Выборы
25 сентября 2017 г.
Как гарантировать проведение реформ?
21 АВГУСТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Обсуждаем программу А. Навального

Задайте россиянам на улице вопрос: зачем люди идут во власть? Подавляющее большинство ответит: чтобы урвать и разбогатеть! К сожалению, это правда. Мы знаем это не только по ролику Алексея Навального о дворцах Дмитрия Медведева или по сообщениям об аресте за казнокрадство очередного высокопоставленного чиновника. Люди, приезжающие из республик Средней Азии и из Украины, рассказывают – там не лучше. Недавно на канале Youtube показали интервью с доверенным лицом Петра Порошенко Александром Онищенко, который сегодня прячется за границей. Он имел от Порошенко задание при принятии законов подкупать депутатов Рады. Так было, например, при утверждении Радой по настоянию Порошенко Генеральным прокурором Луценко – человека без юридического образования. Онищенко не только подкупал депутатов, но и фиксировал сделки на аудио и видео. О чем теперь и доложил своему народу.

Меня это признание не удивляет. Будучи народным депутатом РФ, я был свидетелем того, как заинтересованные лица активно подкупали депутатов, например, выторговывая для директоров предприятий выгодные условия приватизации. С годами практика подкупа и обогащения депутатов приняла более широкий размах. Но интересно, что многие прохожие на улице, ответив на мой вопрос о цели хождения во власть, добавляют: «Все так делают. Меня изберите, и я брать буду. Кто во власть попадет, бедным не останется». И действительно через пару лет после назначения нового губернатора в любой области, как правило, самые прибыльные предприятия оказываются в собственности членов его семьи и друзей. Почему?

Как утверждают генетики, в наших генах заложена программа, унаследованная от обезьян. Мы склонны к присвоению того, «что плохо лежит», то есть к воровству, взяточничеству, казнокрадству. При одном условии: если этому не мешает наша культура. Вспомните библейскую заповедь «Не укради!» Но, к сожалению, когда историка Василия Ключевского попросили одним словом охарактеризовать главную черту русского народа, он ответил: «Воруют». И был прав. Для русских клятва курсантов Военно-воздушной академии штата Колорадо: «Не буду жульничать, врать и воровать, не потерплю рядом с собой того, кто это делает», кажется просто неисполнимой.

Мы и они. Если сравнивать нас с европейцами, то все выглядит противоречиво. С одной стороны, мы в своих действиях похожи на европейцев, с другой…

Как и они, мы строили железные дороги и рыли каналы. Но там люди делали это добровольно, у частных подрядчиков за приличную зарплату. У нас каналы рыли заключенные под дулами охранников. Или закупали целые заводы за рубежом на деньги от продажи зерна, отнятого у колхозников, обреченных на Голодомор.

У нас, как и у них, в обществе есть развитые культурные связи. Но у них это свободные СМИ, радио и телевидение, у нас – цензура и каналы задуривания мозгов подданных.

У нас, как и у них, проявляется сплочение нации. Но у них это происходит на базе культа Конституции, закона, перед которым все равны, справедливого суда, гарантий прав собственности. У нас сплочение идет на базе культа личности очередного вождя или восторга от присоединения куска чужой территорий, будь то Финляндия или Крым. Там сплочение нации происходит путем участия граждан в общенациональных организациях – профсоюзах и партиях, а мы считаем это пустой и опасной тратой времени. Мы – самый атомизированный народ в мире, у нас каждый – за себя, а общественными интересами пусть вождь занимается.

У них считается доблестью сообщить властям о нарушениях правил и законов. Можно и самому обратиться в суд с иском в защиту общественных интересов, выступить в роли прокурора с частным обвинением. У нас доносить – всегда «западло», а гражданину самостоятельно выступать в защиту общественных интересов закон и власть не позволяют. А ведь внешне вроде мы ведь очень похожи, ракеты и спутники есть у них и у нас. И одеваемся по одной моде. Правда, зарплата у нас в 10 раз ниже, чем в Европе. Но мы не гордые, если вождь скажет, то и на картошке проживем.

