрения…

Вместо этого обсудим одну новость из разряда «предпраздничных курьезов», появившуюся в канун Нового года и разошедшуюся по российским СМИ, благодаря предновогоднему «безрыбью» — дефициту «серьезных» новостей. Итак, в Германии в рождественские каникулы цена на электроэнергию опустилась до нуля, и немцы в Рождество за электричество ничего не платили. Произошло это за счет сезонного спада потребления и высокой мощности установленных в стране ветрогенераторов, которые и обеспечивали страну бесплатным электричеством.

Любопытно, что за несколько дней до появления этого сообщения Путин проводил «большую» пресс-конференцию, где тема альтернативной энергетики была вскользь затронута. Путин заявил, что развивать это направление, наверное, нужно, но торопиться не следует – слишком уж это дорогое удовольствие. Вот и в Европе субсидии в сектор снижают из-за непомерных расходов, которые ложатся на плечи налогоплательщиков. Тут впору поздравить гражданина соврамши. Государственные субсидии в возобновляемую энергетику в Европе действительно снижаются, а то и вовсе сходят на нет. Вот только причина в том, что сектор в состоянии поставлять на рынок энергию по конкурентным ценам и в субсидиях больше не нуждается. Аналогичная ситуация и в США, где цена киловатта, получаемого солнечными и ветряными электростанциями, опустилась ниже цены станций, сжигающих углеводороды.

В последние годы возобновляемая энергетика – самый динамично развивающийся сектор мировой экономики. Причем мировым лидером по инвестициям в этот сектор и по скорости строительства ветряных, солнечных, геотермальных и гидроэлектростанций является Китай – последняя надежда российских сырьевиков. Пока в России отдельно взятые руководители крупных государственных нефтяных компаний выбивают из правительства льготы для освоения новых крупных месторождений в Восточной Сибири, а изрядная часть остатков экономики занимается строительством и обслуживанием магистральных трубопроводов для наращивания экспорта нефти и газа, остальной мир движется в ровно противоположном направлении.

Сегодня за пределами России уже никому в голову не придет ставить под сомнение наличие глобального потепления и тот факт, что вина за это лежит на человеке. В мире сложился консенсус: сжигать углеводороды плохо, ближайшие десятилетия необходимо посвятить тому, чтобы отказаться от этой дурной привычки.

ТАСС

А теперь, собственно, о событии 2016 года, которое способно оказать определяющее влияние на российскую экономику в долгосрочной перспективе – речь идет как минимум о ближайшем десятилетии. В начале ноября вступило в силу Парижское соглашение по климату, в рамках которого его участники взяли на себя долгосрочные обязательства по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу. Соглашение вступило в силу после того, как его ратифицировали страны, ответственные за более чем 55% всех мировых выбросов ПГ. Причем, в отличие от Киотского протокола, где обязательства брали на себя только развитые страны, в Парижском соглашении сокращать выбросы должны все. Еще одно отличие от Киотского протокола заключается в том, что нынешнее климатическое соглашение вступило в силу в рекордно короткие сроки, причем безо всякого участия России (сыгравшей в Киотском протоколе решающую роль). Из стран «большой двадцатки» не ратифицировали Парижское соглашение только две страны – Россия и Турция.

В России решение отложено до «после выборов» — вынесение на рассмотрение парламента состоится не ранее 2019-2020 года. А до этого министерства и ведомства будут всесторонне изучать возможные последствия ратификации для российской экономики, готовить нормативную базу, вносить поправки в энергетическую стратегию…

Самое неприятное заключается в том, что львиная доля негативных последствий для российской экономики в ее нынешнем виде наступит вне зависимости от того, ратифицирует Россия соглашение или нет. Постепенный отказ экономически значимых стран от сжигания углеводородов и сокращение мирового спроса на них уже предопределены. Российский экспорт в долгосрочной перспективе выглядит не самым надежным источником доходов. При этом Россия в рамках Парижского соглашения приняла на себя обязательства, которые, в отличие от большинства других участников, позволят ей в ближайшие годы наращивать выбросы. Так что никаких резких мер принимать не потребовалось бы, вполне можно было после ратификации спокойно готовить нормативную базу и вносить поправки в энергетическую стратегию.

Можно, конечно, наплевать на все эти экологические глупости, соглашение не ратифицировать вовсе и заняться чем-нибудь важным, например, реиндустриализацией. Тогда растущий внутренний спрос на энергоносители хотя бы отчасти компенсировал бы долгосрочное снижение экспорта. Россия окончательно поднялась бы с колен, вернула себе прежнее величие (дальше продолжать не стоит – у сторонников Глазьева все равно получается лучше). Более того, в страну потекли бы иностранные инвестиции – тот же Китай (да и не один Китай) с радостью перенес бы в Россию самые грязные производства, гарантировав себе выполнение обязательств в рамках соглашения по климату.

Вот только такая стратегия очень быстро привела бы к санкциям в отношении всего российского экспорта. И запретительные пошлины в отношении «грязных» российских товаров объяснялись бы не только экологической озабоченностью мирового сообщества, но и экономическими выгодами, которые получали бы российские производители, избавленные от необходимости следовать жестким экологическим стандартам. К экономическим потерям добавились бы репутационные и политические. Вина за глобальное потепление, ущерб от которого уже сейчас вполне ощутим, легла бы на Россию.

Пока отказ от ратификации никем даже в России всерьез, похоже, не рассматривается. Однако чем дольше она будет откладываться, тем вероятнее будет описанный выше сценарий.


Фото: 1. Россия. Москва. Район Капотня. Марина Лысцева/ТАСС
2. Франция. Страсбург. 04.10.2016. Европарламент ратифицировал Парижское соглашение по климату. Panoramic/Zuma\TASS














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.