В оппозиции
23 июня 2018 г.
Письмо к лидерам демократического процесса
20 НОЯБРЯ 2017, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

«Уважаемые лидеры демократического процесса…»

Впрочем, кого я имею в виду? Конечно, не думские партии. Ни сурковых-володиных. Ни весь этот галдящий дурдом на ТВ. Ни карманную якобы оппозицию из справедливороссов во главе с тюкнутым пыльным мешком Мироновым. («Ой, вспомнилось, она еще существует?») Отчасти, может быть, это все-таки обращение к Зюганову и Ко, поскольку они прямо пишут, что не прочь изменить общественный строй. Однако если и удивляющему в последнее время, то только тем, как он, коммунист, совмещает царя, Ленина, социализм, капитализм, Бога и Путина, на десерт при этом обещая своим сторонникам ГУЛАГ, Сталина и очередную полную национализацию. Получите и радуйтесь! Я бы о нем не упоминал, если бы он тоже не собирался выдвигаться и не жило в части нашего народа бредовое собесовское представление о том, что «Россия – левая страна» и на какой-то период возможен тактический союз с коммунистами, хотя бы в области самоуправление и трудового права.

Но в целом это обращение, конечно, не к ним, а к другим.

К умным и либеральным. К Навальному, Явлинскому, Ходорковскому, Гозману, Кудрину, Гудковым (обоим), Яшину, Ройзману (наверноt), Шлосбергу (наверноt), Быкову, Собчак… Кто еще? Тут, конечно, еще и проблема всех перечислить, кто будет важен в момент гипотетической политической трансформации. Или же кто встанет столбом перед… (антоним «трансформации», видимо, некая заколдованность), у ледяной стены заколдованности.

Причем, я не претендую на точное знание лиц и реалий. Один из верных способов войти в эту тему – обратиться к тоталитарным интернет-группам поддержки стабильности и порядка. Они специализируются на публикации списков, кого они призывают повесить, расстрелять, выслать из страны — обычно это наши сторонники. Хотя, с другой стороны, и этот их список не может быть точным, поскольку многие из него уже перестали функционировать по возрасту, как, например, Солженицын, Ельцин и Сахаров. Просто уже и умерли давно, а в списках остались. Иных же убили. И они тоже остались в списках, продолжая подвергаться поношениям. Хотя рекрутировать на либеральную баррикаду мы их, к сожалению, уже не можем.

К либеральным политологам и публицистам… Павловскому, Бунину, Сатарову, Шевцовой, Шульман, Морозову, Мартынову, Рогову… Всех не назвал, простите.

То есть к тем, кто понимает, что рубеж марта 2018 года приближается с неумолимостью бронепоезда Троцкого из одноименного сериала, а к нему абсолютно никто не готов. Хотя, мы совершенно точно знаем, что в результате въедем в будущее, которое ничем не отличающеетя от прошлого. И будет это такой День сурка.

«Уважаемые лидеры демократического процесса, мы понимаем, вы это понимаете, но что вы предлагаете?»

Вообще, если мы считаем, что политика – это не только бизнес политиков или опыт выживания оппозиции в условиях закатанности в асфальт, а еще и наука, этика, и долг, то это могла бы быть такая коллективная анкета с прицелом теста на честность.

«Как вы считаете, кремлевская рать в обозримой перспективе допустит реальную конкуренцию на своих выборах? Если нет, то какова модель нашего поведения, кроме демонстрации готовности к сотрудничеству путем явки на избирательные участки?»

«Как вы считаете, теоретически возможно ли опрокидывающее голосование в России, после которого рычаги власти окажутся у прозападных либералов? (Понятно, что билет в будущее есть только у прозападных либералов, не у бредовых евразийцев же. Тем более не у еще более бредовых тех, кто «остров Россия и мы – сами с усами». Возможно, этот тезис кому-то покажется грубым и философски ненаполненным, но ничего другого разумного пока не предложено.) Если нет, и рычаги власти не окажутся у прозападных либералов, и нет никакого шанса, что окажутся, то в чем вообще заключается либеральная стратегия?»

«Как вы считаете, если 11 марта 2018 года не станет судьбоносным днем в истории России, то рационально ли нам выстраивать всю политическую жизнь конца 2017 и начала 2018 г. исключительно на встрече этого дня? Может, нужно уже выйти из этой парадигмы и встретить что-то другое?»

И наконец — самый главный вопрос.