У них чиновники – это служащие, нанятые гражданами на работу, а у нас это начальники – небожители, казнокрады и олигархи. У них источник власти – победа на честных выборах, у нас – результат аппаратных ухищрений и подтасовки при подсчете голосов, интенсивного промывания мозгов малообразованной части населения. У них есть стремление повысить уровень государственного управления за счет конкурсов при приеме на службу, экзаменов, доступа к информации органов власти и гражданского контроля над их работой, а у нас назначают министрами и губернаторами только своих, пусть даже и охранников.

У них цель деятельности государства – благо народа, у нас – богатство клептократии при покорности и безмолвии «терпил». У них – убеждение в том, что вся жизнь в государстве должна подчиняться формальным законам. Не верность власти, а соблюдение закона – признак доблести. У нас – суд карманный, «закон что дышло, как повернут, так и вышло». Жизнь под властью ханов, царей, генсеков и президента, творимый властями произвол привили россиянам устойчивое недоверие к закону и суду. При этом большинство уверено, что купить можно всех, были бы деньги. И, что важно – многие готовы поступаться совестью.

В Средние века широкие слои европейцев не мыслили себе иного устройства общества, чем монархия. Конечно, образованные историки знали о греческих городах-республиках, о Римской республике и ее законах, но простой крестьянин или торговец об этом не ведал. Потребовалось несколько сотен лет и череда революций в Европе и Америке, чтобы европейцы осознали, что не они – подданные власти, а президент и парламент наняты (избраны) ими, чтобы им служить. Мы не осознали этого до сих пор. Как показывают опросы, надежды на доброго царя, который все сделает и о них позаботится, по-прежнему разделяет большинство нашего населения. Первобытный инстинкт «вождь и племя» доминирует в нашей культуре.

Русские послушны начальству даже тогда, когда видят несправедливость или незаконность приказа. Чиновник будет такой приказ исполнять. А английские солдаты, как писал Энгельс в своей работе «Присяга английского солдата», не будут. Они не будут стрелять в безоружных людей, потому что знают, что судить их будет обычный суд, который сочтет, что они совершили предумышленное убийство. Ссылка на приказ начальства суд просто не примет во внимание!

О чем все это говорит? Мы в своем гражданском развитии отстали от развитых стран на сотни лет. Наше общество нельзя назвать современным, а наше государство – зрелым. Мы не удивляемся, когда читаем о племенах, обнаруженных в джунглях Амазонки, которые продолжают жить по нормам Каменного века. Конечно, мы не в Каменном веке. Но мы и не современные люди, культурой своей не вышли. Также как узбеки, таджики, афганцы и многие другие отсталые нации. Хоть и обладаем ядерным оружием, как Северная Корея. Сможем ли мы сделать рывок и догнать цивилизованный мир? Петр Первый пробовал, не получилось, оказывается, не на то ставил.

Разные политические культуры порождают разные государства. Преобладание подданнической культуры ведет к монархии или авторитарному режиму. Культура гражданского участия – к республике, где власть реально подотчетна обществу. Где мы есть? Если судить по опросам любви к национальному лидеру, то где-то в Средневековье. И не надо обманываться обилием иномарок. Если одеть дикаря по-европейски и посадить в «Мерседес», он сойдет за европейца.

Воровство – норма поведения на юге Италии, а на севере этой страны и в соседней Австрии можно оставить машину незапертой. В Хорватии, близкой нам славянской стране, воровать не принято, грех. Все дело в обычаях, традициях, «понятиях», принятых в конкретном обществе. Что можно, а что нельзя. Для цыган не обманывать лохов – тогда на что жить? А для финнов обман, взятки и воровство позорны. Это осуждается соседями и коллегами. Стыдно. Да еще страх перед наказанием, предусмотренным Уголовным кодексом. Как привить нам культуру финнов?

