Цензура
25 марта 2019 г.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности.

Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций. «В ленте оскверняются наши исторические символы — советский гимн, ордена и медали», — наябедничал Пожигайло в обращении в Минкульт. Более того, Пожигайло обиделся, что «маршал Жуков изображается придурком», а также обнаружил в фильме «сцены чрезмерного насилия», на основе чего сделал вывод, что содержание «Смерти Сталина» противоречит правилам выдачи фильмам прокатного удостоверения.

Павел Пожигайло — выпускник Серпуховского высшего военного командного училища, обучался в адъюнктуре ГРУ, затем, понятное дело, стал депутатом Госдумы, а потом, что логично при такой биографии, заместителем министра культуры РФ. Последние годы сидит в Общественной палате РФ и надзирает за культурой в стране в рамках соответствующего общественного совета. Помимо общественного палаточника Пожигайло в общественном просмотре с последующим осуждением фильма приняли участие: режиссеры Никита Михалков, депутат Госдумы Елена Драпеко, писатель Юрий Поляков и другие представители патриотической культурной общественности. Осудили все. Писатель Юрий Поляков вынес вердикт: «Сатирическая британская комедия не должна демонстрироваться в России из-за признаков идеологической борьбы с нашей страной».

Не остался в стороне и телевизор. «Где заканчивается юмор и начинается издевательство?» — заинтересовался сотрудник «России 1» Георгий Подгорный. Патриотическую общественность возмутила сама обстановка, в которой показана смерть Сталина. «Если в комедии умирающий вождь лежит в луже мочи, может быть, это не просто комедия, но спланированная провокация?» — размышляет патриотическая общественность.

С лужей мочи, конечно, Армандо Ианнуччи дал маху. Приперся в дом повешенного со своей веревкой. За две недели до Олимпиады собрался тыкать россиян носом в лужу мочи, в которой утонул их любимый вождь. Грубый и бестактный человек, этот Ианнуччи. А главное, совершенно бездуховный…

Одним словом, общественность единогласно постановила, что фильм — мерзость, провокация, идеологическая диверсия, лишен всякой художественной ценности, а посему прокат его в России совершенно невозможен, так что «Смерть Сталина» в России откладывается на неопределенное время.

Сталинизм в путинской России не носит характера государственного культа, но имеет все признаки того, что можно назвать «государственно санкционированным уважением». В путинской России есть строго фиксированный перечень смешного. Смешны все без исключения политики Запада. В какие-то моменты допускается смеяться над Эрдоганом, а вот смех над Ким Чен Ыном — это уже дурной тон и признак политической близорукости. Очень смешно все что в Украине: политики, армия, экономика, культура, язык. В Крыму ничего смешного нет. В России надо потешаться над оппозицией, причем над несистемной следует хохотать в голос, хлопая себя по ляжкам, а над оппозицией думской надо подтрунивать по-доброму. Излишне напоминать, что любая форма иронии по отношению к Путину означает выбрасывание из медийного поля и автоматом зачисление в экстремисты.

Диктатура признает только садистский смех над врагом, лучше всего над его трупом. С иронией, а тем более с сатирой диктатура несовместима. В сентябре 1940 года в кинотеатрах США вышел фильм Чарли Чаплина «Великий диктатор» — политическая сатира на нацизм и персонально на Гитлера. Фильм был запрещен в Испании, Японии, Перу, в ряде других стран. В США по поводу проката «Великого диктатора» была истерика со стороны тех, кто боялся, что фильм может навредить отношениям между США и Германией. Гитлер и Сталин фильм посмотрели. О реакции Гитлера данных нет, хотя Чаплин писал, что отдал бы многое, чтобы о ней узнать. Сталину фильм не понравился, он отметил его низкую художественную ценность, и советские граждане «Великого диктатора» не увидели.

Цензура в путинской России была с самого начала, с первого его президентства. Сейчас она институциализировалась, затвердела, приняла системный облик. Два государственных органа окончательно превратились в цензурные ведомства. Роскомнадзор — это цензура в области СМИ, ведомство Мединского — цензура в сфере культуры. В отличие от цензурной практики советского Главлита, цензура в путинской России не имеет четких критериев запрета. «Ежедневный журнал» уже несколько лет пытается узнать, за что конкретно его блокируют. Ни Роскомназор, ни прокуратура не в состоянии дать на эти настойчивые вопросы внятного ответа. Это единичный пример, за которым стоит практика цензуры.

