Что делать?
20 июня 2019 г.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Дайджест по книге Ивана Бло «Прямая демократия. Единственный шанс для человечества». М: Книжный мир, 2015.

Иван Бло – доктор экономических наук, бывший депутат французского парламента, бывший депутат Европарламента, автор множества работ по прямой демократии и западным политическим институтам.

 

Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.

Избежать уклона в олигархию помогает прямая демократия – референдумы с правом вето на принятые законы и народная инициатива выдвигать новые. Она удачно работает в Швейцарии, где с 1948 г. через референдумы прошло более 200 законопроектов, из которых были одобрены 70%. В этой сфере интересен также опыт Италии и Германии.

Швейцарские коммуны контролируют треть бюджетных расходов, могут выступить с законодательными инициативами, в частности, по налогообложению. Граждане вправе потребовать вынести на референдум закон, принятый парламентом. Для этого им надо собрать 50 тысяч подписей (1% избирателей, 8 кантонов) в течение 100 дней. В это время закон не действует. Он вступит в силу лишь после одобрения большинством поданных голосов.

Чтобы инициировать внесение конкретного изменения в Конституцию, предстоит собрать уже 100 тысяч подписей (2% избирателей), на что отводится 18 месяцев. Парламент дает свою оценку предложению и может выдвинуть контрпредложение. Тогда на голосование выносятся оба проекта. До завершения сбора подписей парламент и правительство имеют время на то, чтобы отреагировать на инициативу. Референдум должен состояться не позднее, чем через 4 года. Столь длительный срок позволяет гражданам хорошо изучить вопрос и сформировать свое мнение. Если инициаторы видят, что парламент в должной мере занимается проектом, они считают свою миссию выполненной и отказываются от референдума.

Швейцарская Конституция обязывает радио и телеканалы уважать различные мнения, освещать их сбалансировано. Каждый избиратель до голосования получает от правительства информационную брошюру. В ней приведены выносимый на голосование текст и проект закона, аргументы авторов инициативы, рекомендации парламента и правительства. Социологические исследования фиксируют слабое влияние финансов на результаты голосования, они не могут перебить волну общественного мнения. В референдумах участвуют в среднем 44% граждан (в национальных выборах – 45%). Это высокий показатель, если учесть, что ежегодно каждому гражданину Швейцарии на референдумах задают по 30–40 вопросов.

Результатом прямой демократии в Швейцарии стала устойчивая политическая стабильность и доверие к власти. Поскольку народная инициатива дает возможность гражданам выражать свое мнение, выступить с законопроектами, нет необходимости в демонстрациях и забастовках. 80% швейцарцев считают, что могут влиять на политику своей страны (в отличие от 40% французов и нескольких процентов россиян). Правительство управляет страной в согласии с народом, а не продавливает свои идеи любой ценой. Прямая демократия принесла и высокие экономические результаты. В Швейцарии с того момента, как там установили институты прямой демократии, налоги снизились на 30%, бюджетные расходы – на 30%, государственный долг – на 50%.

Чиновник, разрабатывающий новый налог, не ощущает его на себе так, как это ощущает мелкий предприниматель. Депутат, голосуя за законопроект, знает, что от его голосования зависит его политическая карьера. Они не понимают «житейскую сущность» проекта. Смысл народных инициатив и референдумов состоит в том, чтобы при принятии решений задействовать знания непосредственных потребителей норм законов. Референдумы и народные инициативы по вопросам иммиграции существенно ужесточили швейцарское законодательство. Это не смогли бы сделать по собственной инициативе ни парламент, ни правительство.

Благодаря референдумам и народной инициативе права швейцарцев гораздо более весомы, чем права французов, которые часто протестуют, выходя на улицы, но при этом позволяют политикам обходиться с собою, как с несовершеннолетними. Прямая демократия не препятствует парламенту выполнять его функции, но противодействует влиянию на него олигархических групп, как это происходит в политических режимах, основанных на парламентской демократии, подобных французской. Прямая демократия позволяет воспользоваться правами молчаливого большинства, которые игнорируют олигархи. Предоставленная народу возможность принимать участие в законодательстве не ставит под вопрос представительную демократию. На референдум не может выноситься вопрос о вотуме недоверия парламенту. Прямая демократия усиливает ответственность граждан, поскольку практика проведения референдумов побуждает людей изучать информацию по вопросу, размышлять, привлекать свой жизненный опыт и принимать разумное решение.

Паскаль Сален, вслед за Гербертом Спенсером, показал в своей книге «Вернуться в капитализм», что западный мир обречен на катастрофу, потому что находится в руках олигархов, которые, прежде всего, управляющие, а не собственники. Они распоряжаются не своими, а чужими деньгами, и, если допускают ошибки, то уходят, но с «золотыми парашютами». Они приносят долгосрочные интересы в жертву краткосрочным. Только прямая демократия может сдерживать эти отклонения, потому что простой избиратель как раз и является собственником, а не управляющим на короткий срок. Он обязан позаботиться о всей своей жизни, а не о «сроке полномочий», о своей семье и детях. То есть на референдуме избиратель исходит из долгосрочной логики, которой не пользуется управляющий. Но, будем объективными: установление прямой демократии практически невозможно без наступления в стране серьезного политического кризиса.

 

Фото: PA Images\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!