Итоги года
02 июля 2020 г.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года

Александр Гольц

Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны. При этом нельзя не признать, что сирийская операция продемонстрировала новые качества российской армии, полученные в результате сердюковских реформ, плоды которых Сергей Шойгу существенно преумножил. Речь прежде всего о способности к быстрому развертыванию. Группировка Вооруженных сил РФ появилась на Ближнем Востоке буквально в считаные дни. К тому же российские военные смогли максимально использовать те преимущества, которые определялись спецификой этого театра военных действий. В первую очередь тем, что у противника не было вовсе средств ПВО. В этих условиях удалось уйти от необходимости широкомасштабной наземной операции. Разработчики операции сконцентрировались на организации массированных ударов с воздуха. При этом в условиях многолетней гражданской войны в стране практически не осталось объективных источников информации, которые были бы признаны международным сообществом. И это позволило Москве бомбить все что угодно, презрительно отмахиваясь от любых обвинений в гибели тысяч мирных жителей.

При этом Россия участвовала и в наземных операциях. Сейчас Москва уже открыто признает, что во всех подразделениях сирийской армии действовали оперативные группы российских советников, которые брали командование на себя. То же самое можно сказать и о центральных органах военного управления Сирии, где отечественные военные и планировали боевые действия, и руководили ими. Наконец, в самых важных боях решающую роль играли наемники из «группы Вагнера». В результате, мало того, что российское Минобороны регулярно рапортовало об освобожденных от террористов территориях, оно получило формальную возможность не сообщать о потерях, которые, конечно же, превышали официально признаваемые – погибшие не проходили официально по спискам военного ведомства.

Может показаться, что Кремлю удалось реализовать голубую мечту каждого автократа – провести «маленькую победоносную войну». Которую при этом можно начинать и заканчивать по собственной прихоти. Однако в действительности салюты по поводу сирийской победы устраиваются над развалинами. Речь не только о том, в руинах лежат города этой ближневосточной страны. В руинах – российская внешняя политика. Уместно напомнить: вступление российской военной группировки в сирийскую войну осенью 2015 года неслучайно совпало с речью Владимира Путина на Генассамблее ООН. Его тогдашние призывы к созданию всемирной антитеррористической коалиции были попыткой выйти из жесткой международной изоляции, в которой Кремль оказался в результате аннексии Крыма и «секретной» войны на Донбассе. Вступление в новую войну было попыткой исключить повторение унижения, которое случилось с Путиным на саммите G-20 в австралийском Брисбене, когда никто из лидеров ведущих стран не пожелал сидеть с ним за одним столом.

Поначалу казалось, что уловка сработала: в Москву зачастили министры и премьеры стран Запада. Даже Обама – полный путинский антипод – был вынужден скрепя сердце встречаться с российским президентом. Ну, чтобы как минимум договориться об общих правилах поведения в сирийском небе для самолетов международной коалиции и российских пилотов. Однако чем дальше, тем яснее становилось – Путин и в сирийском вопросе останется Путиным. Кремль будет беспрестанно лгать, манипулировать, подтасовывать. Россия, к примеру, заблокировала резолюцию Совбеза о продолжении расследования о применении режимом Асада отравляющих веществ. При этом Москва сочла неприемлемыми выводы международных экспертов из Организации по запрещению химического оружия.

И теперь не проходит недели, чтобы представители Минобороны и МИДа не заявили, что уже после «нашей» победы (о том, что поддерживаемые США силы оппозиции взяли столицу террористов – Ракку, российские пропагандисты помалкивают) злокозненные американцы собирают уцелевших после бомбежек террористов, дабы пополнить ряды антиасадовской вооруженной оппозиции. Вместо ожидавшегося сотрудничества, которое, согласно планам Кремля, позволило бы «заиграть» необъявленную войну против Украины, операция в Сирии обернулась новой конфронтацией с Западом. Таким образом, даже победная война не помогла выйти из изоляции. Новая встреча G-20 (а это единственный международный формат, в рамках которого Путин еще сохраняет возможность контактировать с западными партнерами), проходившая во вьетнамском Дананге, обернулась новыми унижениями. Дональд Трамп, на которого в Москве возлагали большие надежды, не счел возможным встречаться с российским президентом.

