Что делать?
02 июня 2020 г.
Проблема мусора — в чем?
15 ЯНВАРЯ 2018, Вадим ЖАРТУН
ТАСС

Для меня мусор, помимо всего прочего, еще и важный показатель здоровья общества. «Разруха не в сортирах», как писал Булгаков. Правда, и не в головах тоже. Проблема мусора несколько сложнее и серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

В России грязно. РФ занимает первое место в мире по территории и 180-е — по плотности населения. На квадратный километр приходится всего 8 человек (в Японии — 337, в Бельгии — 333, в Великобритании — 254), но почти любое место, куда хоть однажды ступала нога человека, у нас изгажено.

Каждый гадит, как умеет, сообразно своим возможностям: пешеходы бросают бумажки на улицах, собачники «выгуливают» своих питомцев во дворах, любители пикников оставляют мангалы, бутылки и пластиковые пакеты на природе, компании сваливают опасные отходы за городом или сливают в реки, а государство покрывает радиоактивным загрязнением сразу десятки тысяч квадратных километров, как это было в Кыштыме, Чажме и Чернобыле.

Очевидно, что проблема носит системный характер. Мало того, беспорядок сам себя воспроизводит и распространяется на все сферы нашей жизни. Эксперименты показывают, что люди в два раза охотнее бросают мусор на землю рядом со стеной, изрисованной граффити. Одно нарушение правил провоцирует другое, другое — третье и так далее.

Поэтому банальный мусор на улицах вносит существенный вклад в ощущение неустроенности, беспорядка и безнаказанности в стране, делает людей менее законопослушными и провоцирует «трущобную болезнь» (а что толку стараться, если вокруг все равно это?).

«Начинать с себя» в борьбе мусором бесполезно. Я не бросаю мусор, вы его не бросаете, ваши друзья его не бросают, а вокруг все равно грязно. Это и понятно: чтобы быстро и надежно засрать любое общественное место, нужно менее 1% тех, кто бросит окурок, уронит бумажку, оставит пустую бутылку и так далее.

Кто-то из них просто не понимает, что делает нечто предосудительное — ну не воспитали его как следует, кому-то лень сделать пару шагов до ближайшей мусорки, кто-то отчаялся ее искать (потому что коммунальщики не побеспокоились ее поставить), кто-то промахнулся мимо мусорки и не стал подбирать, потому что это как-то «неудобно», а кто-то и правда не заметил, что уронил бумажку на землю.

Системные проблемы требуют системных решений, поэтому везде, где с мусором относительно благополучно, делают две простых вещи:

1. Высокими и неотвратимыми штрафами снижают до минимума число тех, кто мусорит.

2. Организуют регулярную и качественную уборку общественных мест.

При этом одно помогает другому: чистота не провоцирует людей на нарушения, а штрафы помогают финансировать качественную уборку.

Чтобы этого добиться, не нужны сверхъестественные усилия или нечто, принципиально невозможное в России. Например, говоря о штрафах за мусор в развитых странах, многие называют их «драконовскими».

Да, в Каннах за брошенную на землю банку из-под газировки или окурок оштрафуют на 180 евро (12 400 руб.).

В Калифорнии за выброшенный на обочину окурок придется заплатить 1000 долларов (59 тыс. руб.).

В Германии окурок будет стоить от 20 до 35 евро (1400-2400 рублей). Справить нужду на улице — от 40 до 100 евро (в Ганновере и Штутгарте — вплоть до 5 тыс. евро (345 тыс. руб.), так что терпите, если что. Оставить мусор после пикника — от 50 до 100 евро.

В Сингапуре все сложно, и штраф можно получить даже за то, что в других странах ненаказуемо:

- покормить голубя хлебом — от 500 до 1000 SGD (21 500-43 000 руб.),
- самому перекусить на улице — 1000 SGD,
- жевать жвачку на улице — 1000 SGD,
- плюнуть на улице — 1000 SGD,
- не спустить воду в общественном туалете — 200-1000 SGD,
- перейти дорогу в неположенном месте — 500 SGD,
- разбрасывать мусор — 500 SGD.