Лекарство от воровства. Все ли жаждут взяток и откатов? Нет. Есть люди, подобные горьковскому Данко. Они готовы отдать свое пламенное сердце людям. Но таких людей мало. Как же при нашей культуре отобрать в органы власти честных людей, таких как Данко, которые будут служить не за «возможность урвать», а ради достойного будущего своего народа, его обеспеченной и культурной жизни?

 Опыт развитых стран подсказывает, что это возможно только через политическую конкуренцию. Когда депутаты и министры от правящей партии знают, что оппозиция следит за каждым их шагом и не спустит ни одного случая коррупции, тогда идти во власть ради взяток опасно. А если еще в стране приняты законы, поощряющие финансовое доносительство на взяткодателей и взяткополучателей, и информаторы могут рассчитывать на щедрое вознаграждение, (См.: ЕЖ. «О законе Додда-Франка и финансовом доносительстве в США»), то коррупционные сделки и во власти, и в бизнесе становятся крайне рискованными, тебя сдадут твои же сотрудники.

 Добавим к этому и малоизвестные в России инструменты контроля органов власти «снизу»: иски граждан в защиту групповых интересов (См.: ЕЖ. «Иски в защиту общих интересов») и право на частное обвинение (См.: ЕЖ. «Каждому россиянину – права прокурора»). И тогда во власть пойдут только для того, чтобы честно служить народу, как в Швеции или Финляндии. А сам народ начнет относиться к представителям власти не как к правящей мафии, а как к нанятым служащим. Терпеть во власти жуликов и воров ему нет резона.

Где лежит дорога? Так как же модернизировать страну и общество, как сформировать вместо клептократии (власти жуликов и воров) честную власть, реально подотчетную народу? Ведь нам надо не просто заменить плохого царя на хорошего, Путина на Навального, а изжить в народной культуре комплекс «вождь и племя»! Если путь к осовремениванию сознания народа лежит через модернизацию власти и элиты, то какова технология этого процесса?

Борис Вишневский, депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга, предлагает[1] перейти от президентской модели государственного устройства, введенной в 1991 году исключительно для обеспечения единоличной власти Бориса Ельцина в борьбе с парламентом, выступавшим против рыночных реформ, к парламентской республике. В принципе он прав. Преимущества настоящей (не бутафорской) парламентской республики известны: победившая на выборах партия или коалиция партий формирует правительство из числа депутатов. Тем самым исполняется воля народа. Если сохраняется пост президента (нередко избираемого парламентом), то только для представительства или на случай, когда формирование коалиции и правительства заходит в тупик. Партия не может обещать народу одну политику, а проводить другую, как это нередко делают кандидаты в президенты. Обманывающая партия долго не проживет.

Нельзя сказать, что в парламентских республиках нет разделения властей. Хотя министры и назначаются из числа депутатов, бюрократическая вертикаль исполнительной власти функционирует раздельно от парламента. А судебная власть и подавно независима. В таких республиках значительно меньше коррупции и выше уровень гражданского контроля. Там корыстные интересы бюрократии ограничивает оппозиция, представленная в парламенте и имеющая широкие права для контроля. Как правило, в европейских странах контрольные комитеты парламента возглавляют представители оппозиции. Обязанность парламента в целом – не только формулировать задачи для правительства и исполнительной власти, но и контролировать исполнительную власть. Естественно, парламент способен выполнить эти задачи, только если будет состоять из неподкупных политиков, людей типа академика Сахарова и Навального.

В парламентской республике нет вождя, отвечающего за все. И это разумно, потому что не может один человек решать все проблемы страны. Там нет фюрера, единолично решающего начать войну или потратить миллиарды налогоплательщиков на гонку вооружений, обогащение своих «друзей», подарить им право присваивать прибыль от продажи природных ресурсов, которые принадлежат народу. В парламентской республике не может президент личным решением назначить лояльного ему непрофессионала министром по принципу «главное – преданность мне». В такой республике не собираются вокруг главы государства льстецы, поющие ему песни о том, какой он умный и какие правильные решения принимает.

