Что делать?
26 сентября 2017 г.
Почему россиянам нужен независимый суд?

ТАСС

Придет время, и россияне устанут «вставать с колен на карачки», кичиться имперским прошлым и нынешним бесправием, захотят перенять опыт развитых стран. Тех, где не платят регулярно дань чиновникам за возможность заниматься предпринимательством или журналистикой, где силовики не всесильны, не «крышуют» и не «отжимают» прибыльные бизнесы, где не разворовывают собранные с населения налоги, где молодому поколению дают хорошее образование, а пенсионеры живут достойно. Россия вновь созреет пойти по европейскому пути. А что в нем главное?Разделение властей, справедливый и независимый от исполнительной власти и парламента суд, равенство граждан перед законом.

Если для тех, кто жирует на «откатах» и «распилах» бюджета, важнее «своя» мафиозная исполнительная власть, то для простых граждан прежде всего важны гарантии от произвола власть имущих, нужна справедливость. Гарантировать справедливость, защищать права и свободы граждан обязан суд. Но нашему суду россияне не верят. По опросам социологов, три четверти граждан не надеются найти в судах справедливость и защиту. Для нашего суда характерно «телефонное право», когда связанная системной коррупцией мафия – силовики, следователи и чиновники диктуют судье приговор или решение.

Когда прохожих спрашивают: «Что у нас в России важнее: закон или указание начальства?», подавляющее большинство отвечает: второе! Наш суд, к сожалению, не является и честным экономическим регулятором. Судьи часто оказываются сообщниками в рейдерских захватах предприятий и устранении конкурентов. Вспомните хотя бы «дело Магнитского».

Наш судья — винтик карательной машины. Полицейский поймал преступника, следователь выявил обстоятельства, прокурор поддержал государственное обвинение, а судья покарал обвиняемого. Этакий «карательный конвейер». То же самое произойдет, если на митинге омоновцы схватят протестующего гражданина. Судья считает, что карать того, на кого укажет власть – его обязанность. А ведь судья должен быть независимым арбитром! Не связанным ничьим мнением!

В судебном процессе у судьи, в отличие от прокурора, дознавателя или следователя, не должно быть начальства. И он не вправе защищать интересы государства. Он обязан защищать одно лишь право, Конституцию. Но именно этого и не допускает нынешняя организация российского суда, традиции, состав карманных послушных судей и власть судебной бюрократии.

В начале 1990-х была сделана попытка переделать нашу судебную систему по примеру развитых стран. Был учрежден Конституционный суд, введен пожизненный срок полномочий судьи, что делало его независимым. Однако эти нововведения вступили в противоречие с интересами мафии, которая и составляет политическую элиту нашей страны.

Губернаторы жаждали иметь управляемые суды, крупный бизнес хотел «крышу» в лице министров и губернаторов, хотел решать дела «по понятиям», а не по закону. Президент нуждался в управляемом суде, который выносил бы оппозиции заказные приговоры.По инициативе Путина в начале 2000-х годов былипробиты брешив независимом статусе судей:введен возраст отставки и установлены широченные основания для дисциплинарной ответственности.

Привлечь судью можно, например, за критику верховной судебной власти. Члены судейских комиссий, принимающие решение о дисциплинарной ответственности судьи, прекрасно понимают, что, отказывая председателю суда в его «требовании наказать строптивца», сами могут попасть под «дисциплинарку». Вдобавок у председателей судов были сохранены административные функции по отношению к судьям. Они решали кому какое дело дать. А для того, чтобы судьи не спорили с судейским начальством, просто ввели повторное назначение на должность судьи. Нелоялен власти – пошел вон!

Иметь в России справедливый суд мешает и массовое сознание. У большинства средневековые представления о праве и демократии. Фонд ИНДЕМ провел опрос: «Должен липрезидент иметь право отменять решения суда, если онивредят интересам государства?» Вопрос провокационный, он противоречит Конституции, но большинство ответило положительно. Не понимают россияне разделения властей! Как это американский судья может наложить запрет на исполнение неконституционного указа президента Трампа! Как может итальянский прокурор возбудить дело против премьера Берлускони!

