Европа
18 октября 2019 г.
Свобода выбора

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Парламентские выборы во Франции принесли сенсационный результат. Политическое движение «Вперед, республика!», фактически не существовавшее еще год назад, вдребезги разнесло «традиционные» социалистическую и республиканскую партии, отправило экстремистов из «Национального фронта» туда, где им и надлежит быть — на задворки политической жизни. Движение, созданное для выборов президента (и отлично справившееся со своей задачей), сегодня получило большинство в Национальном собрании! Проигравшим в свое оправдание осталось лишь ссылаться на низкую явку. Избиратели отдали страну молодому президенту Эммануэлю Макрону.

Это удивительно, как меняет нынешний век наши представления о политике. Еще недавно казалось, что шансы на успех в западной политической системе имеет только тот, кто поставил под свой контроль отлично работающие, замечательно смазанные долларами и евро «машины для голосования»: партийные организации, связанные с ними СМИ, финансовых доноров. Но информационный век, изменив нравы, не попросил, а нахально потребовал нового стиля. Маргиналы, у которых на первый взгляд не было никаких шансов, оказываются на вершине политического Олимпа. Британия, проголосовав за Brexit, выдвинула новых политиков. В Соединенных Штатах Дональд Трамп, фрик и маргинал, стал президентом самого могущественного в мире государства, освоив методику прямого, через голову традиционных средств массовой информации, общения со своими избирателями.

Если иметь в виду современный российский опыт, то кажется странными стоическое спокойствие «старых» правителей и «традиционных» элит, с которым те отдают власть и наблюдают за подъемом персон, вчера еще никому не известных. Ну что стоило того же Дональда Трампа обвесить приговорами, как Навального, пока Обама был при в власти? Почему вообще Олланд позволил выдвинуться Макрону? Почему не затормозил его, как сегодня тормозят екатеринбургского мэра Евгения Ройзмана, вздумавшего стать губернатором? Зацепок в законодательстве любой страны — предостаточно. И все-таки западным политикам, что называется, западло использовать методы устранения конкурентов, которые кажутся естественными в России.

На мой взгляд, происходит это по нескольким причинам. За два минувших века на Западе уверовали в волшебную силу честного выбора, рынка, который самостоятельно, без директивного указания, а иногда, страшно сказать, вопреки ему, принимает обязательные для исполнения решения. Точно такой же выбор действует в отношении идей и моделей управления. Откажешься от него — и вмиг окажешься на обочине мирового развития. А это не менее опасно, чем технологическое отставание. Конечно, альтернативой свободному рынку идей и моделей управления может быть некий «Госплан», который директивно устанавливает «правильные» идеи и модели, назначает руководителей вопреки воле граждан страны. Иногда это работает эффективно (например, в Китае), но в конце концов обрекает страну на катастрофу, как это произошло с СССР. То есть честные выборы, когда избиратели считают себя ответственными за свой выбор, обеспечивают прогресс конкретной страны. К тому же работающая демократия является куда более эффективной гарантией от революции, чем 400 тысяч мордоворотов из Росгвардии.

Кроме того, честная смена лидеров означает гарантии для проигравших. Путинская вертикаль всем хороша для тех, кто ее создал, кроме одного. Ее нельзя оставить. Путин действительно прикован к своим галерам. Только попробуй устраниться — и вчерашние единомышленники радостно спишут на тебя все ошибки и преступления. Не для того, чтобы установить справедливость. А для того, чтобы начать делать их с чистого листа.

Таким образом, следует в очередной раз согласиться с Уинстоном Черчиллем, который утверждал, что демократия — ужасная система управления, но лучшая из всех прочих. Владимир Путин с этим решительно не согласен. В своем долгом интервью Оливеру Стоуну он утверждает: Россия пока не может вводить «такие же порядки, как в США, во Франции или Германии». Общество должно, мол, развиваться постепенно. Точно так же самодержцы от Екатерины II до Николая I оправдывали сохранение крепостного права: не созрел русский народ. Помнится, когда путинские идеологи объяснили необходимость введения «управляемой демократии», они говорили, что длиться она будет недолго, всего лет десять. Прошло восемнадцать…

Фото: Zuma\TASS












  • Константин фон Эггерт: Случившееся — важный символ того, что Запад смирился если не юридически, то хотя бы морально с тем, что Украина потеряла Крым навсегда.

