Церковь и государство
30 сентября 2020 г.
Прямая речь
4 ИЮЛЯ 2017

Александр Верховский, правозащитник, директор Информационно-аналитического центра «СОВА»:

Конечно, в церковной среде есть люди, которые переживают по поводу фильма Учителя. Но Чаплин в своём видеообращении просто поддерживал тему, а не выступал от чьего-то лица. Это не означает, что он работает на себя — он работает на конкретную тему. Она может показаться смешной либеральной интеллигенции, но для продвижения церковных интересов не так уж плоха. Особенно если удастся чего-то добиться от государства, например, ограничений на прокат — это будет победа.

Сам патриарх по этому поводу молчит, и правильно делает. Потому что в такой ситуации что ни скажешь — никому не угодишь, либо внутри, либо снаружи. Для высших иерархов фильм «Матильда» — слишком скандальный повод продвигать свои интересы, но для Чаплина — в самый раз. При этом они, скорее всего, понимают церковные интересы одинаково. Просто Чаплину кажется правильным использовать для их продвижения подобные поводы, а патриарх — человек более солидный, и он не считает нужным поддерживать тут какую-то сторону.

Что касается слов митрополита Илариона, то надо вспомнить, что он просто повторил формулировку, написанную в Основах социальной концепции Церкви. Все забыли про этот документ, поскольку он нигде особо не применяется. Но в принципе там прямо написано, что лучшая форма общественного устройства — теократия, как было во время израильских судий. Если с теократией не выходит, то следующая по предпочтительности — монархия. А если уж и с ней не вышло, то, так и быть, можно смириться и с республикой. Но вряд ли в этих словах есть какая-то привязка к текущему моменту. Церковь просто напоминает лишний раз, что она за монархию в каком-то отдалённом светлом будущем. Митрополит Иларион не намекал, что Владимир Владимирович должен завтра короноваться.

Епископ Егорьевский Тихон Шевкунов:

Фильм "Матильда" я не видел, но читал сценарий, Он не вызывает энтузиазма. Там какие-то африканские страсти, любовный треугольник. Я бы фильм запретил, потому что это пошлятина, но, как говорится, бодливой корове Бог рогов не дает. У нас нет механизмов запрета. С историческими персонажами нельзя переступать через историческую правду. Николай расстался с Матильдой Кшесинской в 1894 году. А в сценарии Александра Федоровна с ножом идет добывать кровь Матильды. Но мнение Всеволода Чаплина — это его мнение, оно на его совести.

Что же касается возрождения монархии, то вспоминаю историю конца 1980-х годов. Я как-то дежурил у митрополита Питирима, к нему пришли люди с шашками и стали требовать действий по возвращению монархии. Он долго их слушал, а потом сказал: "Если вам вернуть царя, вы его через три дня снова расстреляете". Реально говорить о возвращении монархии невозможно. Монархия а какой-то степени органична для церковного сознания, но во многом мы, православные, монархию идеализируем, монархи бывали разные. Монархическое сознание — наш рудимент. Я сам долгие годы был монархистом, но потом митрополит Германский Марк, которого я считаю одним из своих учителей, объяснил мне, что Церковь может жить в любом государстве и монархия ей совершенно не нужна. (Из выступления в Библиотеке иностранной литературы 04.07.2017)







Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2013

Николай Митрохин, научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете, Германия:

Церковь во многих странах получает деньги от государства, будучи от него отделена, и не только от местных властей, но и от федеральных. Если посмотреть на содержание проекта финансирования РПЦ в пересказе прессы, то речь идёт о временном законе, программе, в которую думцы засунули все бюджетные деньги, которые хотели перераспределить в этом году на самые разные гуманитарные цели. Просто нужны были, видимо, какие-то рамки для этого перераспределения, чтобы не проводить каждое такое изменение отдельным законом с отдельным слушанием. Поэтому не стоит из этого решения делать какие-то далеко идущие выводы, хотя оно и выдержано в типичной для последнего времени путинской стилистике: единство российской нации, духовные скрепы... Насколько противоречит Конституции вот такое единовременное решение, это спорный вопрос, юристы тут точнее скажут.

Смысл выделения этих денег очевиден. Русская православная церковь за последние три года учредила порядка семидесяти новых епархий. Фактически произошло разделение прежних областных епархий так, что новые епархии охватывают только по нескольку районов в каждой области. Для каждой такой епархии должно быть построено здание епархиального управления, где будут сидеть новые епископы, потому что понятно, сейчас в каком-нибудь отдалённом районе, где учреждается новая епархия, никаких подходящих для этого зданий нет. Конечно, было бы естественно, если бы церковь, занимающаяся своей внутренней реорганизацией, сама бы строила эти здания, но тут она, видимо, выклянчила деньги у государства.

Сумма, по моим представлениям, не очень большая в масштабах церкви. В пересчёте на евро получается примерно 27,5 миллиона. Будучи размазаны на 70 епархиальных управлений — понятно, что это стоимость сметы на строительство всех зданий или части из них. По сути крохи, которые вряд ли повлияют на расклад сил в обществе, они вообще ни на что не повлияют, речь идёт просто о некоем дополнительном бонусе.