Если сравнить это с российским штрафом за выброс мусора в неположенном месте — от 2000 до 5000 руб., — то разница и правда кажется существенной, но в то же время за участие в несанкционированном митинге (или просто оказавшись рядом) вы получите штраф от 10 до 20 тыс. рублей, а за повторное участие — от 150 до 300 тысяч, что даже по западным меркам запредельно много.

То есть космические штрафы российских законодателей ничуть не смущают, просто у них другие приоритеты.

Но штрафы — это еще не все: кто-то их должен собирать. Может быть, для обеспечения порядка у нас недостаточно полицейских? Нет, их более чем достаточно: 516 на 100 тыс. человек.

Для сравнения: в Германии их 299, в США — 256, в граничащей с нами Финляндии — всего 144 на 100 тысяч. Ну, разве что в Сингапуре их больше — 753 на 100 тыс. человек.

И, вместе с тем, страна наша велика и под каждым деревом полицейского не поставишь. Во многих странах бороться с мусором помогают видеокамеры.

В Германии специальные мусорные детективы на основе камер слежения и анализа мусора определяют и штрафуют нарушителя.

В Сингапуре записи видеокамер просматривает специальный штат сотрудников полиции, которые незамедлительно реагируют на нарушения. Кроме того, везде на улицах дежурят полицейские в штатском, да и простые прохожие не поленятся заснять вас на телефон и отправить снимок в полицию.

В Эстонии камеры видеонаблюдения установили даже в государственных лесах, чтобы бороться с людьми, выбрасывающими мусор на природе.

Может быть, для нас камеры — это слишком дорого? Нет, конечно. Только в Москве сейчас установлено 145 тыс. камер наблюдения. Зум дворовых камер — 10-кратный. Записи с городских площадей увеличиваются в 30 раз. При желании можно рассмотреть номер машины, из окна которой выброшена пачка сигарет.

Я сейчас выглянул в окно и пересчитал камеры на детском садике во дворе. Тех, что я вижу не сходя с места, — 27. Они повсюду: на фонарных столбах, на стенах, на ограде. И это не режимный объект, а самый обычный государственный детсад в Петербурге!

В Москве все данные камер наблюдения стекаются в Единый центр хранения, где стоит 11 тыс. жестких дисков общей емкостью 20 петабайт. По умолчанию записи хранятся 5 суток, по запросу — 30. К системе имеют доступ 13 500 пользователей — полицейских и коммунальщиков. Я понимаю, что Москва — еще не вся Россия, но в крупных городах с видеонаблюдением проблем нет. Как, впрочем, нет и штрафов за мусор, выписанных с их помощью.

А почему? Гораздо более сложные и дорогие камеры контроля скорости прекрасно окупаются: каждая камера фиксирует в среднем 108 нарушений в сутки, компания-оператор получает за каждый выписанный штраф по 233 рублей — 750 тыс. рублей в месяц! Не удивительно, что только за последний год число камер в окрестностях Москвы удвоилось.

Теперь про уборку.

Какие-то вещи решаются легко и просто. Например, в Германии обычно в цену напитка уже включена залоговая стоимость тары, поэтому стеклянные бутылки и банки (со специальными знаками) можно сдать в любом магазине и получить назад свой залог. Если вы не сделаете это сами, всегда найдется бомж, для которого деньги точно не будут лишними. Вообще идея использовать для уборки бомжей не нова.

В Амстердаме, где в парках обосновались алкоголики и бомжи, им с утра выдают уборочный инвентарь, две банки пива и пачку сигарет, а вечером, если уборка была качественной и сами уборщики не валялись на газонах вместо уборки, каждый получает еще и 10 евро.

Примерно так же поступают в Латинской Америке. За 6 собранных пакетов мусора в Бразилии дают один пакет с едой, а в Мексике — талоны на овощи. Благодаря этому в 54 бедных районах каждую неделю получают еду 102 тысячи человек, собирая около 400 тонн отходов ежемесячно.