«Вот начнется новый политический цикл. Его слоган: «Продолжаем сходить с ума». Какие у нас в нем могут обнаружиться политические надежды? Если честно, не будут ли они основаны исключительно на очередном болезненном падении экономики, после которого будут рекрутированы новые люди, или все-таки мы надеемся на неожиданном протрезвлении наших соотечественников? А случись падение, мы переживем? А «новые люди» – это не фашисты, случайно?»

Собственно, пока, насколько я вижу, существует только два варианта политического поведения.

Тупо участвовать в предложенной властью игре в выборы или тупо не участвовать в ней. При этом люди, избиратели, вроде бы не и хотят быть обведенными вокруг пальца, но все равно неминуемо втягиваются в воронку «предвыборной кампании». Иначе никак не объяснишь жаркую полемику вокруг Собчак, которая де превращает последнюю в буффонаду. Как будто без нее она не буффонада. Понятно, почему вы участвуете. Потому что многим из вас нужно остаться со своими брендами, получить доступ хоть к какому-то микрофону (в 7 утра на дебатах или в хамских телешоу вечером, что продлится дней десять), где вы скажете нечто, что позволит вас идентифицировать впоследствии как демократов и либералов. Несомненно, это важно.

Понятно, что есть не менее важная задача — сохранить структуры и функционирующих сторонников в тонусе. Не дать им разбежаться по кухням и заграницам (воображение подбрасывает образ: вампиры готовятся к спячке в гробах, пока не сядет Солнце). Да и важно продолжать делать маленькие гешефты на второстепенных выборах, поддерживая не совсем уж озверелых чиновников. Что в целом это никак и ничего не изменит.

Или второй вариант: резко свернуть в так называемый бойкот — в сторону, но примерно с тем же результатом. Поскольку у бойкота есть то ограничение, что власти его могут «не заметить», а бойкотистам, очевидно, не удастся консолидироваться и выиграть спор даже в группе потенциальных сторонников. Всегда может встать прекраснодушный болван и заявить, что действие по-любому лучше бездействия. Попробуй, возрази!

Поскольку вашего ответа на поставленные вопросы я, видимо, не дождусь, попробую дать свой.

Все равно честно в таких выборах — не участвовать. После 2018 года, очевидно, продолжатся упадок и безумие, к ним надо готовиться. Если объединяться, то не вокруг «кандидата», а вокруг «кандидатской платформы», которую уже с 2018 года надо начать императивно навязывать «российскому правлению» сразу же после его фальшивой пролонгации.

Путь навязывания — инициативное обессмысливание их охранительных установок, игнорирование запретов, недвусмысленный наказ прекратить «холодную войну» с Западом, широкая общественная полемика по поводу дальнейшей судьбы Крыма (уголовно запрещенная в России, но этот запрет так же должен быть проигнорирован, поскольку неконституционен). Если не удается опрокинуть катастрофическую власть, надо научиться ее не замечать, превращая эту отстраненность в новую политику. Иного вроде бы не дано.



Фото: Россия. Москва. 24 декабря 2011. Во время митинга оппозиции "За честные выборы" на проспекте Сахарова. Валерий Шарифулин/ТАСС













  • Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.

  • "Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.

  • Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».
Прямая речь
30 МАЯ 2018
Виктор Шендерович: Мы живём в стране, которой правят убийцы, и любого из нас могут убить совершенно безнаказанно. Это подтверждено уже многократно, и это делает смерть Аркадия по-своему ритуальной.
В СМИ
30 МАЯ 2018
"Новая газета": Абсолютно прямой. Абсолютно честный. Настоящий художник, писатель, для которого было важнее гражданское высказывание, чем осмысление происходящего.
В блогах
30 МАЯ 2018
Stanislaw Minin: А политической журналистики больше нет. Есть "они" и "мы". И что бы ни случилось, сразу ясно, кто виноват, некогда разбираться, главное сразу сказать: "суки!"
ФСБ против Виктора Корба
23 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело омского правозащитника, социолога и блогера Виктора Корба приобретает плохой оборот. Следственный комитет возбудил против него уголовное дело по статье 205.2 УК РФ. Он пока в статусе подозреваемого в пропаганде терроризма, что грозит до 5 лет тюрьмы. Учитывая практически нулевой процент оправдательных приговоров в российских судах, в случае передачи дела в суд гэбэшная ловушка захлопнется и в стране появится еще один политзаключенный. Идеальный вариант – уехать, – к сожалению, невозможен, поскольку Виктор Владимирович сообщает, что он под подпиской о невыезде, хотя бумагу, запрещающую ему покидать Омск, он подписать отказался.