Минкульт только что снял с проката фильм «Приключения Паддингтона-2», милую семейную комедию о смешном медвежонке. За что пострадал забавный зверь, которого Россия считает своим символом, в Минкульте не смог ответить ни один человек. Говорят, что медвежонка убрали, чтобы не мешал триумфальному шествию «Движения вверх». Потом, правда, «Паддингтона-2» вернули, но ощущение идиотизма осталось.

Цензура в условиях почти всеобщего Интернета — это не сокрытие информации. Это символ, демонстрирующий государственную точку зрения на информацию. Сталин — это очень важно и серьезно. Можете не любить, но уважать обязаны. Путин — еще более важно и еще более серьезно. Любить и уважать обязаны все, кроме нацпредателей.

И напоследок, о цензорах. У Корнея Чуковского в дневнике есть запись: «Во главе союза писателей, равно как и во главе всех журналов — по замыслу начальства — должны стоять подлецы». В путинской России отбор на руководящие посты имеет тот же нравственный критерий, но ведется намного более строго, чем в СССР.

 



Фото: кадры из фильма "Смерть Сталина"/ovideo.ru












  • Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...

  • Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...

  • Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Законы Клишаса летят над страной
14 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду верхняя палата российского парламента, не приходя в сознание, одобрила так называемый «пакет Клишаса» — два закона, по одному из которых чиновники теперь наделяются правом решать, какие новости в Сети настоящие, а какие выдуманные, фейковые (и соответственным образом карать распространителей), а по другому, страховочному, гражданам предписывается этих самых чиновников не оскорблять. А иначе, сами знаете, что будет – штрафы, посадки, посадки, штрафы. Совет Федерации эти дивные законы заглотил и буквально в считаные минуты отрыгнул обратно уже в готовом для Владимира Путина виде. 
Прямая речь
14 МАРТА 2019
Андрей Колесников: Этот закон станет «спящий миной», которую будут использовать избирательно, в тех ситуациях, когда понадобиться уничтожить какое-то интернет-издание...
В СМИ
14 МАРТА 2019
Коммерсант: Во время обсуждения ряд сенаторов указал на расплывчатость формулировок, а также несоответствие документов нормам о свободе слова...
В блогах
14 МАРТА 2019
Юлия Мучник: Кто бы сомневался. Но вот я лично знаю в этом заведении одного приличного в общем-то человека. И вот ведь охота ему там сидеть среди этих упырей и карму себе так портить.  
Ты меня уважаешь?
8 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла в окончательном, третьем чтении законы о наказании за оскорблениие государственных символов и институтов. Поправки внесены в статью 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Люди, которые писали эти поправки, были, видимо, настолько взволнованы, что оказались не в состоянии выразить свою мысль членораздельно. Судите сами. Наказание теперь наступает за «распространение в информационно-коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ». То есть будут наказывать за то, что оскорбили тех, кто проявил «явное неуважение к обществу, государству» и прочим органам?
Прямая речь
8 МАРТА 2019
Николай Сванидзе: Ещё один очень широкий шаг в направлении возвращения реальной цензуры и в то же время — понижения авторитета власти в стране.
В СМИ
8 МАРТА 2019
infox: Главными выгодоприобретателями, как видим, станут разнообразные институты русского языка и приравненные к ним конторы, имеющие право предоставлять экспертизы для судопроизводства.
В блогах
8 МАРТА 2019
Ольга Романова: Умные юристы Руси Сидящей немедленно предложили не уважать государство неявно))). Второе предложение поступило из бухгалтерии - зацеловать до смерти.
В дни памяти Немцова репрессивная машина не буксует
28 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже многие комментаторы отметили, что в четвертую годовщину убийства Бориса Немцова власть во время проведения всех мероприятий, посвященных этой ужасной дате, вела себя весьма сдержанно и лютовала вполне умеренно. А по нынешним временам можно сказать, что и вовсе не лютовала. Судите сами – впервые за долгие годы цензурирование контента наглядной агитации, которую демонстранты несли с собой на Марш Немцова, носило более или менее формальный характер. Достаточно отметить, что колонна стартовала за растяжкой, на которой было написано «Мы отдали Россию негодяям. Пора возвращать». 
Прямая речь
28 ФЕВРАЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Это не страх. В Кремле вообще мало чего опасаются, там сидят очень уверенные в себе люди. Но это последовательное личное отношение.