Что делать?
19 апреля 2019 г.
Чем окончится русский «праздник санкций»
7 НОЯБРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ЦИПКО

ТАСС

Я, честно говоря, не понимаю, за что уволили саратовского министра занятости Наталью Соколову. Не она решила, что в прожиточном минимуме пенсионера не должно быть денег на мясо, что, если русский человек будет есть только макароны и перловку, то он будет и стройнее, и духом крепче. Разве можно обвинять человека в том, что она как практик, как человек, далекий от политики, показала на цифрах, на пальцах, как можно реализовать в жизни философию «крымнашевской» России. Философию, согласно которой русский человек только тогда будет русским патриотом, когда он будет «жить при минимуме материальных благ» и как православный человек будет вести аскетический, «монастырский» образ жизни. Ведь провидец Владимир Якунин еще до появления «крымнашевской» России, еще в нулевые, в проклятые, как сейчас принято говорить, «тучные годы», привлек десятки, а может быть сотни «обществоведов-патриотов» к пропаганде «жизни без мяса» с «затянутым поясом». Правда, это не мешало ему баловать себя «буржуазным образом жизни» на собственной вилле в тысячу квадратных метров и помогать сыну создавать многомиллионное состояние, необходимое для приобретение права на жительство в Лондоне. И в этом, кстати, тоже нет ничего нового. Все дореволюционные проповедники особого русского коллективистского образа жизни при минимуме материальных благ, от Герцена до Тютчева, никогда не отказывались от своего барского образа жизни и предпочитали «краю родному долготерпения» или Лондон, как Герцен, или, как Тютчев, мюнхенское посольство. Я считаю расправу с министром Натальей Соколовой несправедливой, ибо до сих пор все другие – и чиновники, и деятели культуры – за пропаганду голодной русской жизни без мяса всячески поощрялись властью и даже становились «общественными деятелями». Вы помните, после чего простая сотрудница МИДа Мария Захарова превратилась в «голос» этой всемогущей организации? После того, как она на шоу Владимира Соловьева в полемике с такими «холуями Запада», как я, заявила, что «тучные нулевые» развратили русский народ, что мы будем русскими, если мы будем в состоянии пройти через испытания, подобные испытаниям блокадного Ленинграда. И, как я хорошо помню, тогда же стоящий справа от Марии Захаровой, на главной «патриотической позиции» Карен Шахназаров выразил как художник ее мысль более образно. Было это, если мне память не изменяет, еще в далеком 2015 году. Шахназаров сказал, что беды русского человека в том, что он в нулевые привык, чтобы ему подносили чай не просто на блюдечке с каемочкой, но и обязательно с медом. 

Я понимаю, что ни Мария Захарова, ни Карен Шахназаров, в силу того, что всегда жили в достатке, не отдают себе отчет в том, что несет для человека жизнь при минимуме материальных благ, что несет в себе голодное детство, когда макуха к чаю – это праздник, когда мать не знает, чем накормить тебя перед школой, и в состоянии дать тебе только 30 копеек на гречневую кашу в обед. Но я считаю аморальными и постыдными обвинения русского народа в том, что он «зажрался» в нулевые. Не могли все эти патриоты и «общественные деятели», все эти проповедники русской жизни без мяса не знать, что около 20 миллионов русских жили и живут по сегодняшний день ниже черты бедности, что и в нулевые, а тем более сейчас 80% населения не имеет никаких накоплений, живет от зарплаты до зарплаты, от пенсии к пенсии, а потому не может купить себе дорогостоящие, нужные лекарства, и вообще, как многие мужчины, предпочитает и в старости не обращаться к врачу, а потому умирает, не дождавшись пенсии. Не могут эти патриоты не видеть, что есть что-то неприличное в восторгах депутатов Думы по поводу того, что им удалось поднять минимальную заработную плату на 1% – на 115 рублей, которых хватит в лучшем случае на 100 граммов сыра, когда инфляция в следующем году планируется 4%.