Уже в первые недели его пребывания в Белом доме выяснилось, что никакой «большой сделки» между Москвой и Вашингтоном не предвидится. Напрасно думцы пили шампанское. Ставшие известными факты о попытках вмешательства российских «государственных структур» в американские выборы вызвали такую волну возмущения, привели к созданию сразу нескольких комиссий Конгресса и назначению специального прокурора. Расследование уже стоило карьеры нескольким ближайшим сотрудникам Трампа, замеченным в контактах с русскими. Все это сделало «токсичным» все, что исходит из Кремля. Сегодня в принципе исключена возможность сколько-нибудь серьезных российско-американских контактов. Вместо содержательных консультаций стороны обмениваются взаимными обвинениями. Это происходит, например, с обсуждением проблем, связанным с реализацией подписанного 30 лет назад Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Российский президент не реже раза в неделю рассказывает о том, что в развернутых коварными американцами пусковых установках системы ПРО в Румынии можно разместить крылатые ракеты «Томагавк». Обвинения сугубо надуманные. Непонятно, зачем к нескольким тысячам этих ракет, легально находящихся на кораблях 6-го флота, добавлять еще два десятка таких же ракет, тайком размещенных на суше. Взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами опустилось гораздо ниже нуля. Никаких перспектив улучшения этих отношений не предвидится. Более того, отечественные бизнесмены с ужасом ждут февраля следующего года, когда американские спецслужбы должны представить Конгрессу список олигархов, поддерживающих Путина. Если против фигурантов списка будут введены полномасштабные санкции, включающие арест активов и запрет использования американской финансовой системы (что означает запрет на использование большинства иностранных банков), это грозит катастрофой для держателей общака кооператива «Озеро».

Не помогает даже то, что сегодня обе страны столкнулись с общими угрозами безопасности. Самая главная неприятность 2017 года – в мире появилась новая ракетно-ядерная держава. Это – КНДР, с лидером, степень вменяемости которого неизвестна. Ким Чен Ын проигнорировал ультиматумы Вашингтона и решения Совета Безопасности ООН. Москва изо всех сил намекала на то, что пользуется особым влиянием на Пхеньян, однако тот не обратил ровно никакого внимания на российские увещевания. Не смог Кремль воспользоваться и тем, что на глазах реализуется давняя, еще советская мечта наших дипломатов – благодаря эскападам Трампа серьезно нарастают противоречия между США и их западноевропейскими союзниками. Вместо того чтобы броситься в объятия Кремля и повиниться за поддержку Украины, страны Старого Света упорно продляют антироссийские санкции и продолжают нудно требовать соблюдения Минских соглашений. Особо убедительное доказательство внешнеполитических «успехов» Владимира Путина – то, что Финляндия и Швеция, две страны, которые буквально зубами держались за свой нейтралитет в прошлую «холодную войну», теперь ищут безопасности в сотрудничестве с НАТО. В 2017-м состоялись крупнейшие маневры на шведской территории, в ходе которых высадился американский десант. Что до многократно обещанного «поворота на восток», то он происходит в основном на уровне деклараций.

Таким образом, события 2017-го убедительно продемонстрировали блеск и нищету милитаризма как главного внешнеполитического инструмента. С помощью военной силы можно, конечно, на короткий срок напугать партнеров, однако серьезно улучшить свое положение невозможно. В ходе своей пресс-конференции Путин в сердцах признал, что Россия отнесена Западом к числу изгоев. И это главный итог года.

Фото: Сирия. Латакия. Многофункциональные бомбардировщики Су-34 перед вылетом с авиабазы Хмеймим в пункты постоянного базирования на территории России. Снимок с видео. Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС













