Украина
22 февраля 2019 г.
Президент Порошенко обрывает контакты с Россией

ТАСС

В минувшую среду в главной украинской правительственной газете был опубликован указ президента Петра Порошенко о новых ограничительных мерах в отношении ряда российских физических и юридических лиц. Теперь в списке тех, кто оказался под украинскими санкциями, больше тысячи людей и почти пятьсот компаний. Согласно этому решению, блокировке подлежат, в том числе, такие популярные социальные сети, как «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также «Яндекс» и «Мэйл.ру» со всеми своими сервисами. Под запретом оказались «Лаборатория Касперского», информационное агентство «Россия сегодня» и чуть ли не все крупнейшие российские телекомпании. Впрочем, «под запретом» — термин, который не вполне точно описывает последние ограничительные меры. Так, скажем, правительство уже заявило, что никаких карательных мер в отношении лиц и даже компаний, которые станут обходить блокировку, предпринимать не будут.

По словам украинских официальных лиц, жесткие меры предприняты с единственной целью — «ограничить на территории Украины агитационные и пропагандистские усилия России, направленные на дестабилизацию ситуации в Украине». Отдавая себе отчет в том, что подобные меры весьма сомнительны с точки зрения эффективности, украинские власти признают, что хотят лишь «частично ограничить влияние российской пропаганды» на украинских граждан.

В свободном мире данное решение было воспринято, прямо скажем, прохладно. Ограничительные меры в отношении Интернета и в Америке, и в Европе всегда воспринимаются в штыки, какими бы мотивами они ни объяснялись. Официальные лица в России тоже, разумеется, жестко раскритиковали указ Петра Порошенко, после приятия которого начали блокироваться коммуникационные сервисы, одинаково популярные и в России, и в Украине. Некоторые даже с позиций поборников свободы слова. Так, замминистра связи Алексей Волин высказался в том смысле, что такая недемократичная мера может быть эффективной, только если по поводу ее принятия в обществе есть определенный консенсус. (Например, когда мы говорим о детской порнографии, легко себе представить, что большинство пользователей выступит за ограничение подобного контента.) В иных же случаях, как полагает высокопоставленный чиновник, раздраженные граждане легко обойдут искусственные препоны.

Тут самое время вспомнить, что подобное здравомыслие и широту взглядов Алексей Константинович демонстрировал далеко не всегда. Скажем, три года назад, когда местный Роскомнадзор по исключительно идеологическим мотивам заблокировал (и по сей день блокирует) такие сайты, как «Ежедневный Журнал», «Каспаров.ру» и «Грани.ру», г-н Волин на демократические ценности не ссылался, а говорил лишь о «непрофессионализме» работающих на порталах журналистов, подставивших своих работодателей.

Как любой прогрессивный человек доброй воли, я, разумеется, выступаю против ограничительных мер в Интернете, которые, конечно, наносят значительный урон обычным пользователям. В то же время, как гражданин России (то есть страны, осуществившей агрессию в отношении Украины и аннексировавшей часть ее территории), я признаю право руководства Украины любыми способами этой агрессии противостоять. Если президент Порошенко уверен, что данные меры помогут снизить разрушительный эффект от российской пропаганды (а уж кому, как не нам с вами, знать, насколько он может быть разрушительным), значит, у него есть не только право, но и обязанность эти меры незамедлительно принять. И  не нам с вами укорять его за это. На то существует украинский народ, который сам разберется со своим президентом.             




Фото: Сергей Коньков/ТАСС












  • Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.

  • Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...

  • Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Цивилизационный выбор Украины стал необратимым
8 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Поправки в Конституцию Украины, в преамбуле которой теперь будет закреплено положение о «европейской идентичности украинского народа и необратимости европейского и евроатлантического курса Украины», были приняты Верховной радой 7.02.2019. «За» — 334 из 385 присутствующих, «против» — 35. То есть «за» — вся Рада, «против» — один «Оппозиционный блок». Цивилизационный выбор Украины с момента обретения ею независимости менялся несколько раз. В Декларации о государственном суверенитете, принятой Верховным советом Украины в 1990 году, было записано, что в будущем Украина должна стать нейтральным государством...
Прямая речь
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.
В СМИ
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...
В блогах
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь.