Что делать?
24 ноября 2017 г.
Судьба демократии в нашем веке
14 АВГУСТА 2017, ФАРИД ЗАКАРИЯ

Из интервью Фарида Закария, главного редактора журнала «Newsweek International», автора книги «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами»


ТАССЧто нужно сделать, чтобы модернизировать свою страну? Прежде всего надо создать сильную политическую партию. Проведение реформ невозможно без участия политических партий. Люди не особенно задумываются об этом, но политические партии — одно из величайших достижений современной политической системы. Они объединяют устремления, чувства и взгляды людей вокруг определенной программы модернизации. Они превращают требования толпы в институты демократического правления. Величайшей ошибкой Ельцина была неспособность создать и возглавить свою политическую партию. Он хотел стоять над политикой и быть своего рода монархом- президентом, но из-за этого российские реформаторы оказались расколоты, слабы, не имели необходимого влияния, чтобы выиграть политическое сражение. Коммунисты, объединенные в эффективную партию, всегда могли помешать им. 

Если вспомнить о процессе создания наций (Бен Гурион в Израиле, Неру в Индии, Мандела в Южной Африке), успеху всегда способствовали политические партии. Поэтому сторонникам свободы мало быть членами университетских кружков и гражданского общества. Они должны объединяться в политическую партию. Иного пути нет.

Либерализация экономики — это троянский конь политической либерализации. Как правило, авторитарные режимы охотно ее проводят. Они не считают ее угрозой своим властным полномочиям, а рассматривают как возможность, ничего не меняя в политической сфере, модернизировать свои страны. Но почти во всех известных случаях экономическая либерализация завершалась либерализацией политической, то есть подлинной демократизацией.

Капитализм стал самой действенной мерой модернизации. Он полностью изменил феодальные и аграрные общества во всем мире. Но самое главное — он жизнеспособен: капитализм сегодня работает во всех странах. Лучшее в капитализме — его политические и социальные последствия. Он строит экономический фундамент свободы, создает объединения людей, не зависимых от государства. Люди любят говорить о гражданском обществе, но самое важное — их способность противостоять государственной власти, произволу и корысти бюрократии. Помочь этому способны только церковь и капитализм. По моему мнению, если искать нечто, способное привести к демократическим переменам в стране, то лучшее, что можно сделать, это способствовать развитию предпринимательства и современных капиталистических отношений.

Есть ли опасность для демократий сегодня? Есть. Она исходит не извне, а изнутри: демократия может быть украдена и использована почти для любых целей. В условиях демократии множество люди с подданической культурой нередко приводят к власти и поддерживают авторитарных лидеров, ограничивающих свободу, вводящих цензуру. Так было в Иране, на Балканах, в некоторых странах Юго-Восточной Азии, во многих постсоветских республиках.

В какой-то мере с проблемой несовершенства демократии сталкивается и Запад. Мы живем в эпоху, когда каждый элемент нашей жизни подвергается демократизации. Демократизация происходит на политическом, культурном, социальном и экономическом уровнях. Ранее демократия была одним из множества других элементов. Мы всегда жили при смешанном правлении в аристотелевском смысле слова. У нас была демократия, но были и другие, недемократические элементы, которые входили в состав смешанного общественного устройства, законодательства, а также токвилевских институтов наподобие политических партий. Теперь мы подходим к тому моменту, когда все они смываются большой демократической волной.

Более того, если они не подвергаются демократизации сами, то их просто отметают. Это значит, что критерий демократии применяется ко всему, что есть в жизни. Я не думаю, что в этом состоит великое будущее демократии. Демократия — одна из важнейших составляющих политической, социальной и экономической жизни, но отнюдь не единственная. Не следует голосованием граждан на референдуме утверждать бюджет или монетарную политику центрального банка. Хочется иметь общество, где могли бы существовать и другие элементы, которые зачастую бывают недемократическими, то есть организации, куда вход плохо образованным и непорядочным людям не так прост. 

Например, в США мы утратили своеобразные независимые промежуточные ассоциации, прославлявшиеся Токвилем и обладавшие собственными внутренними стандартами и представлениями о чести. В качестве примера на ум приходит юридические гильдии. Сейчас правовой сектор стал полностью демократическим и рыночным. Юристы не играют по-настоящему независимой роли, как мы убедились во время скандала с «Энрон». Я твердо убежден, что населению Запада важно перестать связывать проблемы демократии только с развивающимися странами вроде Сьерра-Леоне или Казахстана. Перед нами самими стоит проблема переоценки демократических процедур, преодоления зачарованности их легитимностью, а также недооценки других институтов, которые на практике способствуют построению свободного общества.

Источник: «Illiberal democracy five years later: democracy’s fate in the 21st Century (interview with Fareed Zakaria)». Harvard International Review. 2002. 24(2), pp. 44—48.

Фото: Фарид Закария. Вячеслав Юрасов/ТАСС














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В ловушке локального максимума
20 НОЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ МОВЧАН
Миллионы пенсионеров в основном состоят из тех, кому на рубеже 90-х было 35 – 45 лет. Это были состоявшиеся в советской системе люди, уже не готовые в силу возраста менять парадигмы и профессии. Именно их в массе 90-е оставили на овсяной каше и воде на несколько лет, отобрали даже те малые доходы, которые они имели при социализме, заставили резко снизить свой социальный статус, унизили их, заставив все время чувствовать свою вину за то, как они жили до 1991 года. В нынешней системе они видят возврат к «разумному социализму», который оправдывает их прошлое и, одновременно, защиту от неопределенности и унижения 90-х годов.
Гражданский долг россиян сегодня
13 НОЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
В чем состоит гражданский долг россиян сегодня? В том, чтобы спасти «русский мир» от перспективы отсталости, нищеты и вырождения, преодолеть традиционное холопское сознание, надежду на доброго царя-президента, сделать народ хозяином своей жизни. Подобно тому, как стали хозяевами на своей земле шведы и финны, научившиеся на деле контролировать свою бюрократию. Надо самим отвечать за то, что происходит вокруг. А для этого изменить свой менталитет, политическую систему, правоприменительную практику, заставить чиновников служить, не наживаясь. Отсюда следует практическое понимание гражданского долга – мирными средствами добиваться таких реформ, которые создадут условия для притока иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий. Уйти от самоизоляции России.
Вера в «доброго царя» или президента: истоки
5 НОЯБРЯ 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ
Российское общество и в наши дни по традиции остается не эмансипированным от власти. Монархическая традиция, наивная русская вера в «доброго царя», ожидание Вождя, Хозяина, Лидера во многом преобладают в сознании народных масс вплоть до наших дней. Точка опоры у большинства россиян вынесена вовне, связана с верховной государственной властью. В России в отличие от стран Запада исторически сложился тип общественной системы, для которого характерны «перевернутые» отношения собственности и власти: в его основе лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Почему?
Ты гражданином быть обязан!
30 ОКТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
Большинство россиян хотят быть подальше от политики. Мол, мы люди маленькие, меньше возникаешь – дольше проживешь. Жили бы они в древних Афинах, их бы точно наказали атимией – публичным бесславием, бесчестием, презрением, лишением прав гражданского состояния. Человек, подвергшийся атимии, не имел права выступать в Народном собрании, занимать должности, служить в армии, участвовать в Олимпийских играх. Столь суровой была кара за неучастие в политике. Закон требовал, чтобы во время волнений и междоусобиц граждане примыкали к одной из борющихся партий.
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.