  • РИА Новости: Комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по мониторингу в своем докладе о полномочиях новой российской делегации предложил вернуть их, но на определенных условиях.

  • hippy end: В общем, разворот континентальной Европы от Евроатлантического Запада к Евразийскому Востоку продолжается

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение России в ПАСЕ — триумф криминальной воли
26 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Решение европейских парламентариев исключить санкционный механизм из арсенала ПАСЕ без всякой натяжки можно назвать историческим. Глобальные последствия этого нововведения еще предстоит осмыслить, но уже первый результат принятия резолюции по данному вопросу вверг в кризис европейский законотворческий институт. Даже несмотря на то, что за резолюцию, возвращающую Россию в ПАСЕ полноправным членом без всяких ограничений, проголосовало подавляющее число евродепутатов. В русском языке существует масса определений, позволяющих охарактеризовывать подобного рода решения. В данном случае наиболее точным мне представляется определение «скандальное».
Прямая речь
26 ИЮНЯ 2019
Константин фон Эггерт: Случившееся — важный символ того, что Запад смирился если не юридически, то хотя бы морально с тем, что Украина потеряла Крым навсегда.
В СМИ
26 ИЮНЯ 2019
РИА Новости: Комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по мониторингу в своем докладе о полномочиях новой российской делегации предложил вернуть их, но на определенных условиях.
В блогах
26 ИЮНЯ 2019
hippy end: В общем, разворот континентальной Европы от Евроатлантического Запада к Евразийскому Востоку продолжается
Смешная такая Англия! И англичане эти…
17 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вопреки ожиданиям многих экспертов и обозревателей, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй устояла – большинство британских депутатов вотум недоверия правительству, вынесенный на голосование лейбористами, не поддержало. Впрочем, отметим, что пессимистические прогнозы относительно политического будущего г-жи Мэй имели под собой более чем веские основания. Накануне тот же самый Парламент с треском провалил ее уже согласованный с Евросоюзом план по выходу из семьи европейских народов. Учитывая сложность обсуждаемого вопроса, можно смело предсказывать, что в означенные сроки не удастся согласовать новый формат Брексита.
Прямая речь
17 ЯНВАРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Реакция российских СМИ и политиков на происходящее в Британии была описана ещё словами Пушкина: «Здесь будет город заложен назло надменному соседу».
В СМИ
17 ЯНВАРЯ 2019
Ведомости: Самой Мэй, настаивавшей на принятии парламентом проекта соглашения, вотум недоверия не грозил – ее противники уже пытались вынести его в декабре, но не набрали большинства голосов в палате.
В блогах
17 ЯНВАРЯ 2019
zloy_odessit: То, что Мэй бесславно “уйдет” уже не может быть сомнений, ведь вчерашнее поражение премьер министра это худший результат в парламенте без малого за столетие! 
Реформа ООН — апория или парадокс?
28 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас 27.12.2018 в очередной раз заявил о том, что Германия претендует на место постоянного члена в Совете безопасности ООН, которое она должна получить в результате реформы Организации объединенных наций. DW цитирует слова министра о том, что структура созданной 70 лет назад ООН устарела, а в результате реформы она должна «отражать расстановку сил в современном мире» и что большинство членов ООН поддерживают идею реформы. «Будет нелегко, однако мы не устанем снова и снова вносить эту тему в повестку дня», — объяснил свою позицию Хайко Маас.
Прямая речь
28 ДЕКАБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Расширять клуб избранных никто не хочет. И каждый будет кивать на другого, говоря, что он не хочет, а мы-то всегда готовы, если будет консенсус.