Цензура
30 марта 2020 г.
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

 ТАСС

В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России».  

Главный итог деятельности Роскомнадзора за прошедшие десять дней с момента вынесения решения Таганского суда — успешная блокировка 1,5 миллиона IP-адресов, принадлежащих компании «Гугл» и 16 миллионов IP-адресов компании «Амазон». При этом коммуникационный сервис Телеграм, чей владелец Павел Дуров пошел на прямой конфликт с российскими властями, отказавшись предоставить местным спецслужбам доступ к контенту своего мессенджера, по-прежнему практически повсеместно в России доступен для пользователей. Причем заход на его страницы все еще можно осуществить, что называется, напрямую, без использования различных «обходных инструментов» — платформ TOR, VPN-сервисов или прокси-серверов.

Важно отметить, что еще неделю назад сам г-н Дуров хоть и уверял заинтересованную общественность в том, что предпримет все возможные усилия, чтобы его клиенты «даже не заметили блокировку мессенджера», все же не до конца был уверен, что сумеет сохранить прямой доступ к ресурсу и призывал всех подстраховаться и запастись «антиблокираторами». Однако у него все получилось! Пока, по крайней мере…

Оглушительное фиаско Роскомнадзора, вне всякого сомнения, вызвало серьезнейшую обеспокоенность в Кремле. Неожиданно выяснилось, что важнейшая сфера общественной жизни фактически оказалась вне контроля властных структур, что на сегодняшний день государство просто не располагает надежным инструментом для ограничения допуска граждан своей страны к информационным и коммуникационным ресурсам.

Мнения экспертов по поводу хаотичной веерной и все равно безуспешной атаки Роскомнадзора на мировые интернет-гиганты разделилось. Большинство полагают, что госструктура оказалась не готова к столь изощренному и яростному сопротивлению Телеграма и просто не может ему противостоять на технологическом уровне. За прошедшую неделю глава Роскомнадзора Александр Жаров превратился во всеобщее посмешище, шутки и ехидные замечания в его адрес буквально наводнили Рунет. Однако высказывается и другая точка зрения. Дескать, блокировка Телеграма — это просто повод. А истинная цель — выявить последствия масштабного отрезания российских пользователей от целых сегментов мировой Сети. Причем тестирование это проводится как бы в двух направлениях: с одной стороны, власть пытается понять реакцию гражданского общества на урезание своих возможностей, с другой — посмотреть, какие технологические проблемы возникают при блокировке сервисов, которыми пользуются самые разные организации. В том числе, разумеется, и госструктуры.

На попытку изъять из оборота важный коммуникационный сервис общество отреагировало яростно и решительно — в воскресенье вечером десятки, если не сотни, людей по призыву Павла Дурова принялись запускать бумажные самолетики (эмблема Телеграма) и постить фотоотчеты о своих протестных действиях в социальных сетях.

С технологическими проблемами все гораздо сложнее. Уже очевидно, что российская власть пока, к счастью, не готова к действительно масштабному отключению мировой Сети. Поэтому пока она действует вслепую, по принципу «а давайте-ка рубанем вот эти десять миллионов доменов и поглядим, что произойдет». Такой подход уже привел к возникновению серьезных проблем у целого ряда структур. И пока не возымел катастрофических последствий просто по счастливому стечению обстоятельств. Но это вопрос времени, если Роскомнадзор продолжит свои эксперименты в области нарушения прав и свобод граждан.     


Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС












  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.