  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Хайли лайкли 2020
14 ЯНВАРЯ 2020 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
В России надо жить долго. И вставать рано. Тогда, бог даст, что-нибудь поймешь в ее устройстве. А может, и не поймешь. Около 7 утра 11 января по новостным лентам прошло сообщение, что иранские военные выступили с заявлением по ТВ. Признали, что украинский самолет все-таки был сбит ими. Непреднамеренно, человеческий фактор. О чем сутки ранее с разной степенью уверенности высказывались первые лица Канады, США и Британии. Хайли лайкли. К сожалению, всякое бывает. Летом 1988 г. американцы тоже сдуру сбили иранский лайнер.
Переход в 2020 год. Режим продолжает разогреваться
10 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В голове засела фраза от А. Скобова. Он как-то написал, что российский режим находится в стадии «разогрева», а дело в том, что в космологии, когда они «разогреваются», им не до того, чтобы запустить эволюцию жизни. Теоретически ведь для жизни, для того, чтобы безгласные рыбы выползли на берег и превратились в свободных обезьян с Декларацией прав обезьян, планетарному реактору все-таки надо немножко поостыть. Так и в «политической космологии»: «разогреваясь», режим усугубляет свои базовые черты, на что был изначально нацелен. Сам и привыкает к ним, обучается использовать на корпоративную пользу, воспитывает адаптивное поколение, которое иной жизни не знает.
«Только бы не было войны»
9 ЯНВАРЯ 2020 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год принёс две противоположные, хотя и взаимосвязанные тенденции. С одной стороны, если по-ленински, в «низах» заметна активизация, оживление общественной жизни. Молодежи, прежде всего студенческой, явно надоело пассивно наблюдать то, что происходит в стране. То есть они бы, конечно, наблюдали со скучающими лицами, но как-то внезапно поняли, что это их непосредственно касается, что они не зрители, а участники представления. И, соответственно, повели себя как участники. Но не только молодежь с ее возрастной эмоциональностью и пониженным чувством опасности. Негромко и глуховато заворчали и взрослые люди в регионах, раздражённые ростом цен, экологией и тотальным беззаконием.
Накануне счастья
8 ЯНВАРЯ 2020 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
В 2020 году произойдет, как известно, масса всего хорошего. Средняя зарплата 2700 долларов, квартиры у каждого по сто метров, полет то ли на Марс, то ли на Луну, точно не помню. Сам Путин обещал! Если чего-то из этого не случится, то только из-за антинародной деятельности авторов и читателей «ЕЖа». А так бы, да, конечно! А что произошло в 2019-м? Если бы Бог (в которого я не верю) посмотрел сверху и подвел итог тому, что произошло на этой маленькой планете за время ее полного оборота вокруг выделенной ей звезды, то он бы, думаю, прежде всего обратил внимание не на Россию, а на Венесуэлу, Боливию и Гонконг. Там, как в 2011 году у нас, люди выступают не столько за какие-то политические идеи, сколько за собственное достоинство. За право быть людьми, а не скотом, которому скармливают любую ложь. Думаю, Ему должно понравиться.
Сыновей примеривают во власть
7 ЯНВАРЯ 2020 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Россия и Таджикистан — лишь эти две страны постсоветского пространства входят в двадцатые годы двадцать первого века в том же формате власти, что сформировался еще в веке двадцатом. Это звучит удивительно, но это так. Эмомали Рахмон и Владимир Путин, практически полные ровесники, родившиеся с разницей в два дня, 5 и 7 октября 1952 года, правят своими государствами с прошлого века, Рахмон с 1992 года, Путин с 1999-го.
Церковь раздора
6 ЯНВАРЯ 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Прошедший 2019 год оказался для Русской православной церкви (РПЦ) довольно травматичным. Главная травма — автокефалия ПЦУ, конечно. Все силы были брошены на то, чтобы другие поместные церкви эту автокефалию не признали, однако увы… За Вселенским патриархом Варфоломеем, который и даровал украинской церкви томос об автокефалии в самом начале 2019 года, последовала Элладская церковь, затем имя главы ПЦУ Епифания внес в свои диптихи Александрийский патриархат. С Константинополем РПЦ решительно разорвала отношения, однако дальше уже вела себя более сдержанно: под запрет попали только те епископы Элладской и Александрийской церквей, которые поминают Епифания...
Удовлетворительно?
6 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Удовлетворяют ли итоги 2019 года россиян? Смотря кого. Если гражданин принадлежит к власть имущим и ему удалось перевести за бугор еще пару миллиардов, украденных из средств, собранных с налогоплательщиков, то почему нет? И даже если деньги вывез честный российский бизнесмен, которому надоело платить дань силовикам, и он решил перенести свой бизнес в Европу, то он тоже может быть доволен. Отток капитала из России в частном секторе в январе-июле 2019 г., согласно оценке ЦБ РФ, вырос более чем в 1,6 раза по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. до 28 млрд. долларов. Во второй половине года отток капитала из России продолжился.
Итоги года. Я/МЫ
4 ЯНВАРЯ 2020 // АНТОН ОРЕХЪ
Жанр ежегодного итогового текста похож на жанр итоговой речи за новогодним столом, когда семья или друзья говорят о том, чего достигли, что пережили, преодолели, сделали или не смогли сделать, — и выражают уверенность, что в следующем году что-то обязательно изменится к лучшему, наладится, а все плохое останется навсегда в году уходящем.Не так часто мы потом вспоминаем эти слова. Новые дни, новые заботы. Иллюзии быстро развеиваются, хотя всегда есть и что-то приятное в нашей жизни! Я вот ради интереса пробежался по своим же прежним текстам — и не только своим. Они, с одной стороны, полны фраз типа «как это все достало», как страна и народ подходят к пределу терпения, как власть всё больше шатается из стороны в сторону, как всё ближе перемены и всё явственнее в воздухе запах свободы.
Год рассерженных людей
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2019 год стал годом рассерженных людей, выражавших свой гнев разными способами. Людей, не вписавшихся в глобальный мир или ощущающих себя на его глубокой периферии, обладающих невысоким социальным капиталом и не доверяющих политическим элитам и мейнстримным медиа. В Великобритании это были выборы. Рассерженные люди голосовали за «Брэксит» вопреки мнению лондонских интеллектуалов, выступавших за сохранение членства страны в объединенной Европе. Если взглянуть на электоральную карту Англии (без Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии), то она почти вся синяя — в цветах консерваторов, которые перехватили лозунги «брэкситеров».
Зима патриарха. Бесконечная
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В канун 2019-го Владимир Путин назвал успешное испытание гиперзвукового планирующего блока «Авангард» наилучшим подарком российскому народу. Традиция, похоже, прижилась. Уже в этом году итоговая коллегия Минобороны, в которой участвовал главный начальник страны, разительно отличалась от предпраздничных встреч Путина с чиновниками, отвечающими за другие сферы — за экономику, за социалку. Выяснилось, что национальные проекты не реализуются, модернизация здравоохранения сделала медицинскую помощь недоступной, а в области образования страна откатилась на сороковые места международных рейтингов. Но подведомственному населению не стоит переживать.