Цензура
05 декабря 2020 г.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.

Пока депутат Драпеко говорила о нравственности в кино, в Чечне Верховный суд республики оставил в тюрьме главу местного «Мемориала» Оюба Титиева, которому подбросили наркотики и теперь судят как наркоторговца. Вконец одуревший от всевластия и безнаказанности путинский пехотинец приплясывает и прихихикивает, глумясь над обращением Ксении Собчак освободить Титиева: «Вот она глупая, я не понимаю ее. Откуда такие глупые люди берутся». В Чечне вполне открыто похищают и убивают геев и несогласных, и Кадыров советует матери одного из них поискать сына у себя дома или спросить у братьев: может, они и убили…

Пока депутат Драпеко говорила о нравственности в кино, Россия все глубже погружалась в сочинскую олимпийскую мочу, которая, выливаясь из тысяч подмененных пробирок, уже превратилась в море. Весь мир это видит и скандирует: «Путин, выпей это море!»

Нравственность — это ведь когда ты не делаешь людям то, чего не хочешь получить в ответ, не так ли? Вчера был Татьянин день, праздник студентов. По этому случаю в ледовый дворец Казани собрали студентов со всей страны. Они ждали Путина. Ждали почти четыре часа. Им сказали, что Путин прочитает им лекцию. Президент говорил две с половиной минуты. Он сообщил студентам, что они теперь «могут свободно, не думая ни о чем, создавать новые смыслы, новые технологии». После чего Путин удалился. (Про своих оппонентов он бы добавил: «… стуча копытами в сторону моря». Но про него так нельзя, у него же честь и достоинство, в отличие от всех остальных.)

Итак, Путин произнес эту загадочную фразу, оставив российское студенчество в задумчивости — как можно создавать новые смыслы и новые технологии и при этом ни о чем не думать? Впрочем, это уже про логику, о которой, кстати, в современной России тоже неудобно вспоминать. Возвращаясь к золотому правилу нравственности, очень хотелось бы увидеть, как Путин, приехав на встречу со студентами, обнаружил бы совершенно пустой ледовый дворец, где ему предложили бы подождать часика три-четыре, пока студенты соберутся…

Там, в этих Моисеевых скрижалях, было вроде что-то про вранье. В том смысле, что нехорошо это. Заповедь номер девять насчет произнесения ложных свидетельств, так, кажется? Искать публичные нарушения девятой заповеди в России — все равно что искать соленую воду в мировом океане. Ежесекундно. Мегатонны лжи. В телевизоре, по радио, в газетах, в интернете. Пример удивительно бесстыдной лжи показал в Давосе глава российской делегации вице-премьер Дворкович. Когда ему задали вопрос о том, можно ли модернизировать экономику без политической конкуренции, Дворкович объяснил, что в России с политической конкуренцией все отлично. «У нас сильная политическая конкуренция, у нас сильная президентская власть», — дал отповедь клеветникам России Аркадий Дворкович.

Про заповедь под номером шесть после Украины, Сирии, длинного списка убитых властью журналистов и политиков говорить как-то совсем не хочется…

Нельзя требовать от российской власти не врать, не воровать, не убивать, поскольку нельзя требовать от людей то, что противоречит их сути. Российская власть кроме перечисленного выше любит запрещать. Было бы неплохо к списку из четырех заветных слов, запрещенных к публичному употреблению, добавить еще десяток. Например, запретить в России публично произносить слова: «нравственность», «совесть», «культура», «наука», ну и еще несколько слов из этого ряда. Жизнь в России от этого не станет лучше, но будет, по крайней мере, не так противно…


Фото: Россия. Москва. 22 сентября 2017. Первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по культуре Елена Драпеко у бюста Иосифа Сталина во время церемонии открытия бюстов всех лидеров СССР на "Аллее правителей" в сквере у Музея военной формы одежды Российского военно-исторического общества (РВИО). Артем Коротаев/ТАСС












  • Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.

  • РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах

  • Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими. 
В СМИ
19 НОЯБРЯ 2020
«Независимая газета»: Правовую систему затачивают под национализацию элит и борьбу с иноагентами. 
В блогах
19 НОЯБРЯ 2020
borusrd: запретов всё больше,а теперь и вовсе вечный чекист на троне , видно скоро появятся тройки, массовые расстрелы "врагов народа" и концлагеря ГУЛАГа...
Они уже не стесняются
19 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На сайте профсоюза «Университетская солидарность» опубликован приказ ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС) Владимира Мау об исполнении требования Никулинской прокуратуры Москвы в рамках «проверки исполнения законодательства научными и образовательными организациями». Само требование приложено к приказу. Межрайонный прокурор по фамилии Простаков требует, в частности, доложить об участии вуза «в реализации проектов (программ) иностранных и международных неправительственных организаций, которые представляют (могут представлять) угрозу основам конституционного строя Российской Федерации...
Прямая речь
19 ОКТЯБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Находящиеся у нас у власти силовики, а за этим запросом стоит, конечно, ФСБ, а не прокуратура, проверяют, что они могут.