Лично я во всей этой пропаганде русской жертвенности, в призывах с достоинством и с радостью встретить тяготы жизни при санкциях «на полную катушку» вижу какое-то поразительное равнодушие нынешней властной элиты к простому народу, к тем 80% населения, которые еле сводят концы с концами и с завистью смотрят в «Пятерочке» на тех, кто позволяет себе купить продуктов более чем на тысячу рублей. Но если нет у нашей нынешней элиты, у всех наших «общественных деятелей» желания как-то облегчить, облагородить жизнь миллионного большинства, то нет на самом деле и русской нации как чего-то целого. И какой смысл в этом «великодержавии», в этом чувстве «имперскости», если на самом деле как не было русской нации, так нет ее и сейчас. 

И уж совсем аморально хлопать в ладоши по поводу грядущего ужесточения санкций, как это делает Карен Шахназаров. Я имею в виду одно из последних интервью Карена Шахназарова как «общественного деятеля», где он настаивает, что ужесточение санкций – это спасение для России и русского духа, что не будь этих санкций, мы бы стали «колонией Запада», а благодаря им мы, напротив, «остаемся империей». Я лично рад, что у Карена Шахназарова сложилась жизнь, что он сделал блестящую карьеру. Но я не понимаю, как можно, пользуясь благами «империалистической Америки», благами работы в США, снимая там фильмы, выезжая туда на лечение, радоваться тому, что другие миллионы простых русских людей из-за санкций потеряют все блага современной цивилизации. Все эти разговоры о том, что чем сильнее вокруг нас кольцо врагов, тем больше в нашей душе будет имперскости и суверенитета – полный бред. Ведь чем сильнее санкции, тем меньше у России будет доступа к новым западным технологиям, тем явственнее просматривается наша судьба как сырьевого придатка Запада. А что будет с нами, если против нас введут санкции, подобные тем, что США ввели против Ирана, то есть если странам Европы запретят покупать у нас нефть и газ? Ведь и такое возможно. Вот тогда уже будет подлинная, настоящая русская «империя». 

Если Россия, как признался недавно Дмитрий Медведев, сегодня от санкций теряет 100 миллиардов долларов (на самом деле, как считают эксперты, 150 – 200 миллиардов), и соответственно, вместо них мы вынуждены пополнять бюджет из средств населения за счет увеличения налогов, то значит, когда мы, как мечтает Карен Шахназаров, обретем подлинную имперскость вслед за новыми санкциями, нам придется, соответственно, придумывать и новые способы пополнения бюджета за счет простых граждан. Скажу сразу: у меня складывается ощущение, что эта политика пополнения бюджета за счет новых налогов крайне опасна. Она может принести политической стабильности еще больший вред, чем объявленная пенсионная реформа.

И встает вопрос: что заставляет таких «общественных деятелей», как Карен Шахназаров и ему подобные, игнорировать очевидное, а именно то, что санкции медленно, но верно подрывают нашу экономику, усиливают и без того серьезное отставание России от Запада в области технологии, конкурентоспособности, производства. Сегодня из-за санкций сокращается внедрение инноваций, новых западных технологий в производство. По этому показателю мы опустились уже на 46 место в мире. И, соответственно, это ведет к снижению конкурентоспособности производства, к снижению производительности труда. До санкций в 2007 году у нас производительность труда выросла на 7%, а в 2017 упала на 0,3%. Снижение конкурентоспособности производства ведет к снижению рентабельности и, соответственно, к снижению реальной заработной платы. И самое опасное – соответственно не только сохраняется, но и увеличивается социальное неравенство. По критерию сохранения социального неравенства мы находимся на 50 месте в мире из 157 мест (все это – данные РБК). 

