Что делать?
18 июня 2019 г.
Проблема мусора — в чем?
15 ЯНВАРЯ 2018, Вадим ЖАРТУН
ТАСС

Для меня мусор, помимо всего прочего, еще и важный показатель здоровья общества. «Разруха не в сортирах», как писал Булгаков. Правда, и не в головах тоже. Проблема мусора несколько сложнее и серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

В России грязно. РФ занимает первое место в мире по территории и 180-е — по плотности населения. На квадратный километр приходится всего 8 человек (в Японии — 337, в Бельгии — 333, в Великобритании — 254), но почти любое место, куда хоть однажды ступала нога человека, у нас изгажено.

Каждый гадит, как умеет, сообразно своим возможностям: пешеходы бросают бумажки на улицах, собачники «выгуливают» своих питомцев во дворах, любители пикников оставляют мангалы, бутылки и пластиковые пакеты на природе, компании сваливают опасные отходы за городом или сливают в реки, а государство покрывает радиоактивным загрязнением сразу десятки тысяч квадратных километров, как это было в Кыштыме, Чажме и Чернобыле.

Очевидно, что проблема носит системный характер. Мало того, беспорядок сам себя воспроизводит и распространяется на все сферы нашей жизни. Эксперименты показывают, что люди в два раза охотнее бросают мусор на землю рядом со стеной, изрисованной граффити. Одно нарушение правил провоцирует другое, другое — третье и так далее.

Поэтому банальный мусор на улицах вносит существенный вклад в ощущение неустроенности, беспорядка и безнаказанности в стране, делает людей менее законопослушными и провоцирует «трущобную болезнь» (а что толку стараться, если вокруг все равно это?).

«Начинать с себя» в борьбе мусором бесполезно. Я не бросаю мусор, вы его не бросаете, ваши друзья его не бросают, а вокруг все равно грязно. Это и понятно: чтобы быстро и надежно засрать любое общественное место, нужно менее 1% тех, кто бросит окурок, уронит бумажку, оставит пустую бутылку и так далее.

Кто-то из них просто не понимает, что делает нечто предосудительное — ну не воспитали его как следует, кому-то лень сделать пару шагов до ближайшей мусорки, кто-то отчаялся ее искать (потому что коммунальщики не побеспокоились ее поставить), кто-то промахнулся мимо мусорки и не стал подбирать, потому что это как-то «неудобно», а кто-то и правда не заметил, что уронил бумажку на землю.

Системные проблемы требуют системных решений, поэтому везде, где с мусором относительно благополучно, делают две простых вещи:

1. Высокими и неотвратимыми штрафами снижают до минимума число тех, кто мусорит.

2. Организуют регулярную и качественную уборку общественных мест.

При этом одно помогает другому: чистота не провоцирует людей на нарушения, а штрафы помогают финансировать качественную уборку.

Чтобы этого добиться, не нужны сверхъестественные усилия или нечто, принципиально невозможное в России. Например, говоря о штрафах за мусор в развитых странах, многие называют их «драконовскими».

Да, в Каннах за брошенную на землю банку из-под газировки или окурок оштрафуют на 180 евро (12 400 руб.).

В Калифорнии за выброшенный на обочину окурок придется заплатить 1000 долларов (59 тыс. руб.).

В Германии окурок будет стоить от 20 до 35 евро (1400-2400 рублей). Справить нужду на улице — от 40 до 100 евро (в Ганновере и Штутгарте — вплоть до 5 тыс. евро (345 тыс. руб.), так что терпите, если что. Оставить мусор после пикника — от 50 до 100 евро.

В Сингапуре все сложно, и штраф можно получить даже за то, что в других странах ненаказуемо:

- покормить голубя хлебом — от 500 до 1000 SGD (21 500-43 000 руб.),
- самому перекусить на улице — 1000 SGD,
- жевать жвачку на улице — 1000 SGD,
- плюнуть на улице — 1000 SGD,
- не спустить воду в общественном туалете — 200-1000 SGD,
- перейти дорогу в неположенном месте — 500 SGD,
- разбрасывать мусор — 500 SGD.

Если сравнить это с российским штрафом за выброс мусора в неположенном месте — от 2000 до 5000 руб., — то разница и правда кажется существенной, но в то же время за участие в несанкционированном митинге (или просто оказавшись рядом) вы получите штраф от 10 до 20 тыс. рублей, а за повторное участие — от 150 до 300 тысяч, что даже по западным меркам запредельно много.

То есть космические штрафы российских законодателей ничуть не смущают, просто у них другие приоритеты.

Но штрафы — это еще не все: кто-то их должен собирать. Может быть, для обеспечения порядка у нас недостаточно полицейских? Нет, их более чем достаточно: 516 на 100 тыс. человек.

Для сравнения: в Германии их 299, в США — 256, в граничащей с нами Финляндии — всего 144 на 100 тысяч. Ну, разве что в Сингапуре их больше — 753 на 100 тыс. человек.

И, вместе с тем, страна наша велика и под каждым деревом полицейского не поставишь. Во многих странах бороться с мусором помогают видеокамеры.

В Германии специальные мусорные детективы на основе камер слежения и анализа мусора определяют и штрафуют нарушителя.