В парламентской республике хорошо работает контроль со стороны граждан, которые на себе ощущают результаты правительственной политики. Здесь огромную роль играют свободные СМИ и гражданские активисты. Общество оценивает, насколько предвыборные обещания депутатов от различных партий соответствуют реалиям, и делает выводы в ходе очередных парламентских выборов.

Способны ли мы к самоорганизации? Проблема перехода к парламентской республике для россиян состоит в зависимости состава парламента от средневековой культуры граждан. Ведь парламентская республика предъявляет высокие требования к политической культуре и демократическим традициям граждан и политиков. Вспомним результаты выборов в Госдуму в 1994 году, когда больше всего голосов получила партия клоуна Жириновского. Избиратели не улавливали связи между законами, которые должна принимать Дума, и своей жизнью. А клоунада Жириновского на экране телевизора им даже нравилась. Поэтому как бы хороша ни была парламентская республика в устоявшемся развитом обществе, она – плохой инструмент для модернизации страны.

Кроме того, необходимо, чтобы партии реально работали, были своего рода фильтром для кандидатов в депутаты. А мы иной системы, кроме «вождь и племя», не знаем, нам партии не нужны. Вот и упираемся в неспособность россиян к самоорганизации, прежде всего, в политические партии. А без настоящих партий парламентской республики быть не может. Будет парламент, состоящий из взяточников.

Что значит настоящих партий? Реальность партии – это не факт ее госрегистрации и даже не фракция депутатов, по указке Администрации президента прописанных в Госдуме. В настоящей партии активисты ходят по квартирам, устраивают во дворах дискуссии жильцов, раздают и наклеивают листовки, агитируют за свою программу в сетях. Вы когда-нибудь видели, чтобы этим занимались члены «Единой России»? Нет. А волонтеры Навального, точнее Партии прогресса, делают. Они и есть политическая партия, по своей практике похожая на шведских социал-демократов. Конечно, без харизматического лидера при развитых СМИ не обойтись. Впрочем, это обстоятельство для настоящей партии важное, но все-таки прилагаемое к способности членов партии к самоорганизации.

Что касается государственной регистрации партий, то от нее надо отказаться. Григорий Голосов предлагает ввести саморегистрацию партий. Достаточно, чтобы представители партии подали в Минюст 500 заверенных нотариусом заявлений о вступлении граждан в партию. Она по закону вправе участвовать в выборах. Право выдвигать кандидатов в парламенты и вносить проекты поправок в законы надо оставить только за партиями. В парламент депутаты смогут попасть только по спискам партий, а покинувшие партию лишаются мандата. (См: ЕЖ. Г. Голосов «Как сделать партии полезными)

Опасная концентрация полномочий. Радикальное реформирование политической системы и воспитание в народе чувства хозяина своей судьбы упираются в необходимость высокой концентрации полномочий в руках реформаторов. Всем ясно, что нынешняя Госдума не проголосует за ратификацию 20 статьи Конвенции ООН о борьбе с коррупцией, которая поставит под удар награбленное чиновниками и олигархами. Тем более она не проголосует за закон, копирующий американский «закон Додда-Франка» о финансовом доносительстве, закон о групповых исках и расширении пределов частного обвинения.

А новая Госдума, избранная в ходе честных выборов, проголосует? Многие новые кандидаты пойдут в Госдуму, уверенные, что все вернется к старому и им удастся урвать на безбедную жизнь. А бабушки-избирательницы, у которых Сталин в голове, скорее проголосуют за того, кто много пообещает. Боюсь, что пока не изменится политическая культура россиян, переход к парламентской республике гарантирует повторение опыта Украины, так и не сумевшей провести комплекс антикоррупционных реформ.

Однако даже временное сохранение в России нынешней сверхпрезидентской республики, где вся власть сосредоточена у президента и его Администрации, грозит возвращением на колею фактического монархизма, на путь мафиозного государства. Пример тому – история Бориса Ельцина, который сумел провести через референдум Конституцию сверхпрезидентской республики, осуществил с правительством Гайдара рыночные реформы, фактически вынужден был отдать крупные предприятия олигархам и, назначив Путина преемником, в конечном итоге открыл дорогу к власти нынешней мафии. Нужны гарантии от повторения ельцинского опыта.

