Что делать?
16 октября 2019 г.
Дефицит гражданского

Михаил Златковский

Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.

В странах Западной Европы и Северной Америки гражданское общество сформировалось давно, по мере расширения и гарантий прав простолюдинов, появления среднего класса. Там люди умеют отстаивать свои интересы и понуждать власть прислушиваться к своим требованиям. При этом фундамент гражданского общества — именно умение граждан отстаивать свои права и их желание нести ответственность за себя, за условия своей жизни.

Иное дело авторитарное «естественное» государство. Здесь по разные стороны баррикад власть-эксплуататор и слабое гражданское общество. Авторитарной власти не нужен контроль «снизу» и всякая там самодеятельность граждан. Отсюда щедро раздаваемые ярлыки «иностранных агентов», обыски офисов НКО, изъятие жестких дисков, контроль за перепиской, посадки. Так происходит в Северной Корее, во многих африканских королевствах, в среднеазиатских постсоветских государствах. А где находимся мы? Несомненно, в средневековом болоте «естественного» российского государства.

Но вспомним, в России в начале ХХ века наряду с политическими организациями стали создаваться и общественные — профсоюзные, просветительские, творческие, позже различные солдатские, крестьянские, рабочие советы, комитеты, ширилось кооперативное движение. Все эти организации были разогнаны с приходом к власти большевиков. На долгие десятилетия население СССР лишили какой-либо возможности к самоорганизации. Любые общества или союзы возникали только по указке сверху, их деятельность жестко контролировалась партноменклатурой.

С момента прихода к власти Ленин, а вслед за ним и Сталин считали нужным вытеснить саморегулирование общества диктатом партии. То, что в условиях либеральной демократии решается путем дискуссий, компромисса, в СССР навязывалось через диктатуру. Любая несанкционированная общественная деятельность приводила к аресту. Гражданское общество оказалось антагонистом социализму.

На исходе советской власти, когда прессинг КПСС и КГБ ослаб, стали возникать многочисленные объединения. Весной 1989 года один за других создавались клубы избирателей. Был создан Ленинградский народный фронт, за ним конституирован Московский народный фронт. 1990-й ознаменовался созданием большого числа партий и самой массовой организации — движения «Демократическая Россия». Народные фронты и движения возникли и в республиках СССР. Ленинградский народный фронт одержал победу на выборах в Ленсовет, из 43 депутатов от Ленинграда 40 прошли по спискам Народного фронта. Начали образовываться независимые профсоюзы — шахтеров, авиадиспетчеров, летного состава гражданской авиации, докеров.

Но тяготы трансформационного спада экономики, вызванного переходом к рынку, существенно ослабили общественную активность россиян. Закрылись оборонные предприятия и институты, из-за своей неконкурентоспособности прекратили работу многие заводы и фабрики. Люди остались без работы, пошли мешочниками торговать на рынки. Надежды на то, что с падением власти коммунистов жизнь станет похожей на жизнь на Западе, не оправдались. Формирование некоммерческих организаций замедлилось, народные фронты распались. С приходом к власти президента-чекиста Путина многие организации получили статус иностранного агента, что не способствовало их популярности. Зато властью стали формироваться эрзац-сообщества, предназначенные для имитации ее поддержки перед камерами телевидения.

Тем не менее, в России отмечены яркие случаи самоорганизации и сопротивления непродуманным или неправильным решениям властей. В Петербурге активные граждане не дали разрушить исторический отель «Англетер», заблокировали возведение офиса Газпрома «Охта-центр» на развалинах шведской крепости Ниеншанц. Можно вспомнить протесты пенсионеров против монетизации льгот и сопротивление дальнобойщиков введению грабительской системы «Протон».

И все же, отвечая на вопрос «Есть ли в современной России гражданское общество?», надо учитывать ментальность большинства россиян, а не активность немногих. Приходится признать: оно есть, но в зачаточном состоянии. Созданы институты гражданского общества — партии, профсоюзы, различные общественные организации, в том числе правозащитные. Многие из них несовершенны, но они есть. Остались в небольшом числе и независимые СМИ. Но гражданское общество — это ведь стиль жизни и мышления подавляющей части общества, оно в активности многих граждан, в их правовой и политической культуре. Но главное — в умении самоорганизовываться. Есть ли гражданское общество «в головах» большинства наших людей?

Если сравнить Россию с Арменией, то видно, насколько мала у россиян склонность к объединению и совместным действиям. Российское общество больно патернализмом, мы в большинстве своем полагаемся не на свои силы, а на мифическую помощь государства, точнее, на его подачки. Власть и общество у нас живут порознь. Власть как корпорация высокооплачиваемых чиновников и депутатов, а фактически казнокрадов и олигархов стремится сохранить себя и свои возможности обогащения. Нищета, образование и плохое медицинское обслуживание простолюдинов ее не волнуют. А само российское общество пассивно, ему важнее пресловутая «стабильность» при низком уровне зарплат и пенсий. У людей нет доверия друг к другу, наше общество самое атомизированное в мире. При этом у россиян нет понимания, к каким трагическим последствиям ведет их пассивность.

А жаль. Нас ждет прогрессирующая отсталость страны, нищета населения. Налоговиков у нас на 100 тыс. населения в 4 раза больше, чем в США. Мы чемпионы мира по числу чиновников в Пенсионном фонде. В Газпроме добыча газа не растет, а число служащих выросло с 398 тыс. до 470 тыс. человек. Наши госкорпорации реально не способны производить что-либо принципиально новое и конкурентоспособное. Если упадут цены на нефть, что будут делать россияне? Собирать в лесу грибы? А ведь цены в магазинах растут уже сегодня, при стоимости нефти больше 70 долл. за баррель. Растет квартплата. Мы знаем обо всем этом, но молчим. Выходит, согласны жить как нищие африканцы? Или все-таки найдем в себе силы объединяться и, как армяне, защищать свои интересы и в доме, и в городе, и в стране?


Графика Михаила Златковского












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.  
Реальное народовластие. Пример Швеции
13 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Известно, что в мире из двухсот с лишним стран — лишь два десятка демократических, где налицо  верховенство права, где власть имущие не могут урвать себе кусок пожирнее, а вынуждены реализовывать интересы народа, повышать его благосостояние. Я был потрясен, когда узнал, что премьер-министр Канады, лишившись своего поста, вернулся из служебной квартиры в свою двухкомнатную. Особняк он не прикупил — зарплаты не хватило. А воровать чиновникам в Канаде не дают. Для россиян это фантастика. Цель наших властей разного уровня  — обогатиться, накопить миллиарды, построить себе в Европе роскошные дворцы, оставить миллиарды детям. А соотечественники-простолюдины пусть хоть сдохнут. Их могут заменить выходцы  из Средней Азии. И на митинги они вряд ли собираться  посмеют.