Правда в нынешней «крымнашевской» России состоит в том, что сегодня нельзя быть лояльным власти, сохранить свои должности, привилегии, свое имя «общественного деятеля», не связывая себя с ложью, не игнорируя истину, очевидные и бесспорные факты и, самое главное, не игнорируя интересы простых людей, право соотечественников на достойную, полноценную, благополучную жизнь. И самое главное. Ведь никто из этих нынешних патриотов, пропагандистов «жизни без мяса» не спросил этот народ: готов он или нет идти на утрату тех благ, которые ему дали нулевые, во имя «привилегий» русского суверенитета.

Лояльность власти сегодня предполагает объятия с ложью, пропаганду лжи и абсолютное равнодушие к миллионам соотечественников, которые всю свою жизнь, от рождения до смерти, еле сводят концы с концами. Не было бы этого откровенного, циничного равнодушия к испытаниям бедностью своих соотечественников, которые платят своим скромным достатком за геополитические эксперименты своих правителей, не утверждал бы Карен Шахназаров, что чем больше и дольше будут санкции, тем мы будем ближе к величию российской империи.

У славянофилов, прославляющих русскую нищету и русское рабство, был хотя бы комплекс вины перед этим простым народом. У какой-то части советской элиты, выходцев из народа, все же была вера, что они мучают и даже убивают свой народ во имя счастливого коммунистического будущего. А сегодня у тех, кто объявляет о проекте болезненной для народа пенсионной реформы в день открытия Чемпионата мира по футболу, кто убеждает народ, как Дмитрий Песков, что доллар и западные блага жизни ему не нужны, что ему достаточно веры в то, что «правда всегда за Россией», и кто, как Карен Шахназаров, утверждает, что чем больше он будет страдать от санкций, тем больше у него в душе будет градус русскости, нет на самом деле в душе ничего, кроме абсолютного отчуждения от народа, которым они управляют, абсолютного равнодушия к трудностям жизни, которые преодолевают миллионы простых людей. У этих людей нет ощущения стыда от того, что они сами пользуются всеми благами Запада и в то же время превратили миллионы людей в жертву своих неуемных имперских амбиций. 

Более того. Убежден, что у многих, кто сегодня призывает народ к испытаниям блокадного Ленинграда, нет в душе на самом деле какого-либо патриотизма. Не может любить Россию человек, который не уважает русский народ и который абсолютно равнодушен к его бедам, заботам, к тем испытаниям, которые ему несет нынешняя внешняя политика России. Ведь на самом деле все эти имперские амбиции не от патриотизма, а от эгоизма, от болезненного самолюбия, от желания выглядеть великим историческим деятелем в собственных глазах. Поразительно, но и у Хрущева, и у Брежнева, и у Горбачева не было никаких имперских амбиций. Не было этих имперских амбиций у Ельцина как представителя советской номенклатуры. А у тех, кто пришел им на смену, почему-то появилась болезненная страсть удивить весь мир своей жесткостью, своей «привилегией» поступать так, как хочется. 

Все эти восторги «крымнашевских» общественных деятелей по поводу санкций, которые якобы возрождают русскую имперскость, – откровенная и циничная игра временщиков. Расчет простой: пока Путин будет жить, он власть никому не отдаст и, соответственно, никогда не поступится тем, что он считает своими победами во внешней политике. И поэтому, если мы хотим остаться у власти, остаться «общественными деятелями», мы вынуждены проповедовать и защищать откровенный абсурд, вынуждены убеждать простой народ, что чем больше он будет страдать от санкций, тем на самом деле он станет счастливее как гражданин великой русской империи. 