Что же делать? Сначала создать массовые партии сторонников реформ. Организовать эффективную программу телепропаганды гражданского участия и верховенства закона. Провести люстрацию вороватых чиновников и карманных судей. И только потом переходить к парламентской республике. А пока остаться в рамках действующей Конституции, отменив лишь одиозные законы и обеспечив независимость судебной власти. (См.: ЕЖ. М. Краснов. Как переустроить судебную власть). И лишь через несколько лет перейти к парламентской республике.

Пороки президентской республики. Недостаток президентской республики, прежде всего, состоит в том, что, как показывает опыт Латинской Америки, она делает политические партии лишними. Вся власть и вся управленческая работа оказываются возложенными на президента и его Администрацию. Если в парламенте у президента нет большинства, он будет изгнан со своей должности или напротив, распустит парламент. Примеров таких конфликтов множество.

Именно конституционное всевластие президента создает условия для установления авторитарного режима. Показателен пример Египта. Основные инструменты там были те же, что и в России: репрессивное законодательство о политических партиях, контроль исполнительной власти над организацией выборов, прямые фальсификации. Не помогли египтянам ни традиционно независимый суд, ни отказ от пропорциональной системы выборов. Только революция 2011 года положила конец режиму Мубарака.

Президенты часто приходят к власти, раздавая народу невыполнимые обещания. Но президент по Конституции назначает правительство, а порою и судей Верховного суда. Потом выясняется, что министры-казнокрады, единственное достоинство которых – лояльность президенту. Судьи сажают не коррупционеров, а противников президента. У бизнесменов, которые дают деньги оппозиции, возникают проблемы с полицией. А оппоненты президента объявляются «пятой колонной», финансируемой из-за рубежа. Модернизации страны не будет, власти она не нужна, ей и так хорошо у бюджетной кормушки. Получается новая смена клептократии. Можно ли вырваться из этого замкнутого круга?

Впрочем, есть примеры и честных президентов, приведших свои страны к процветанию (самый известный – Ли Куань Ю). Но это не снимает проблемы. Важно иметь работоспособный административный механизм реформ. Но нельзя отдавать власть в одни руки, не имея страховки на случай обмана избирателей и неисполнения реформ.

Как застраховаться? В Китае при наличии генерального секретаря КПК все решения принимает единогласно политбюро КПК, у каждого члена политбюро есть право вето. Учитывая нацеленность политбюро на реформы, это дает некоторую гарантию от вождизма.

Можно предложить механизм импичмента при невыполнении президентом его предвыборной программы. Например, если в течение месяца со вступления в должность он не вносит на рассмотрение Госдумы обещанные им поправки в УПК, предельно расширяющие возможности частного обвинения, не расширяются функции суда присяжных, то по новой Конституции он должен быть отрешен от должности.

Наша нынешняя Конституция сверхпрезидентской республики рождалась в политических битвах 1992-1993 годов. Мы имеем ослабленное правительство, практически полностью поставленное под контроль президента. Поэтому придется сразу устранить дисбаланс и укрепить конституционный статус правительства. Сегодня президент России может отправлять правительство в отставку по собственной инициативе, а вот президент Франции не может. В стандартной модели президентско-парламентской республики президент вправе издавать только согласованные с правительством указы, за исключением собственных конституционных полномочий. Возможно, именно такие поправки в Конституцию, принятые сразу с началом реформ, помогут избежать впоследствии узурпации власти.

Читатели могут предложить и другие «оковы» для президента-реформатора и его команды. Но, главное, по окончанию срока его полномочий обязательно должна вступать в силу новая Конституция парламентской республики, и попутно должен обновиться депутатский корпус. На это все надежды.


[1] Вишневский Б. Выйти из круга // Новая газета, 07.07.2017.












  • Андрей Колесников: Присутствие Собчак отражает и другой момент — выборы как карнавал, как игра. Это надо рассматривать уже в этнографических, а не в политических категориях.

