«Дела» Навального
22 июня 2018 г.
У Кремля нет стратегии борьбы с Навальным



Весь конец прошлой недели и минувший уикенд власть проигрывала Алексею Навальному в каждой точке их соприкосновения. Это несмотря на то, что давление на оппозиционного политика заметно растет и принимает все более репрессивный характер. И даже в Гамбурге Владимир Путин перед Алексеем Навальным спасовал. На пресс-конференции, посвященной итогам саммита G-20, на которой журналист американского телеканала CBS задал Путину прямой вопрос о нежелании последнего произносить вслух имя оппозиционера Навального, тот сказал буквально следующее: «Мы можем иметь диалог, особенно такого уровня, как президентский и правительственный, с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня. Даже критического характера. А если речь идет только о том, чтобы привлечь к себе внимание, то это неинтересно для диалога». И все. И выражение неловкой растерянности на лицах окружающих… То есть вместо того, чтобы отшутиться и десять раз с улыбкой произнести фамилию Навального, президент России выдавливает из себя вот этот набор тривиальных тезисов, а заветное имя с губ все равно не слетает. Как будто оно навеки застряло в президентской глотке. Так победители себя не ведут. Так себя ведут лузеры. Впрочем, вышесказанное относится ко всем представителям российской власти, в чьи должностные обязанности входит противодействие Алексею Навальному…

В прошлую пятницу, отбыв двацатипятидневный арест по очевидно сфальсифицированному обвинению, Алексей Навальный вышел на свободу. А уже на ближайшие выходные штабом Навального было запланировано проведение «Агитационного субботника». Сотни волонтеров по всей стране должны были выйти на улицы и площади городов, призывая граждан поддержать их кандидата на предстоящих выборах. Власть решила этого не допустить. В ночь со среды на четверг сотрудники МВД громят десятки штабов Алексея Навального по всей стране, изымают агитационную продукцию, задерживают дежурных волонтеров, а кое-где применяют к ним прямое насилие. Так в Москве в результате короткого общения с сотрудниками Росгвардии сотрясение мозга получил Александр Туровский, ночью дежуривший в штабе. Позже его прямо из института Склифосовского доставили в суд, где волонтер был оштрафован на пятьсот рублей. В конце прошлой недели начальник предвыборного штаба Навального Леонид Волков ситуацию с полицейскими набегами назвал «катастрофической» — по итогам спецоперации был изъят огромный массив агитационный продукции, ущерб от деятельности силовиков намного превысил миллион рублей. Понятно, что все эти разбойничьи набеги, предпринятые людьми в погонах, к закону не имеют даже отдаленного отношения. А учитывая масштабы и охват мероприятия, можно предположить, что приказ о его проведении поступил с самого высокого уровня.

Итак, в чем же состояла цель всего этого безобразия? Очевидно, в том, чтобы сорвать Навальному «протестный уикенд». А что из этого вышло? И в субботу, и в воскресенье полиция в десятках российских городов как зайцев отлавливала сторонников Навального. Только в обеих столицах число задержанных перевалило за сотню. «А как же их опознавали?» — спросите вы А опознавали их по красным шарам, на которых было написано «Навальный-2018» и по агитационным листовкам, которые они раздавали гражданам. Тогда, спрашивается, зачем же ночами громили штабы, если оппозиционерам акцию все равно провести удалось?

Растерянность. Пожалуй, это слово точнее всего описывает состояние, в котором нынче пребывают российские власти, когда дело касается Алексея Навального. Очевидным образом в Кремле не знают, как решать эту проблему. Кажется, что самое простое решение на поверхности – просто посадить Навального в тюрьму. Почему же Путин не отдает приказ? Может, потому что у президента России уже нет такого политического ресурса – посадить Навального. То есть силовики готовы, судьи оформят в два счета, любая тюрьма гостеприимно распахнет перед Алексеем Анатольевичем свои двери… Вроде, нет никаких проблем в два счета обстряпать это дельце, а не получается… Но и бесконечно мириться с ситуацией, когда лидер российской оппозиции буквально на глазах нагуливает политический вес, Кремль не может себе позволить. Думаю, что решение по Навальному будет приниматься в ближайшее время. Скорее всего, оно будет плохим. Просто, похоже, хороших решений этой проблемы у Кремля уже нет…     












  • Леонид Гозман: Российская власть не хочет признавать существование над собой какого-либо закона вообще. В этом смысле любое решение ЕСПЧ будет оскорбительно для Российской Федерации.

  • BFM.RU: В Верховном суде адвокаты Алексея и Олега Навальных настаивали на прекращении дела в связи с отсутствием состава и события преступления.

  • Алексей Навальный: Ха, вы же помните, как Путин и его депутаты разрабатывали целую схему «как нам не исполнять решения ЕСПЧ».

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд РФ — верный страж правящего режима
26 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Осенью прошлого года Европейский суд по правам человека постановил, что приговор братьям Навальным по делу «Ив Роше» «произвольный и необоснованный», а главное — обвинил Россию в нарушении 7-й статьи Конвенции о защите прав человека. То есть ЕСПЧ констатировал, что решения по тому делу были вынесены «не исключительно на основании Закона». Другими словами, признал, что суд тот был политически мотивирован. После этого Алексей Навальный подал заявление в наш Верховный суд, требуя отмены неправовых решений, по которым его брат Олег отбывает реальный срок в одной из колоний Орловской области, а сам он, будучи осужденным условно, оказался лишен пассивного избирательного права.
Прямая речь
26 АПРЕЛЯ 2018
Леонид Гозман: Российская власть не хочет признавать существование над собой какого-либо закона вообще. В этом смысле любое решение ЕСПЧ будет оскорбительно для Российской Федерации.
В СМИ
26 АПРЕЛЯ 2018
BFM.RU: В Верховном суде адвокаты Алексея и Олега Навальных настаивали на прекращении дела в связи с отсутствием состава и события преступления.
В блогах
26 АПРЕЛЯ 2018
Алексей Навальный: Ха, вы же помните, как Путин и его депутаты разрабатывали целую схему «как нам не исполнять решения ЕСПЧ».
Навального можно не любить. Но нельзя не поддерживать
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После того, как несколько месяцев назад огромное число людей откликнулось на призыв Алексея Навального и вышло на несанкционированные акции в столице, вряд ли стоит удивляться тому, что и в тех городах, где он проводит «предвыборные мероприятия», на них приходят тысячи его сторонников. Это, кстати, очень убедительный ответ тем, кто в свое время говорил и писал, что Навальный, дескать, исключительно про Москву. Ну, может, еще и про Питер, а российской глубинке он глубоко безразличен. Тысячи людей, вышедшие на встречи с Навальным, что в минувшие выходные прошли в Мурманске, Екатеринбурге и Омске, опровергают этот тезис самым решительным образом!
Прямая речь
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Его задачей является показать, что он сильнее всей псевдоправовой структуры, построенной в путинской России. То, чем он занят сейчас – это задел на будущее. 
В СМИ
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Интерфакс: Представители предвыборного штата Алексея Навального сообщили о самом крупном митинге в истории Омска. 
В блогах
18 СЕНТЯБРЯ 2017
Natalia Gevorkyan: Навальный проводит кампанию западного образца. Хорошая тренировка
Итоги недели. Зачем сегодня путинизм с человеческим лицом
4 АВГУСТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Конец уходящей недели ознаменовался судебными сюрпризами. Все прогрессивное человечество напряженно замерло в ожидании очередных длительных административных сроков для Алексея Навального и лидеров его штаба, однако дело (вернее — дела) завершилось космическими штрафами. Прогрессивное человечество с облегчением вздохнуло и тут же постановило материальные потери оппозиционерам возместить. В любом случае, я поздравляю Алексея Навального, Леонида Волкова и Николая Ляскина с таким исходом судебной эпопеи. В тюрьме плохо, и коли в этот раз удалось ее избежать, значит, есть чему радоваться…
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2017
Андрей Колесников: Навального начали воспринимать всерьёз, может быть, даже переоценивая степень его влияния на широкие массы людей в масштабах странах.