Цензура
20 марта 2019 г.
Кругом сплошные иностранные агенты
15 НОЯБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Госдума приняла поправки в статью 6 закона «О СМИ», обязывающие иностранную прессу регистрироваться в качестве иностранных агентов. Эта новость имеет несколько аспектов.

Аспект № 1. Это наш «ответ» американцам, мгновенный, а также «вынужденный и зеркальный». Последние слова — цитата из спикера Госдумы Вячеслава Володина, который заявил, что поправка в российский закон «О СМИ» стала ответом на требование Минюста США к телеканалу RT – America зарегистрироваться в качестве иноагента, которое было выполнено 13.11.2017.

Насчет «мгновенности» российского ответа — тут Володин точен: 13.11 RT стала иноагентом в США, а 15.11 Госдума нанесла ответный удар. А насчет зеркальности он, конечно, соврал.

Американское законодательство содержит несколько актов, предназначенных для фиксации иностранного влияния на политику, общественное мнение и экономику США. Среди них — Акт Вурхиса от 17.10.1940, «Акт о регистрации находящихся под контролем иностранных государств организаций, осуществляющих политическую деятельность в США». Это — про партии и политические движения. Под Акт Вурхиса попали, в том числе, троцкистская Социалистическая рабочая партия и Компартия США. Следующий по уровню «политической угрозы» — принятый в 1938 году «Акт о регистрации иностранных агентов» (FARA). Это акт, принятый изначально как защита от нацистской пропаганды. Со временем его содержание изменилось, и сейчас по этому Акту в Минюсте США зарегистрированы несколько тысяч организаций, выполняющих агентские (лоббистские) поручения иностранных государств. Среди них — вот эта контора, под вывеской которой RT вешает лапшу на американские уши.

Главных отличий американского акта FARA от российской поправки в закон «О СМИ» несколько. Во-первых, крайне размытые формулировки, благодаря которым иностранным агентом может быть принято любое СМИ, у которого бдительные органы надзора смогут найти малейшие признаки иностранных денег. Даже рекламу иностранных товаров можно при большом желании признать скрытой вербовкой. В этом случае весь российский телевизор — это один большой иноагент. Второе отличие — произвольность применения. Формула «может быть признан» в российских реалиях означает прямой призыв законодателя к произвольному применению закона.

Аспект № 2. Последовательная деградация российского законодательства о СМИ. Принятый в 1991 закон «О СМИ» сегодня узнать довольно трудно. Каждый новый депутатский корпус вносил дополнения и изменения в статью 4 («Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации»), в результате чего ее текст стал по духу своему напоминать николаевский «Чугунный устав о цензуре» 1826 года. Теперь взялись за статью 6. Осталось отменить статью 3 о недопустимости цензуры… А впрочем, она и так не действует.

Аспекст № 3. Касается политических и семантических реалий. В американских реалиях слово «агент» означает «выполняющий поручение», то есть партнер. В российских реалиях агент — синоним слова «шпион». Тут, правда, Лев Рубинштейн уже написал, что благодаря усилиям законодателей словосочетание «иностранный агент» станет комплиментом. Полагаю, что Лев Семенович, несомненно, прав, имея в виду свое окружение. Но не стоит экстраполировать настроения довольно узкой группы либеральной интеллигенции на всю отечественную популяцию. Полагаю, что последствия принятия этой поправки к закону «О СМИ» могут привести к дальнейшим деформациям медийного поля России. Предыдущий закон о «20% иностранного участия» привел к серьезному переделу рынка СМИ, причем прежде всего глянцевых журналов, далеких от политики. Ну, выдавят из России окончательно CNN, Burda, Discovery, Deutsche Welle и еще десяток-другой СМИ, у которых найдут тень иностранных денег — и что? Кому станет легче? Уж точно не гражданам России.

Реальную угрозу национальной безопасности России представляют не иностранные СМИ, которых в России почти нет, если иметь в виду политический сегмент, а обитатели Кремля, Старой площади и Охотного ряда. Не меньшую, а может, и большую угрозу России и ее гражданам несет российский телевизор. Вот они-то и есть настоящие агенты-вредители, подлежащие разоблачению и суду.

 
Фото: Zuma\TASS












  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Законы Клишаса летят над страной
14 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. 
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.