  • BFM.ru: Из Кремля поступила только идея об участии Собчак в выборах, однако бюджета вслед за идеей телеведущей не выделили. Пока неизвестно, на какие средства она собирается вести предвыборную кампанию.

  • Анатолий Лилейкин: Конечно глупая история. Собчак, может оттяпать у Навального огромный политический куш. Уверен, что Навальный все свои штабы готовит для Ксении

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Собчак иль не Собчак? Вот в чем вопрос…
21 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Общеизвестно, что Ксения Анатольевна Собчак очень умная женщина. А вовсе не глупая. Что нам еще важно про нее понимать? Ну, например, то, что и у нынешней политической элиты г-жа Собчак заслужила репутацию человека разумного и вменяемого. То есть такого, который в самый ответственный момент неожиданный фортель не выкинет, а будет действовать в рамках верифицированных правил, понятий и достигнутых договоренностей. Она, несомненно, федерально известна, а следовательно, обладает разнообразным потенциалом, что называется, «на берегу». Это я все к тому, что если вдруг Путин решит назначить Ксению Собчак премьер-министром России...
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2017
Андрей Колесников: Присутствие Собчак отражает и другой момент — выборы как карнавал, как игра. Это надо рассматривать уже в этнографических, а не в политических категориях.
В СМИ
21 СЕНТЯБРЯ 2017
BFM.ru: Из Кремля поступила только идея об участии Собчак в выборах, однако бюджета вслед за идеей телеведущей не выделили. Пока неизвестно, на какие средства она собирается вести предвыборную кампанию.
В блогах
21 СЕНТЯБРЯ 2017
Анатолий Лилейкин: Конечно глупая история. Собчак, может оттяпать у Навального огромный политический куш. Уверен, что Навальный все свои штабы готовит для Ксении
В Москве слегка ослабили вожжи
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, хочется надеяться, что на второй день после триумфального захвата демократами на прошедших муниципальных выборах нескольких округов в центре столицы эмоции уже слегка улеглись…  Давайте утрем наконец слезы счастья, оставим на время взаимные поздравления и попытаемся спокойно разобраться в произошедшем. Я бы сказал, что та команда политтехнологов, что курировала этот проект добилась практически всего, что было запланировано. Я вижу только один серьезный прокол. В Гагаринском районе, где голосовал гарант Конституции, в местный муниципальный совет не прошел ни один представитель «Единой России»! 
Прямая речь
12 СЕНТЯБРЯ 2017
Алексей Макаркин: Это напоминает начало 90-х годов, когда все ожидали, что сейчас придут новые депутаты, сменят старую бюрократию и всё станет хорошо.
В СМИ
12 СЕНТЯБРЯ 2017
РБК: Более 80% избирателей Москвы «были проинформированы» о предстоящих 10 сентября выборах муниципальных депутатов. 
В блогах
12 СЕНТЯБРЯ 2017
Александр Шмелев: Если бы в РФ было настоящее местное самоуправление, основанное на принципе "субсидиарности", по результатам вчерашних московских выборов Путин и Ко могли бы вздохнуть спокойно. 
Тайные выборы в Москве и в России
8 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На ближайшее воскресенье в России назначен единый день голосования. В 16 субъектах федерации будут избраны главы регионов, в 6 регионах избираются местные парламенты, в 11 городах — местные заксобрания, в двух округах довыбирают депутатов Госдумы, в трех городах, в том числе и в Москве, пройдут муниципальные выборы. Эти выборы отличаются от всего того, что до этого под названием «выборы» происходило на территории России, двумя важными особенностями. Во-первых, начальство решило сделать эти выборы государственной тайной. В наибольшей степени это касается Москвы. 
Прямая речь
8 СЕНТЯБРЯ 2017
Леонид Гозман: У них, видимо, не хватает административного ресурса для контроля, и поэтому им нужно, чтобы на выборы пришло как можно меньше людей. Чем ниже явка, тем легче сфальсифицировать результат.