Чтобы судиться с властью, нужны административные суды

Нам нужен справедливый уголовный суд – наказывать преступников и оправдывать невиновных. Нам нужен справедливый гражданский суд – решать споры между гражданами. Но нам очень нужны и административные суды – разрешать споры граждан с органами власти!

Это и защита прав собственности при сносе пятиэтажек, это и отмена норм законов, порождающих коррупцию, это отмена поборов, вроде системы ПЛАТОН, и многое другое. В других странах проблему квалифицированных судей, ориентированных на ограничение экспансии бюрократии, решили созданием специальных административных судов. Например, такие суды эффективно работают в Германии.

А в России? Такие суды не созданы. Споры граждан с властью рассматриваются обычными гражданскими судами. А кто там работает судьями?Треть действующего судейского корпуса составляют выходцы из аппаратов судов, 17% – бывшие прокурорские работники, 16% – вчерашние полицейские. А вот бывшие адвокаты в судейском корпусе нежелательны, на их кандидатуры наложен негласный запрет. Чаще всего судьями в России становятся секретари судов, помощники судей, получившие плохое заочное образование «без отрыва от производства» (заочно получили образование 60% судей!).

К моменту получения диплома им исполняется требуемые по Конституции 25 лет и они имеют необходимый пятилетний стаж работы. Средний возраст начала карьеры нашего судьи – 31 год, 57% надевают мантию судьи до 30 лет. Малоквалифицированные судьи-девушки не хотят самостоятельно принимать решения о противозаконных действиях власти, они находятся с ней в одной мафиозной упряжке. Вот и просят дать заключения «экспертов» из тех самых ведомств, против которых граждане подают в суд. Разумеется, заключения делают в пользу власти. А судьи переписывают их в решения суда.

В США на должность судьи приходят зрелые люди, имеющие большой авторитет в юридических кругах, как правило, бывшие адвокаты. Средний возраст кандидатов в судьи – 40–45 лет.

В США право граждан на оспаривание решений органов власти регулируется федеральным законом. Он обязывает суд, если это обоснованно, объявить незаконными и отменить любые решения ведомства, которые он найдет: произвольными или несоответствующими закону; противоречащими конституционным правам, полномочиям, привилегиям; совершенными с превышением компетенции или ограничений, без соблюдения процедурных норм, требуемых законом.

Но самое главное, в СШАэтот закон работает,люди обращаются в суд и добиваются справедливых решений! Вот что значит реальное разделение властей! Вот что значит справедливый суд! Когда мы добьемся этого в России?

Почему нам нужен суд присяжных

Сфера полномочий суда присяжных за последние годы властями существенно сужена. Из его полномочий исключены многие важные категории дел. Почему? Потому, что суд присяжных у нас – как глоток справедливости. Это та сфера судопроизводства, где на практике действует принцип состязательности суда, где обвиняемый может рассчитывать на объективность и справедливость. Если доказательств вины недостает, то прокурор и судья обычно склоняются на сторону обвинения. Кроме того, судьи могут решать дела по указке начальства. Присяжные же не отвечают за успех уголовного преследования, они, как правило, не признают обвиняемого виновным, если у них есть сомнение в доказанности его вины.

Так как в российском уголовном процессе господствует обвинительный уклон, доля оправдательных приговоров ничтожна. Она меньше одного процента, в то время как в царской России составляла около 30%. Если за точку отсчета принять процент оправдательных приговоров, выносимых в России судами присяжных (это 15%), то сегодня в тюрьмах нашей страны сидят сотни тысяч граждан, вина которых не доказана.

Присяжные хорошо чувствуют пороки законодательства, своими решениями они нередко корректируют неправовой закон. Не случайно, в последние годы власть последовательно сужала сферу суда присяжных. Из его компетенции изъяты уголовные дела о государственной измене, шпионаже, диверсии, массовых беспорядках, попытках захвата власти, все дела, связанные с государственной тайной.