Понятное дело, что значительная часть этих средств в рамках нынешней российской коррумпированной системы распределения будет расхищена, но что-то будет построено. В целом финансовое состояние РПЦ сейчас не плохое, но на строительство всегда хорошо что-то дополнительно получить. Никаких особо страшных последствий ни для церкви, ни для общества за этим не воспоследует, за исключением того, что, возможно, какие-то представители церкви купят себе машины 2013 или 2014 года выпуска.

Государство регулярно выделяет деньги как на реставрацию храмов, так и на разные мутные программы, связанные с идеями церковного образования и прочей агитацией "за счастье". Деньги куда-то уходят, большого результата мы не видим, но какие-то церковные мероприятия на них проводятся. 95% этих мероприятий «большой прессой» не замечаются вообще. Как и те 95% случаев, когда государство тратит деньги на другие цели.

Если бы у нас было развитое гражданское общество, то это решение можно было бы оспорить в судах, с точки зрения равенства религиозных объединений перед законом, но в принципе точно так же какие-то деньги уходят к мусульманам или, в гораздо меньшем объёме, к другим лояльным религиозным организациям. А могут уходить на поддержку футбола или российского кино. Ну, снимут патриотический фильм, получат свою мизерную зрительскую аудиторию режиссеры второго ряда. А условный Михалков купит себе очередной автомобиль. Все в том же духе.

Фотография с сайта http://commons.wikimedia.org


Прямая речь
1 ИЮЛЯ 2014

Сергей Филатов, религиовед, социолог религии:

В первую очередь это связано с тем, что налоговые службы работают всё лучше и скрывать доходы становится всё сложнее. Потому что я, конечно, не большой знаток экономики, но как говорит всё, с кем я сталкивался, по три раза объездив все епархии Русской православной церкви, большая часть доходов — это подводная часть айсберга, неконтролируемая и перетекающая «в серую». Поэтому рост доходов связан просто с тем, что всё большая их часть становится «белой» и контролируемой.

Парадокс состоит в том, что простой вопрос о том, происходит ли рост числа прихожан РПЦ, в силу специфики нашей русской действительности, не имеет очевидного и простого ответа. Эту динамику очень трудно формализовать. Некоторые специалисты утверждают, что число уменьшается, некоторые — что увеличивается, некоторые — что остаётся стабильным. Простой критерий, данные МВД на большие праздники по стране, свидетельствует о том, что рост есть. Возможно, это отчасти связано с тем, что последние лет десять, ещё до Кирилла, в церкви происходит процесс, незаметный со стороны: она становится гораздо более социально ориентированной. Ещё недавно помощь больным и бедным, воскресные школы выглядели как исключения, но сейчас всего этого стало значительно больше. А появление более-менее регулярно участвующих в церковной жизни людей приводит к тому, что они, в свою очередь, подтягивают кого-то ещё, тот, кто раньше ходил редко, начинает ходить чаще и так далее. Но данных в любом случае очень мало, большая часть опросов сомнительны, и то, правильно ли мы считаем, остается большой проблемой.

Николай Митрохин, научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете:

Скорее всего это связано с каким-то изменением самой внутренней статистики. Потому что нет никаких признаков того, что Русская православная церковь или какая-либо другая религиозная организация начали жить в три раза лучше. Речь идёт просто о другой форме учёта, нежели была раньше, возможно, начали жёстче спрашивать в епархиальных управлениях или ввели новые категории, которые учитываются при составлении статистики. Конечно, увеличение доходов религиозных организаций есть, как есть увеличение дохода всех граждан России, но такой скачок, в три раза, возможен только в силу изменения критериев или того, насколько всех напрягли для сбора этой информации.

Вообще увеличение дохода и рост числа прихожан — две разные вещи, слабо между собой связанные. Значительного изменение числа прихожан за последние три года нет, по всей видимости, можно говорить о 5-процентном росте, может быть — 10%, но это максимум. Судить по милицейской статистике посещаемости храмов на Пасху трудно, это очень ненадёжные данные, которые не вполне отражают, ходят ли люди реально в церковь в другое время или нет. Но поскольку храмы в принципе посещает незначительная часть граждан России, то в экономическом плане это выглядит незначительно.

Доходы РПЦ, и, скорее всего, других крупных религиозных организаций, зависят не от числа прихожан, а от внимания, уделяемого им власть имущими, которые могут выделять церкви средства, надеясь использовать её для своих целей. Одна крупная инвестиции от Газпрома может существенно повысить доход Московской патриархии как централизованной организации, а в следующем году это средства могут не придти и доходы уменьшатся. В общем, это статистика, не имеющая никакой практической значимости.

Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2014

Евгений Асс, архитектор, основатель и ректор архитектурной школы МАРШ, профессор МАРХИ:

Я вообще пугаюсь всяких проектов такого рода и с