Хозяева страны
13 декабря 2019 г.
Какая библиотека, если нет Украины?

ТАСС

Решение, которое судья Мещанского суда Москвы Елена Гудошникова огласила 5.06.2017 в отношении бывшего директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, было предсказуемым, закономерным и даже по-своему логичным. Как и в целом решение по поводу уничтожения Библиотеки украинской литературы в Москве, фонды которой правительство Москвы еще 20.09.2016 передало Центру славянской культуры.

Дело Натальи Шариной, безусловно, политическое, поэтому судить ее доверили человеку проверенному и надежному. Судья Елена Александровна Гудошникова прошла проверку: судила художника-акциониста Павленского и тогда все сделала правильно, признав его виновным. Доказала, что умеет распознавать врагов народа по запаху. Вот и теперь судья Гудошникова, едва войдя в зал заседания, сразу поняла, что перед ней враг.

Наталью Шарину судили и осудили по двум статьям. Во-первых, за «разжигание ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, распространение через библиотеку материалов экстремистского содержания, где разжигается ненависть к лицам русской национальности». Во-вторых, за растрату, которая состояла в том, что Шарина в бытность директором библиотеки наняла адвоката и двух юристов. Логика прокурора, а также судьи Гудошниковой состоит в том, что они за счет российских налогоплательщиков будут организовывать липовые обвинения (уголовное дело против Шариной ведется с 2011 года), а человек, явно не имеющий собственных средств для того, чтобы нанять адвоката, должен довольствоваться бесплатным «адвокатом для бедных», который, вполне вероятно, будет либо бесполезен, либо вообще станет фактически помогать обвинению.

История с «растратой» стала довеском — главное, конечно, «экстремизм». Среди запрещенной литературы, обнаруженной в библиотеке, такие, например, подрывные книги, как «Голод на Украине». Действительно, какой еще голод на Украине? Явно вредная книга, видно по названию. А вот еще экстремистская бомба — журнал «Барвинок». Этот печатный орган ЦК комсомола Украины и местной пионерской организации отравлял экстремизмом детские души начиная с 1928 года. Тогда «Барвинок» скрывался под личиной «Жовтень» («Октябренок»), а с 1945-го начал выходить под своим настоящим, экстремистским именем. Тогда, при Сталине, этого врага не смогли разоблачить, просмотрели, зато теперь, при Путине, «Барвинок» уже не сможет угрожать России.

Существование Библиотеки украинской литературы в Москве в условиях российской агрессии против Украины и в условиях той украинофобии, которая льется потоком через государственные телеканалы, было нонсенсом. Вот что ежедневно смотрит и слушает россиянин, включая телевизор:

Ж.: «Надо половину Украины отправить на Урал… надо с силой, жестко охват делать, чтобы Новороссия вернулась в Россию и Галиция со Львовом ушли навсегда, и будет маленькая страна, а слово “Украина” перестанет существовать».

Киселев: «Украинское честное слово это оксюморон».

Кофман (политик «ДНР», живет в российском телевизоре): «Если бы это зависело от меня, само название “Украина” исчезло бы. Это государственное образование не должно существовать. Надо выжечь корни».

Простой перечень подобного занял бы несколько томов. Во всех приведенных высказываниях, которые не где-то в библиотечных запасниках пылятся, а звучат ежедневно на многомиллионную аудиторию, разумеется, нет, по мнению российской юстиции, никакого разжигания вражды и унижения достоинства никакого народа.

На полках российских книжных магазинов украинофобские книги стоят на самых видных местах. Они есть и в разделе «художественной» литературы, и в разделе «историческом», и на полках «публицистики». Украинофобия стала одной из главных частей официальной государственной информационной политики. Суть ее в утверждении, что нет и не было никакой Украины, и, уж точно, не должно быть ее в будущем. Нет и не было никакого украинского народа, украинского языка и украинской литературы. И, уж точно, ничего этого не должно быть в будущем. А раз так, то и никакой Библиотеки украинской литературы быть не должно. Ну а бывшая директор библиотеки может радоваться, что легко отделалась, получив четыре года условно. При Сталине бы расстреляли. А Путин добрый. Он же Сталин-лайт.

Фото: Россия. Москва. 5 июня 2017. Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина, обвиняемая в экстремизме и растрате, после вынесения приговора в Мещанском суде. Валерий Шарифулин/ТАСС













  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...