Нет бомжей? Не беда! Берлинские подростки, собирающие мусор и сдающие его на переработку, получают финансовое вознаграждение. Нидерландские муниципальные власти выдают специальные купоны экологической лояльности активным участникам программы раздельного мусора. Такой купон дает льготы на оплату коммунальных услуг и жилья. В Барселоне дети поощряются лакомствами, а взрослые — благодарностью от властей.

Вообще быть мусорщиком в Барселоне не считается зазорной работой. Она неплохо оплачивается, поэтому испанцы, особенно в условиях своего вялотекущего кризиса, предпочитают чистить улицы сами, а не отдавать работу мигрантам.

Ну и, разумеется, все это не отменяет нормально организованную работу коммунальных служб. Там, где есть толпы людей и потоки туристов, никакие штрафы не спасут, нужно просто убирать мусор. К счастью, таких мест немного и они легкодоступны для коммунальщиков.

Переработка собранного мусора — отдельная проблема, но об этом я пока даже не мечтаю. Когда-нибудь, наверное, мы дорастем до уровня Японии, где перерабатывается 80% отходов (у нас перерабатывается ноль, 4% сжигается, а остальное лежит на свалках). Правда, для этого японцев приучили самостоятельно сортировать мусор по примерно 30 категориям. В Англии мусорных баков всего три вида, но штраф в 1000 фунтов (78 тыс. руб.) можно получить не только за неправильную сортировку мусора, а даже за то, что в определенный день недели (мусор разных типов вывозится в разные дни) перед домом стоял неправильный бак.

Нам до этого как до Луны, разумеется, но решить проблему сбора мусора в городах и их ближайших окрестностях мы вполне способны. У государства для этого есть все необходимые ресурсы. Нет только главного — желания.

Его беспокоит война в Сирии, выборы в США, независимость Каталонии, Крымнаш, национальные мегапроекты и Навальный, а мусор, среди которого мы живем, — нет.

Возможно, чиновники просто не видят возможности что-то «отпилить» на борьбе с мусором, возможно — власть считает мусорящее быдло своим электоратом и не желает его раздражать без нужды. Но что более вероятно, они об этом даже не задумываются: в правительственных резиденциях и элитных загородных поселках куч мусора нет, да и из окна бронированного «мерседеса» они не слишком заметны.

Разруха не в сортирах, не в головах, а в сложившейся порочной системе, при которой народ и власть живут в параллельных, почти не пересекающихся мирах.