В Сингапуре записи видеокамер просматривает специальный штат сотрудников полиции, которые незамедлительно реагируют на нарушения. Кроме того, везде на улицах дежурят полицейские в штатском, да и простые прохожие не поленятся заснять вас на телефон и отправить снимок в полицию.

В Эстонии камеры видеонаблюдения установили даже в государственных лесах, чтобы бороться с людьми, выбрасывающими мусор на природе.

Может быть, для нас камеры — это слишком дорого? Нет, конечно. Только в Москве сейчас установлено 145 тыс. камер наблюдения. Зум дворовых камер — 10-кратный. Записи с городских площадей увеличиваются в 30 раз. При желании можно рассмотреть номер машины, из окна которой выброшена пачка сигарет.

Я сейчас выглянул в окно и пересчитал камеры на детском садике во дворе. Тех, что я вижу не сходя с места, — 27. Они повсюду: на фонарных столбах, на стенах, на ограде. И это не режимный объект, а самый обычный государственный детсад в Петербурге!

В Москве все данные камер наблюдения стекаются в Единый центр хранения, где стоит 11 тыс. жестких дисков общей емкостью 20 петабайт. По умолчанию записи хранятся 5 суток, по запросу — 30. К системе имеют доступ 13 500 пользователей — полицейских и коммунальщиков. Я понимаю, что Москва — еще не вся Россия, но в крупных городах с видеонаблюдением проблем нет. Как, впрочем, нет и штрафов за мусор, выписанных с их помощью.

А почему? Гораздо более сложные и дорогие камеры контроля скорости прекрасно окупаются: каждая камера фиксирует в среднем 108 нарушений в сутки, компания-оператор получает за каждый выписанный штраф по 233 рублей — 750 тыс. рублей в месяц! Не удивительно, что только за последний год число камер в окрестностях Москвы удвоилось.

Теперь про уборку.

Какие-то вещи решаются легко и просто. Например, в Германии обычно в цену напитка уже включена залоговая стоимость тары, поэтому стеклянные бутылки и банки (со специальными знаками) можно сдать в любом магазине и получить назад свой залог. Если вы не сделаете это сами, всегда найдется бомж, для которого деньги точно не будут лишними. Вообще идея использовать для уборки бомжей не нова.

В Амстердаме, где в парках обосновались алкоголики и бомжи, им с утра выдают уборочный инвентарь, две банки пива и пачку сигарет, а вечером, если уборка была качественной и сами уборщики не валялись на газонах вместо уборки, каждый получает еще и 10 евро.

Примерно так же поступают в Латинской Америке. За 6 собранных пакетов мусора в Бразилии дают один пакет с едой, а в Мексике — талоны на овощи. Благодаря этому в 54 бедных районах каждую неделю получают еду 102 тысячи человек, собирая около 400 тонн отходов ежемесячно.

Нет бомжей? Не беда! Берлинские подростки, собирающие мусор и сдающие его на переработку, получают финансовое вознаграждение. Нидерландские муниципальные власти выдают специальные купоны экологической лояльности активным участникам программы раздельного мусора. Такой купон дает льготы на оплату коммунальных услуг и жилья. В Барселоне дети поощряются лакомствами, а взрослые — благодарностью от властей.

Вообще быть мусорщиком в Барселоне не считается зазорной работой. Она неплохо оплачивается, поэтому испанцы, особенно в условиях своего вялотекущего кризиса, предпочитают чистить улицы сами, а не отдавать работу мигрантам.

Ну и, разумеется, все это не отменяет нормально организованную работу коммунальных служб. Там, где есть толпы людей и потоки туристов, никакие штрафы не спасут, нужно просто убирать мусор. К счастью, таких мест немного и они легкодоступны для коммунальщиков.

Переработка собранного мусора — отдельная проблема, но об этом я пока даже не мечтаю. Когда-нибудь, наверное, мы дорастем до уровня Японии, где перерабатывается 80% отходов (у нас перерабатывается ноль, 4% сжигается, а остальное лежит на свалках). Правда, для этого японцев приучили самостоятельно сортировать мусор по примерно 30 категориям. В Англии мусорных баков всего три вида, но штраф в 1000 фунтов (78 тыс. руб.) можно получить не только за неправильную сортировку мусора, а даже за то, что в определенный день недели (мусор разных типов вывозится в разные дни) перед домом стоял неправильный бак.

Нам до этого как до Луны, разумеется, но решить проблему сбора мусора в городах и их ближайших окрестностях мы вполне способны. У государства для этого есть все необходимые ресурсы. Нет только главного — желания.

Его беспокоит война в Сирии, выборы в США, независимость Каталонии, Крымнаш, национальные мегапроекты и Навальный, а мусор, среди которого мы живем, — нет.

Возможно, чиновники просто не видят возможности что-то «отпилить» на борьбе с мусором, возможно — власть считает мусорящее быдло своим электоратом и не желает его раздражать без нужды. Но что более вероятно, они об этом даже не задумываются: в правительственных резиденциях и элитных загородных поселках куч мусора нет, да и из окна бронированного «мерседеса» они не слишком заметны.

Разруха не в сортирах, не в головах, а в сложившейся порочной системе, при которой народ и власть живут в параллельных, почти не пересекающихся мирах.


Оригинал текста

Фото: Александра Мудрац/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!