Что делать?
23 апреля 2018 г.
Не бутафория, как у нас!

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Политическая конкуренция: опыт демократических государств 

В демократических странах политическая конкуренция обеспечивается сочетанием нескольких необходимых условий. Это реальная многопартийность (свобода создания и равные возможности для деятельности политических партий), свободные и честные выборы, свобода проведения публичных акций и политический плюрализм в СМИ. При этом важно отметить, что во всех странах, которые считаются демократическими, присутствуют все перечисленные условия.

Партийная вольница

Если говорить о многопартийности и свободе создания политических партий, то стоит отметить, что лишь в нескольких странах развитой демократии установлены требования к минимальной численности политических партий – как правило, считается, что существенным является не численность партии, а ее влиятельность, то есть – число избирателей, которое ее поддерживает.

Так, в Швеции, Финляндии, Польше, Латвии, Литве, Эстонии, Венгрии законодательно установлена минимально необходимая численность политической партии – но нигде она не превышает 1.5 тысячи человек. В Латвии и Литве это соответственно 200 и 400 членов партии, в Эстонии – 1000 членов партии (и даже в Белоруссии достаточно иметь не менее 500 членов партии). В то же время в Великобритании закон устанавливает минимальную численность партии в… два человека, в Сингапуре – 10 человек. В США, Канаде, Японии, Франции, Германии, Италии, Греции, Швейцарии, Нидерландах, Норвегии, Португалии, Бельгии, Испании закон не устанавливает минимально необходимой численности партий. При этом в Германии, Греции, Швейцарии, Дании и Нидерландах политические партии даже не обязаны регистрироваться, а в Ирландии регистрация необходима только для того, чтобы партия могла указать свое название рядом с фамилиями своих кандидатов. Правда, закон может устанавливать требование собрать определенное количество подписей в поддержку партии при ее создании – такие требования существуют в Австрии, Испании, Норвегии, Португалии и Уругвае, при этом нигде не требуется собрать более 5000 подписей для создания партии (что не означает, что эти люди впоследствии должны стать членами этой партии). В Израиле создание партии предельно упрощено – ее может создать даже отдельный депутат Кнессета.

Отметим также, что, согласно Конституции Германии, «мнoгoпaртийнaя cиcтeмa являeтcя нeoтъeмлeмoй cocтaвляющeй cвoбoднoгo дeмoкрaтичecкoгo прaвoпoрядкa». В Греции Конституция требует, чтобы партийная система и деятельность партий способствовали свободному функционированию демократического строя, однако не предусмотрено никаких санкций в случае несоответствия этому требованию. В Австрии законодательство не предусматривает возможность запрещения или роспуска политических партий, однако, содержит запрет на возрождение национал-социалистической партии и любых ее организаций.

В России создать и зарегистрировать партию крайне трудно. Приходится преодолевать множество бюрократических барьеров. Закон предписывает набрать минимум 500 членов, причем не менее чем в половине субъектов Российской Федерации. Как показывает практика, органы регистрации всегда могут заблокировать создание неугодной правительству партии, не признав, например, подлинность подписей ее членов.

                                                                                                                     

Если поддержит один из тысячи

Участие партий в выборах в развитых демократиях является свободным и, как правило, не сопровождается никакими существенными и труднопреодолимыми ограничениями.

В Швеции для того, чтобы партия могла участвовать в выборах в Риксдаг, она должна представить не менее 2000 подписей, после чего ее список регистрируется избирательной комиссией. В Германии, Италии, Скандинавии в выборах участвуют только кандидаты от политических партий, при этом в Германии при выборах в бундестаг в одномандатных избирательных округах партийные кандидаты должны представить не менее чем 200 подписей избирателей округа (что составляет около 0.1% от их общего числа). При выдвижении партийного списка на выборах в бундестаг в каждой федеральной земле необходима поддержка 0.1% от числа всех жителей данной земли, которые владели избирательным правом на последних выборах в бундестаг, но не более 2000 человек. Во Франции кандидаты на выборах всех уровней, выдвигаемые политическими партиями, регистрируются автоматически, а при самовыдвижении они должны представить достаточно незначительное (также на уровне 0.1% от числа избирателей) количество подписей в свою поддержку. В Португалии, Финляндии, Испании, Италии, Израиле кандидаты в парламент выдвигаются только партиями, и регистрируются автоматически.