Оригинал текста

Фото: Александра Мудрац/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Какой дорогой идти России? Часть 2
1 ИЮНЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Продолжаем обсуждать меры по развитию экономики России, которые дадут ей шанс не попасть в разряд отсталых стран. Ответу на этот вопрос посвящена вторая часть дайджест по докладу научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Григорьевича Ясина. Наука. Если Россия не может конкурировать с Китаем, с Индией или с Бразилией по трудовым ресурсам, то ей остается только инновационная модель развития. Нужны знания и творчество, которые могут обратить нефтяные и газовые доходы в развитие инновационной экономики. Наука, как и образование, — фундамент такой экономики. Наука главным образом поставляет знания, являющиеся содержанием образования, а образование готовит кадры для науки.
Какой дорогой идти России? Часть1
26 МАЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Европейские страны, США, Канада, Австралия, Япония сегодня перешли в новую инновационную стадию развития, а другие страны еще нет. Народам развивающихся стран надо реформировать привычные порядки, заимствовать культуру развитых стран. Одни страны, такие как Южная Корея и Китай, делают это. Другие, такие  как Россия или Туркмения, сильно отстают. Против реальной модернизации выступает и наша элита, и значительная часть населения страны. А президент развлекает россиян разговорами о нашей особой цивилизации…
Социализм, построенный не нами. И не у нас
15 МАЯ 2020 // ЮРИЙ ГЛАДЫШ
В последнее время можно нередко услышать ностальгические призывы к возвращению в «золотой век» позднего Советского Союза, к социализму. Можно признать, что для членов партноменклатуры КПСС этот строй действительно был комфортным. Но не для простых граждан. Попробуем разобраться, что же это был за «социализм» и стоит ли к нему возвращаться? По академическому определению прилагательное «социальный» (от латинского socialis — общественный), относится к взаимоотношениям людей в обществе. 
«Гардарика» и Гайдар, или Почему не прав Ходорковский
13 МАЯ 2020 // МИХАИЛ САРИН
На «Эхе Москвы» в программе «2020» шла речь о книге Михаила Ходорковского «Новая Россия, или Гардарика (Страна городов). Десять политических заповедей России XXI века». Там же, на «Эхе Москвы», появился блог известного историка, академика РАН Юрия Пивоварова «Рассуждение о свободе и нравственном выборе (о работе М. Б. Ходорковского «Новая Россия или Гардарика (страна городов)...». В отзыве Пивоварова книга названа «идейным плацдармом, с которого мы можем начать строить Новую Россию». В то же время он пишет: «Эту работу будут читать и спорить». И сам Михаил Ходорковский признает: «Ни в коем случае не воспринимаю себя истиной в последней инстанции». Полезно обсудить его книгу.
Вот и закончилось везение Путина. А как жить нам?
20 АПРЕЛЯ 2020 // ИГОРЬ РУСАКОВ
Согласно «Статистическому обзору мировой энергетики за 2018 год» компании BP, 2018 год стал пиком мирового производства нефти — 94,7 млн баррелей в сутки, и ее потребления — 99,8 миллиона. Девять лет подряд спрос на нефть неуклонно возрастал. Абсолютным лидером по потреблению и производству нефти в мировом масштабе стали США. Они лидировали и в производстве сжиженного природного газа (СПГ) — сопутствующего продукта сланцевой нефти. За несколько лет Америка опередила Ближний Восток, и к 2018 году на ее долю приходилось не менее 40% мировой добычи СПГ.
Где лежит дорога к достойной жизни
15 АПРЕЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Человеку с нормальной психикой свойственно стремление к обеспеченной жизни. Одни сводят ее к хорошему жилью, питанию, удобной одежде. Другим нужен еще и простор для самовыражения. А некоторым для реализации своих амбиций нужна власть над согражданами, чтобы заставить их идти по выбранной ими дорожке. Одни предлагают развивать рынок и гарантировать право частной собственности, другие проповедают утопию коммунизма, т.е. всеобъемлющее планирование производства и потребления.
Кому нужно победобесие?
14 АПРЕЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Зачем нам сегодня вспоминать Вторую мировую войну? Ведь людям приходится решать сегодняшние проблемы. Хотя многие не против учитывать уроки прошлого. Но делают они из нашей истории разные выводы. Для одних – «никогда больше!». Для других – «можем повторить!». Когда участники войны были живы, 9 мая был праздником «со слезами на глазах», праздником памяти и скорби. Милитаристская истерия и желание повторить были тогда абсолютно неуместны. Но сегодня победобесие официальной пропаганды стало, к сожалению, нормой. А нам приходится отстаивать историческую правду.
Кому принадлежит заначка?
4 АПРЕЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В стране распространяется пандемия короновируса. А дома кончаются продукты и нет денег их докупить. Ваша компания остановила производство, так как лишилась рабочих, осевших по домам и дачам. Доходов у нее теперь нет, с каких денег платить людям вынужденные отпускные – неясно. А по оценкам экономистов две трети россиян имеют сбережения, которых хватит лишь на месяц самоизоляции. Того и гляди люди, обезумев от голода и плача своих детей, пойдут громить магазины. А кое-кто отправится грабить особняки и квартиры. Есть хочется, а денег нет! Власть эти перспективы понимает? И что же она делает?
Система Путина. Часть 2
1 АПРЕЛЯ 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Вся отмеченная (в первой части статьи) «экзотическая» коррупционная деятельность соединяется со стандартной коррупцией, представляющей собой в России норму жизни. Если для наездов силовики специально отыскивают интересующий их успешный бизнес, а затем уже отнимают его или облагают данью, то в подавляющем большинстве случаев предприниматель должен сам приходить к чиновнику и «подставляться» под коррупцию. Такого рода стандартная процедура оборачивается двумя видами злоупотреблений: взятками и откатами.
Система Путина. Часть 1
31 МАРТА 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.