Суд присяжных – очень эффективный инструмент правосудия. Он был бы полезен в делах об экономических преступлениях. Присяжные вполне могут разобраться в том, пытаются ли человека осудить за ошибку в бухгалтерской отчетности, за неопытность или для того, чтобы лишить его бизнеса и собственности. Да и в гражданских делах есть категории, где такой суд очень помог бы.

Фото: Россия. Москва. Статуя Фемиды в городском суде. Фото ИТАР-ТАСС/ Геннадий Хамельянин












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.
Система социального обеспечения Сингапура и Central Provident Fund
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА БОЙКО
В Европе, США и многих других странах социальным обеспечением занимается правительство, а платят за это налогоплательщики. Автор «сингапурского чуда» Ли Куан Ю в статье «Справедливое общество, а не государство всеобщего благоденствия» рассказал, как ему и его единомышленникам удалось реализовать более эффективную схему. Ли Куан Ю: «Наблюдая за постоянно растущей стоимостью социального обеспечения в Великобритании и Швеции, мы отказались от подобной практики. Мы заметили, что там, где правительство брало на себя ответственность за выполнение функций главы семьи, люди начинали расслабляться.
Как служат японские чиновники
4 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Государственная служба в Японии охватывает административную, дипломатическую и судебную сферы государственной деятельности. В категорию государственных служащих (кокка комуин) принято включать не только чиновников в собственном смысле этого слова, но также лиц, работающих на принадлежащих государству предприятиях, служащих государственных железных дорог, работников телевидения, государственных школ, военнослужащих «сил самообороны», сотрудников полиции. К концу марта 1999 г. в стране насчитывалось приблизительно 1 148 000 государственных служащих, включая персонал Сил самообороны. Численность же высших государственных чиновников не превышает десяти тысяч.
Когда и где сойдутся пути России и Европы
28 АВГУСТА 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ, ЮРИЙ ЛАТОВ
Современная Россия — это Европа и НЕ-Европа одновременно. Хотя наши пути разошлись довольно давно, они постоянно сталкиваются и переплетаются друг с другом. Возможно, на ранней догосударственной стадии (более двух тысячелетий тому назад) позднепервобытные германские и восточнославянские племена практически ничем (с точки зрения теории экономических систем) не отличались друг от друга, являясь далекой варварской периферией античного мира. Затем их пути начали медленно, но неуклонно расходиться.
Почему Россия не Америка. Религия
21 АВГУСТА 2017 // Александр НИКОНОВ
Давайте взглянем на график связи между совокупным интеллектом разных стран, выражающемся в их экономическом потенциале, и отношением к религии. На этом графике четко виден общий характер зависимости: чем выше доходы на душу населения, тем меньше религиозность. Выпадающие точки — Кувейт и США. С Кувейтом все ясно: эта страна диких кочевников слишком быстро получила не заработанное, а просто пролившееся из земли богатство. Оцивилизовывающий процесс урбанизации обычно занимает несколько поколений, переформатируя людей по новым лекалам: они становятся более терпимыми, более образованными, более самостоятельными и менее религиозными. А тут в цивилизационный костер навалили столько денежного топлива, что огонь погас. Богатство людей резко выросло, а сознание осталось прежним — дикарским и инфантильным, ярко религиозным.
Болезни демократии
14 АВГУСТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие верят, что демократия способна изменить мир к лучшему. Даже не очень понимая, что это такое. Поясним: демократия — лишь форма организации политического процесса, который сам зависит отментальности народа, его обычаев, принятых правил поведения, отношения граждан к казнокрадству, к мошенничеству, к указаниям начальства и к нормам законодательства, независимости или сервильности суда, к честности выборов, к личной свободе и свободе слова, собраний, организаций, реальности гарантии собственности и многому другому. Но раз демократия — только форма проводимой политики, то вполне естественно, что во многих случаях она не приводит к решению стоящих перед страной проблем.