Избирательные комиссии (в России являющиеся одним из главных элементов «административного ресурса) в развитых демократических странах играют исключительно техническую роль, при этом они формируются только по предложениям политических партий.

Наконец, отметим, что ни в одной из развитых демократических стран давно уже не наблюдается таких привычных для России явлений, как административное давление на избирателей (принуждение их к тому или иному голосованию), подкуп избирателей, мобилизация государственных служащих для агитации в пользу правящей партии. Немыслимо там избирательное поведение правоохранительных органов и судов в случае выявления нарушений законодательства о выборах.

В России основным инструментом для получения нужных власти результатов выборов стала фальсификация их результатов. Это сделать относительно легко, так как избирательные комиссии формируются не из представителей партий, а из бюджетников (чаще всего учителей), покорно исполняющих требования администрации.

                                                                    

Свобода без санкций

Свобода публичных акций в развитых демократиях гарантируется в обязательном порядке, при этом никаких согласований и разрешений не требуется. В Конституции Германии (статья 8) прямо записано, что все граждане страны имеют право собираться мирно и без оружия, без всякого разрешения. Та же норма содержится в Конституциях Ирландии, Испании, Италии, Бельгии и многих других государств Западной Европы.

В Великобритании и во Франции единственной обязанностью организаторов публичной акции является информирование полиции за шесть дней до проведения акции. В Германии организаторы публичной акции должны лишь подать заявку с указанием времени, места, маршрута ее проведения, дабы заранее исключить возможность возникновения давки или пробок, но власти не имеют права им ее запретить, потребовать сменить место или время акции. В США вообще не существует общих (федеральных) правил проведения массовых акций – этот вопрос отнесен к компетенции штатов. При этом во многих штатах нет формальных правил проведения митингов, а действуют лишь обычаи, предписывающие организаторам оплачивать труд полицейских, обеспечивающих безопасность при проведении мероприятия, а также мусорщиков, которые убирают за манифестантами. Аналогичный порядок действует в Великобритании.

Свобода слова и собраний, митингов и демонстраций — неотъемлемое право народа, действительно формирующего и контролирующего органы власти. Так как этого в России пока нет, то приходится признать, что большинству россиян, чувствующих себя в душе холопами, традиционное бесправие  милее. Остается надежда только на молодых и смелых!

                                                                                                     

Четвертая власть священна

Политический плюрализм в СМИ — важнейшее условие существования политической конкуренции — в развитых демократиях обеспечивается отсутствием монополизма в сфере СМИ, в частности – отсутствием (в США и Западной Европе) государственных средств массовой информации. Печатные СМИ в этих странах – либо частные, либо принадлежащие политическим партиям. Впрочем, в странах Скандинавии существует традиция государственной поддержки печатных СМИ – для того, чтобы гарантировать политический плюрализм.

Что касается электронных СМИ, то в США они исключительно частные (как и печать). В странах Западной Европы наиболее распространены «общественные» (публично-правовые) электронные СМИ, финансируемые за счет абонентской платы (либо специального налога) и контролируемые общественностью. Так, в Германии в наблюдательные советы соответствующих телекомпаний и радиостанций входят представители всех значимых социальных групп и общественных организаций. Причем, их больше, чем представителей политических партий. Наблюдательные советы, помимо прочего, должны заботиться о партийно-политическом нейтралитете при назначениях на должности в телекомпаниях и при составлении программ.

В Западной Европе большинство электронных СМИ изначально являлись общественной собственностью и пользовались, как правило, строгими юридическими гарантиями независимости от правительства. Вопросы доступа к СМИ разных политических сил с целью пропаганды своих взглядов в развитых демократиях решаются по-разному. В США доступ партий к СМИ обеспечивается только за счет платной рекламы, а, например, в Германии, Великобритании и Дании платная политическая реклама запрещена: вместо этого во время выборов организуется система бесплатных передач, где слово предоставляется всем партиям, участвующим в выборах.