И самое важное. Это откровенное пренебрежение нынешней политической элиты к тому, как живет простой человек, что его волнует, это восприятие народа как «недолюдей», не способных осознать свои собственные интересы, отличить добро от зла, истину от лжи, проявляется у нее, у этой элиты, и в утрате инстинкта самосохранения. О чем говорит духовный опыт посткоммунистической России? Когда элита, как было в 1990-е, забыла о национальном достоинстве, о национальной гордости, снизу возник запрос на ценности государственности, на то, как говорил Путин, чтобы «поднять Россию с колен». Но тут важно не терять голову и помнить об опыте СССР. Постоянный акцент в идеологии на ценностях великодержавия при вечном советском дефиците привел в конце концов к полной деидеологизации населения, к появлению у населения желания все бросить к черту, и даже результаты победы 9 мая, лишь бы не было «пустых полок», лишь бы «не кормить Кавказ, украинцев, прибалтов». Но особенность нынешнего момента в истории посткоммунистической России как раз и состоит в том, что люди за несколько лет наелись полностью пропагандой великодержавия, устали от «правды» телеэкрана, от пропаганды войны и новых вооружений. И произошло то, что произошло в конце 1980-х: все внимание людей начинает концентрироваться на проблеме благосостояния, достатка, на том, чтобы обеспечить себе минимум человеческих благ. Люди начинают выходить из парадигмы осажденной крепости, они устали от всех этих разговоров о бесконечных врагах, которые якобы окружают нас со всех сторон. И самое опасное и для власти, и для нашей политической стабильности: особенность нынешнего момента состоит в том, что в сознание людей возвращается картина нашего вопиющего социального неравенства, и оно все более и более болезненно воспринимается людьми. Я всегда дистанцировался от катастрофизма Сергея Кургиняна. Но, на мой взгляд, есть правда в его последних интервью, где он обращает внимание власти на то, что многие из представителей «крымнашевской» России начинают смотреть на власть глазами «оранжистов», глазами тех, кто жаждет русской бархатной революции.  

Наша нынешняя политическая элита почему-то не учитывает, что народ может устать от их откровенного вранья, от всей этой разнузданной агрессии по отношению к Западу и тем самым утратить доверие не только к ним, но и к власти в целом. И этот перелом в отношении к «крымнашевской» пропаганде уже произошел. Теперь уже многие, далекие от политики люди, с кем мне приходилось общаться в последний месяц, убеждены, что «ораторы-путинисты», стоящие на прокремлевской стороне телешоу, «все куплены», «что им платят большие деньги за то, что хвалят власть». Надо уже учитывать, что откровенное пренебрежение достоинством народа, которое проявилось в том, как власть ему объявила о пенсионной реформе, сразу же оживило традиционное русское отчуждение простых людей от представителей власти. Теперь они, все эти «общественные деятели», стали чужими для народа, чужими потому, что они якобы получают большие деньги и «никогда не говорят правду». Нельзя сказать, что простые люди перестали смотреть наши политические шоу. Нет. Но, оказывается, смотрят они эти передачи уже другими глазами и с другими целями. Дословно воспроизвожу то, что сказал мне по этому поводу врач, который еще недавно, год назад, был ярым «крымнашевцем»: «Александр, к нашему телевидению и ко всему, что там говорят, надо относиться по-философски. Мне их вранье помогает оценить себя как личность, осознать, что у меня есть мозги, и я как свободный человек в состоянии отличить правду от лжи». Об этом же, но другим языком, сказал мне сосед по даче, фермер Евгений: «Их смотреть надо, но для того, чтобы знать, какая ложь исходит от власти и что можно от нее ждать, и какие новые налоги она придумает». Еще раз повторяю: наша нынешняя практика пополнять утраты бюджета, рожденные санкциями, за счет налогов может привести к очень плохим последствиям. Все чаще и чаще от таксистов-москвичей слышу: «Миллиардеры-олигархи платят налоги на Западе, а мы, нищие, должны спасать бюджет России». Русский человек быстро прощается с радостями праздника «русской весны» и начинает воспринимать и себя, и свою жизнь, и, самое главное, нынешнюю власть и ее представителей через призму противостояния бедных и богатых. И теперь, сколько бы Роман Балаян или Владимир Соловьев ни клялись в любви к России, они воспринимаются простыми людьми как представители власти, которые зарабатывают своими речами большие деньги. Люди выходят душой и умом из всего, что связано с геополитикой Путина, теряют интерес не только к тому, что происходит на Донбассе, в Сирии, но даже в Крыму. Люди за 4 года устали от идеологии и психологии «осажденной крепости», от навязанного им комплекса вечной жертвы. Надежд на государство у людей все меньше и меньше.

