В оппозиции
22 апреля 2019 г.
Московская интеллигенция позвала людей на улицу
14 АВГУСТА 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



«Марш матерей» придумали и собираются провести несколько ярких представительниц столичной прогрессивной общественности. Тех, кто призвал людей в нынешнюю среду, в 19.00, пройти мирным маршем от Пушкинской площади до здания Верховного суда на Поварской, не так много, поэтому вполне уместно и даже необходимо перечислить всех их тут. Это издатель Варвара Горностаева, литературный критик Анна Наринская, журналистки Татьяна Малкина, Ольга Гринкруг, Анна Качуровская, Маша Шубина, актриса Анна Троянова и телеведущая Татьяна Лазарева. Причина, по которой нам предлагают выйти на акцию протеста – волна репрессий, которая уже вовсю катится по стране, захлестывая все новые и новые жертвы. Конкретный повод – жесточайшая расправа над совсем юными членами организации «Новое величие». Вот небольшой отрывок из обращения, размещенного в Сети инициаторами акции: «Мы требуем выпустить из тюрьмы обвиняемых по делу «Нового величия». Мы выступаем в защиту Ани Павликовой, Маши Дубовик и вообще всех наших детей, которые, как показывает спровоцированное силовиками дело «Нового величия», сегодня находятся в опасности…» Все, по-моему, вполне логично: отбивать детей, пытаться вынуть их из пасти совсем сбрендившего от всевластия и наворованных денег государства, конечно, дело матерей. А чье же еще? Впрочем, приход «отцов семейств», которые на время акции должны стать «матерями», вовсе не возбраняется, а, со слов устроительниц, даже и приветствуется…

Во всей этой истории есть одно обстоятельство, как мне представляется, первостепенной важности. Организаторы предстоящего мероприятия, опершись непосредственно на Конституцию России, не стали подавать в мэрию никакой заявки вовсе. То есть они сразу, еще, что называется, на берегу сломали сложившийся в последнее время формат, когда устроители протестной акции следуют определенным формальный правилам – приносят в мэрию бумагу, дожидаются отказа в согласовании, а лишь потом громогласно заявляют, что все равно выйдут. Или не заявляют… В этот раз мэрия просто оставлена за бортом. Мы, дескать, выходим мирно, без оружия и даже без транспарантов и растяжек, а с одними лишь игрушками (детей же спасаем), поэтому нам ваше разрешение-согласование сто лет без надобности. Читайте основной Закон страны!

Мне представляется весьма симптоматичным, что по самому радикальному и бескомпромиссному пути в организации массовых протестных акций пошли не представители оппозиционных партий и движений, не брутальные лидеры протеста, а вполне мирные дамы из приличных московских семейств, ранее не замеченные ни в каком бомбометании. И в этом, конечно, таится основная опасность для столичной мэрии в частности и для всей российской власти в целом. Реакция последовала незамедлительно.

Разумеется, мэрия в лице руководителя Департамента общественной безопасности г-на Черникова строго предупредила о том, что действия всех, вышедших в среду на Пушкинскую площадь, окажутся незаконными, что они будут мешать проходу граждан и т.д. и т.п. Но формальными предостережениями дело не ограничилось. Не обошлось, как водится, и без прямой провокации, фронтменами которой выступили некоторые славные представители провластной прессы и, как это ни печально, адвокаты потерпевших (по версии следствия – обвиняемых). В печати появились заявления и просьбы отказаться от «несогласованной акции», поскольку это, мол, только навредит фигурантам дела «Нового величия»…  Дескать, какие-то влиятельные люди уже почти договорились о смягчении участи несчастных девушек, и не надо совать им палки в колеса своими оголтелыми выходками. Аргументация эта настолько примитивная и ничтожная, что даже не нуждается ни в каких специальных опровержениях и разоблачениях. Мы все не вчера родились и отчетливо осознаем, что, если что-то и может повлиять на ход сфабрикованного политического процесса, то это максимальный общественный резонанс, массовая уличная поддержка гражданского общества.

Сегодня бессмысленно гадать, будет ли акция 15 августа жестко разогнана или власти выберут мягкий вариант реагирования. С одной стороны, кажется, что Собянину с Раковой все эти полицейские изуверства накануне выборов 9 сентября совершенно ни к чему. Они же прогрессивные урбанисты и плиткоукладчики, а не кровавые палачи малолетних девиц и душители гражданских свобод. С другой стороны, нет сомнения в том, что в разные сановные уши сейчас нашептывается мысль о том, что оставлять без жестких последствий это вопиющее и наглое игнорирование властей крайне легкомысленно, опасно и даже преступно. Дескать, надо задушить гадину свободы прямо в чреве этих самых матерей, а то завтра все решат, что тут можно безнаказанно выходить и протестовать.

В любом случае мы уже сейчас можем констатировать очевидную вещь. Создалась ситуация, при которой не приход в означенный час на Пушкинскую площадь стал абсолютно немыслим, невозможен. Уже за одно это огромное спасибо организаторам акции.  

 
Фото из соцсетей.

     












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.