В России основной источник информации для населения — государственные телеканалы, которые находятся под полным контролем правительства и администрации президента. Впрочем, и частные каналы контролируются олигархами. Говорить о плюрализме и честных политических дискуссиях в таких условиях не приходится. Пока телевидение в России не станет свободным, надеяться на реальную политическую борьбу оппозиции за власть, за смену институтов и пути развития страны наивно. Говорят, «каков народ, такова и власть», поэтому пока народ не проснулся, не понял преимуществ свободы, конкуренции, реального контроля за деяниями власти, власть будет принадлежать ханам, царям, генсекам, мафии, а люди будут прозябать в нищете.

                                                                   

 

 Фото:BarcroftMedia/TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возрождение Японии - урок для России
16 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Опыт послевоенного демократического возрождения Японии мало известен в России. Особенно это касается реформ политической и социальной сферы. Однако именно глубокая политическая реформа явилась тем фундаментом, на который опирается мощная экономика и демократическое общество современной Японии. Послевоенные реформы в Японии осуществлялись при активном вмешательстве и под жестким контролем оккупационной администрации США во главе с генералом Дугласом Макартуром. Формально Макартур подчинялся международной Дальневосточной комиссии в Вашингтоне и Союзному Совету в Токио. Однако фактически генерал нес ответственность лишь перед президентом и конгрессом США.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.
Убогое право собственности
2 АПРЕЛЯ 2018 // ВИТАЛИЙ ТАМБОВЦЕВ
Россияне, особенно предприниматели, хорошо знают, как плохо защищены у нас права собственности. Государство в лице силовиков, пожарных, санитарных и прочих инспекторов собирает с них дань. Корпорации, близкие к власти, могут «наехать», отжать бизнес или здание. Примеров тому не счесть. Пресечь эту практику может только реальная политическая конкуренция и независимость суда. Но важно понимать, что в ходе предстоящих реформ надо изменить в нашем законодательстве.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.
Южная Корея — «скрепа снизу». А что Тайвань?
30 МАРТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Итак, мы сделали осторожное предположение, что надежда на искоренение системной коррупции в Южной Корее — в личной добропорядочности рядовых граждан. Как это может работать? Как персональная честность — величина скорее лирическая — способна конвертироваться в благие перемены на уровне государства?
Южная Корея: две скрепы
19 МАРТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Бывший президент Южной Кореи Пак Кын Хе, своего рода азиатская «железная леди», в свои 66 лет находится в заключении в ожидании приговора, который должен быть объявлен в апреле нынешнего года. Прокуратура запросила для нее 30 лет тюрьмы – Пак обвиняется в коррупции, злоупотреблении властью, незаконном давлении на бизнес и разглашении государственных секретов. При том, что, по общему признанию, она оставалась чрезвычайно скромна в быту – одну пару туфель, например, могла носить более 10 лет.
Послание на все четыре стороны
18 МАРТА 2018 // СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ
В ежегодном Послании президента прозвучал широкий набор предложений и пожеланий, которые можно свести к трем направлениям: 1. преодоление технического отставания и экономический рост; 2. социальные блага и соцобеспечение, пенсии, продолжительность жизни; 3. военная мощь как ответ Западу. Если мы посмотрим на все эти направления, то увидим, что каждое из них требует колоссальных экономических ресурсов. Скатерти-самобранки у России нет. Придется определяться, что первое, что второе и третье. Если учесть ту выставку достижений военного хозяйства, которая прозвучала в конце Послания, то есть большие шансы, что все остальные цели и задачи, упомянутые Путиным, просто не будут исполнены.
Левые по-русски и левые по-шведски
15 МАРТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Политологи нас убеждают, что рано или поздно российское общество совершит поворот от нынешней авторитарной власти казнокрадов и олигархов. И поворот этот будет левый. Левый вполне может означать регресс общества в сторону первобытного. Общества, в котором справедливость означала «ВСЕМ ПОРОВНУ». Действительно,убив моржа, его делили поровну. Это закрепилось в менталитете многих народов.
Почему в России отторгается либерализм?
28 ФЕВРАЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Длительный социально-экономический кризис России актуализирует дискуссию о судьбах отечественного либерализма и его влиянии на судьбы России. В статье предлагаются некоторые соображения о типологическом подобии русских конституционных демократов (кадетов) начала ХХ в. и современных либералов, а также о причинах двукратного исторического поражения российской демократии в конце ХХ — начале XXI в.