Цензура
06 декабря 2019 г.
Места, где находится пресса в России и США
20 ЯНВАРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



В последние дни произошло несколько событий, наглядно иллюстрирующих разницу между тем местом, где находится пресса в России, и тем местом, которое журналисты занимают в США.

Журналисты телеканала «Дождь» заинтересовались тем, по какой причине глава «Роснефти» Игорь Сечин ездит с мигалкой. Обратились с запросом к главе его пресс-службы Михаилу Леонтьеву. Поскольку Сечин, по крайней мере формально, не входит в круг высших должностных лиц государства, вопрос естественный и довольно простой. Это же не бестактный вопрос о том, где деньги от продажи 19,5% «Роснефти», а также о том, у кого, собственно, теперь эти 19,5%.

Ответ Леонтьева на простой и естественный вопрос о мигалке тоже восхищает свой первозданной простотой и естественностью. Он короткий, поэтому приведу его полностью: «Пройдите, пожалуйста, в жопу. Примите уверения в нашем неизменном почтении. Михаил Владимирович Леонтьев». Конец цитаты. Комментируя этот текст, несколько неловко вспоминать статьи 38, 39 и 40 закона «О СМИ», в которых как-то упущен такой вариант ответа на запрос СМИ. Тут проблема поднята (или опущена) на совершенно иную высоту. Тут уже не о праве речь. Дело ведь не в поведении существа, которое в результате многолетней и вполне добровольной деградации утратило целый ряд присущих человеку признаков. Такое бывает. Проблема в том, что «Дождю» (а вместе с ним и всей российской прессе) совершенно не нужно направляться в дальний поход, чтобы оказаться там, куда его послал сечинский холуй. Поскольку и «Дождь», и все остальные российские СМИ там уже довольно давно обосновались, а большинство весьма уютно устроились и неплохо себя чувствуют.

Чтобы понять, какие меры надо предпринять российским журналистам, дабы поменять дислокацию, стоит обратиться к недавнему открытому письму Кайла Поупа, главного редактора журнала для представителей прессы Columbia Journalism Review, адресованное Дональду Трампу от лица пресс-пула Белого дома.

В ответ на многократные попытки Трампа, предпринятые им во время избирательной кампании, надеть намордник на прессу, Кайл Поуп от имени своего цеха очень вежливо объяснил избранному президенту его место в стране, государстве и в истории США. Вот несколько фраз из его обращения, которые всем сотрудникам российских СМИ надо повесить у себя в офисах и дома над кроватью, чтобы постоянно помнить, чем то, чем они занимаются, отличается от журналистики: «Вы можете устанавливать правила для общения с прессой, но и мы тоже можем устанавливать свои. В конце концов, эфирное время и место на полосах, на которые вы хотите повлиять, принадлежат нам, а не вам. Мы, а не вы решаем, как лучше работать для наших читателей, слушателей и зрителей. Отнеситесь к тому, что написано ниже, как к основе для ожиданий от прессы в ближайшие четыре года».

И далее журналист по пунктам объясняет избранному президенту США, что его попытки ограничить доступ журналистов к Белому дому — это «приятный вызов», поскольку журналисты очень хорошо умеют находить альтернативные способы добывания информации. Что в случае необходимости чиновным лжецам может быть объявлен бойкот. Что ложь Трампа и его представителей будет постоянно разоблачаться.

И еще несколько очень важных вещей сказал Кайл Поуп. Он признал, что пресса в значительной степени утратила доверие общества, и заявил, что журналисты, понимая это, приложат все усилия, чтобы вернуть это доверие. Важный пункт о журналистской солидарности: «Мы будем работать вместе. Вы попытались разделить прессу и использовать соперничество репортеров для разжигания семейных ссор. Этому настает конец… Когда вы попытаетесь заткнуть или игнорировать журналиста на пресс-конференции, вы столкнетесь с единой командой».

О месте в истории журналистов, прессы и самого Трампа: «Мы играем вдолгую. В лучшем случае вы останетесь на своей работе восемь лет. Мы своей занимаемся столько, сколько существует государство, и наша роль в этой великой демократии признавалась и подтверждалась не раз. Вы заставили нас вновь подумать о самых фундаментальных вопросах: кто мы такие и зачем мы здесь. За это мы вас благодарим».

Чтобы написать такой текст от имени цеха и при этом не выглядеть смешно, надо, чтобы этот цех на протяжении многих лет вел себя несколько иначе, чем ведет себя российская пресса. Надо, чтобы СМИ проявили ту солидарность и бесстрашие в противостоянии с властью, которые они продемонстрировали в случае с обнародованием «бумаг Пентагона», сыгравшим решающую роль в прекращении Вьетнамской войны и в предании гласности Уотергейтского скандала. Надо, чтобы журналисты поддерживали своих коллег, которые отстаивали свои права на неразглашение источников информации, как это делали журналисты США.

 Американские журналисты приняли вызов, который бросила им власть в лице избранного президента. В России журналисты раз за разом упускали такую возможность. И в сравнительно вегетарианские ельцинские времена, после начала Кремлем кампании тотальной лжи в отношении первой и, особенно, в отношении второй чеченской войны, когда ведущими журналистами было отвергнуто предложение объявить медийный бойкот самым оголтелым лжецам во главе с Ястржембским (в сравнении с нынешними он просто ангел и святой, но тем не менее). И в начале путинского правления, когда ведущие СМИ отказались солидарно выступить в поддержку убиваемого НТВ, а некоторые потирали руки, радуясь, что власть убирает конкурента.

Только что член Общественной палаты Москвы Павел Данилин написал донос главе Следственного комитета России на Виктора Шендеровича. Данилин попросил принять «меры пресечения» по отношению к Шендеровичу и рассмотреть его текст на наличие экстремизма в соответствии со статьей 282 УК РФ. В фейсбучном тексте Виктора Анатольевича Данилин считает преступными следующие слова: «руки у россиян по генетической традиции растут из жопы, а голова в результате отрицательной селекции, называемой “особый путь развития”, набита по преимуществу ботвой».

Тему Данилина раскрывать нет никакой охоты, поскольку и темы-то такой не вижу. Тема доносов давно раскрыта, и после слов Довлатова добавить нечего. Остается тема защиты оставшихся в России нормальных людей. Статья 282 УК РФ — это срок. Андрей Пионтковский, после того как на него по доносу возбудили уголовное дело за его статью о Чечне, вынужден был уехать из России. Шендеровичу тоже ехать, или в стране есть силы, которые способны защитить человека от травли? «Эхо», «Дождь», «Новая», кто там еще шевелится… Это же ваш автор, тот, ради кого вас смотрят, слушают и читают. Может, стоит на минутку вылезти из того места, куда вас отправил Миша Леонтьев, и проявить солидарность с коллегой? Вдруг понравится чувствовать себя людьми и это войдет в привычку? По-моему, стоит попробовать. Вернуться обратно на место всегда можно…

 

 



Иллюстрация: Вася Ложкин (мнение автора картины может не совпадать с мнением автора текста)












  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...