Ситуация на самом деле крайне опасная, и не только потому, что нынешняя политическая элита и «общественные деятели» «крымнашевской» России утратили чувство реальности, не отдают себе отчет о том, как живет русский народ и как он их воспринимает. Ситуация объективно тупиковая. Ни одна власть в России уже не откажется от «побед русской весны 2014 года», от Крыма – точно. Горбачеву было легче отказаться от руководящей роли КПСС, от скрепов советской системы, чем Путину и его преемникам – от Крыма, от города русской славы Севастополя. И, соответственно, никогда Запад не откажется от санкций, спровоцированных победами «вежливых людей». Но в то же время все говорит о том, и свидетельство тому резкое падение рейтингов Путина, что народ не будет долго мириться с негативными последствиями этих санкций, которые, судя по всему, всерьез и надолго. Сейчас становится видно, что не учитывал Путин, что рост благосостояния в нулевые, который давал ему хорошие, устойчивые рейтинги, куда больше работает на стабильность, чем по природе своей кратковременные вспышки «всенародной любви», рожденные «вежливыми людьми». 

Дмитрий Анатольевич Медведев говорит, что ничего страшного, что СССР прожил под санкциями много десятилетий. Но, на мой взгляд, нынешней власти, в отличие от КПСС, будет все труднее и труднее оправдать негативные последствия этих санкций всерьез и надолго. Нет уже противостояния социализма и капитализма, которое позволяло руководству СССР оправдывать извечный советский дефицит, того же мяса, продуктов питания, оправдывал неспособность власти что-то производить для самой жизни. Вместо советского равенства бедности пришло кричащее неравенство между теми, кто выбирает среди столиц Европы место учебы и проживания своих детей, и теми, кто не знает, где и за какие деньги можно пристроить свое чадо во время летних школьных каникул. И как в условиях подобного неравенства можно заставить людей стойко, безропотно переносить тяготы санкций не год, не два, а десятилетия, как это видится уважаемому Дмитрию Медведеву. Что может сейчас отвлечь народ от «правды холодильника», от правды новых налогов, роста цен на бензин и т.д.? Победы в новой войне, в которой будет участвовать Россия? Или возвращение в СССР, экспроприация собственности у олигархов, о чем все чаще и чаще говорит народ? И я думаю, что именно от того, что ситуация сейчас тупиковая, подсознание Путина все чаще и чаще выбрасывает наверх тему гибели человечества, все эти разговоры о рае, который ждет не дождется русского народа. Но ведь люди на выборах президента голосовали не за смерть, не за почетную смерть в раю, о которой им говорит Путин, а за жизнь. Даже патриот Карен Шахназаров голосовал за хорошую жизнь для себя и своих близких. 

Выход из нынешней тупиковой ситуации есть. И он сразу же станет виден, когда у нашей элиты, у всех наших многочисленных «общественных деятелей» проснется совесть и они осознают, что главной ценностью является не мнимая «великодержавность», а жизнь и будущность русского народа, который на самом деле не спешит в рай, который ему обещают, не спешит умирать и имеет право на такую же достойную жизнь, которую себе позволяют нынешние певцы неукротимой русской имперскости. Не надо обольщаться тем, что в России, в отличие от других стран, «есть предрасположенность отдать свою жизнь за Отечество». Повторяю, в конце концов надо спросить простой народ: а хочет ли он умирать во имя великодержавных амбиций нынешней власти?

Фото: Россия. Ленинградская область. Очередь в сельский продуктовый магазин, который находится в помещении библиотеки. Фото Виктор Бартенев/Интерпресс/ТАСС.













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.