Что делать?
25 апреля 2019 г.
Зачем нам настоящее разделение властей?
24 ДЕКАБРЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

Михаил Златковский

Все знают, кто в России хозяин. Президент Владимир Путин! Он прикажет, и вас озолотят выгодным госзаказом. А могут и срок дать, если президент поручит судье это сделать. Ему подчиняются министры внутренних и иностранных дел, обороны, ФСБ и фактически Генеральный прокурор. Да и кандидатов в судьи предлагает он, введя решением ручной Госдумы испытательный срок для этих судей.

Внесет Путин любой неправовой законопроект в Госдуму, и та послушно его примет. А уж министры, губернаторы и генералы – все стоят перед ним навытяжку. Вспомните, перед кем извинялся кемеровский губернатор Тулеев за гибель людей при пожаре в торговом центре «Зимняя вишня?» Перед родственниками погибших? Нет. Перед президентом, которого он, видите ли, подставил. Но и для прочих губернаторов и министров важна не оценка народом результатов их деятельности, а отношение к ним Путина. Наш президент по Конституции поставлен над всеми, республика наша суперпрезидентская, а значит — страна находится под гнетом авторитарной, диктаторской власти.

Для большинства россиян всевластный царь-президент – это нормально, это привычно. Ученые-этологи утверждают, что в этом проявляются древние инстинкты, сформировавшиеся еще в первобытные времена, когда вождь был самым главным и страшным, был наместником бога на земле. Тысячелетиями фараоны, ханы, императоры, цари и генсеки творили произвол и убивали непокорных. Но их подданные бунтовали редко, у них срабатывал инстинкт и страх.

Известны три формы правления: республиканская, монархическая и деспотическая, то есть авторитарная, диктаторская. В монархии власть принадлежит монарху по наследству, его поддерживает аристократия. В республике власть принадлежит народу и реализуется через выборы законодательной и исполнительной власти. А при деспотии власть диктатора реализуется волей и произволом одного лица, через страх людей быть репрессированными. Именно для нагнетания страха сегодня в России силовики хватают молодых на митингах, а суды назначают им тюремные сроки.

Республиканская форма правления – самая распространенная в мире. Но надо учесть, что нередко в республиканские одежды рядятся авторитарные режимы, которые опираются на средневековую культуру народа и используют для его одурманивания всю мощь телевизионной пропаганды.

Сформировать умеренную и уравновешенную власть трудно. Нужна высокая политическая культура населения. А она у россиян основана на наивных надеждах на доброго царя-президента, который всех нас накормит и оденет. Культура, сформированная столетиями крепостного права, колхозной неволи, репрессиями КГБ-НКВД доминирует в нашем обществе. Сколько сегодня воздыхателей о тоталитарном советском прошлом и любимом товарище Сталине, погубившем миллионы людей! Мы не одни такие. Любовь многих китайцев к извергу Мао Цзе Дуну – это похожий пример.

Сегодня феодально-монархические режимы, основанные на угнетении, эксплуатации и произволе, в Европе ушли в прошлое. Развитые страны, которые являются конституционными парламентскими монархиями, относятся к числу демократических государств. Монархи там выполняют лишь представительные функции. В Испании монархия сыграла активную роль в утверждении демократии и пресечении попыток реставрации фашистского режима. С точки зрения разделения властей и соблюдения прав граждан эти монархии ничем не отличаются от парламентских республик.

Вековой опыт показывает, что всякий человек, наделенный исключительной властью, склонен ею злоупотреблять. Со временем люди поняли, что для того чтобы власть имущие действовали в рамках закона, власть не должна быть сосредоточена в руках монарха или диктатора. Её нужно разделить на три ветви: законодательную, принимающую законы, исполнительную, реализующую их, и судебную, контролирующую принятие и исполнение законов, разрешающую споры. Разделить власть надо на практике, а не только в тексте Конституции, как это имеет место в России.

Нужна система сдержек и противовесов во власти, при которой каждая из ветвей власти уравновешивает две другие и не позволяет им расширять свои полномочия. Например, правительство вправе распустить парламент и назначить новые выборы, а парламент вправе объявить правительству отставку. Суд может признавать недействительными указы президента, если они противоречат федеральному закону или Конституции. Это препятствует нарушениям законов властью.

Принцип разделения властей был сформулирован на рубеже 17 и 18 веков Джоном Локком и Шарлем Монтескье. Он был реализован в Европе в ходе освободительных революций, начатых во Франции, а также при образовании Соединенных Штатов Америки. В статье XVI французской «Декларации прав человека и гражданина» от 1789 года сказано: «Любое общество, в котором не обеспечено соблюдение прав и не закреплено разделение властей, не имеет конституции». Под словом «конституция» авторы подразумевали демократический строй, где соблюдаются неотчуждаемые права и свободы человека и действительно есть разделение властей.

Что такое неотчуждаемые права? Это право на жизнь и защиту чести и достоинства, на свободу мысли, слова, собраний и политической деятельности, на неприкосновенность жилища, частной жизни, на тайну переписки и телефонных переговоров, на свободу ведения хозяйственной деятельности. Более того, в Декларации независимости Североамериканских Соединенных Штатов признается неотъемлемое право народа на восстание против власти, подавляющей свободу граждан.

Почему в Декларации прав человека и гражданина, которая сегодня являются частью Конституции Франции, о соблюдении прав граждан и разделении властей сказано в одном месте? Потому что соблюдение прав граждан и волеизъявление народа всегда ограничивает произвол власти, а разделение властей препятствует сосредоточению власти в руках одного человека или узкой группы лиц, как это происходит в России, Китае и среднеазиатских странах.

Права человека естественны, он наделен ими от рождения. Законы, посягающие на права людей, противоправны. Не всякий закон, даже принятый парламентом, носит правовой характер. Так неправовой, например, является статья 280 УК РФ «публичные призывы к экстремистской деятельности», которая позволяет произвольно трактовать любые заявления граждан. Неправовые законы – то же самое, что и нелегитимная власть, узурпированная диктатором. Они требуют от граждан сопротивления!

В развитых странах для противодействия принятию неправовых закона в дополнение к разделению властей ввели конституционный надзор в форме Конституционного суда. Но такой суд может выполнить свои функции, если состоит из честных судей. К сожалению, сегодня в России это не так. Так в 2014 году председатель Конституционного суда Валерий Зорькин назвал крепостничество «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». А на Петербургском международном юридическом форуме заявил, что «защита прав человека не должна подрывать нравственные устои общества и разрушать его религиозную идентичность». И добавил: «Обеспечение прав граждан не должно создавать угрозу государственному суверенитету». И это говорит защитник Конституции?

К чему нам надо стремиться? Добившись изменения политической культуры россиян, отказа народа от утопии вождизма, повышения его гражданской активности, мы сможем сформировать умную, квалифицированную, разделенную на ветви власть, в органах которой принимать решения будут не льстецы и подхалимы, а профессионалы. Такая власть будет соблюдать права человека. У нас снизится уровень коррупции и преступности. Не надо будет платить взятки и откаты чиновникам. А значит, появятся стимулы проявлять инициативу, предприимчивость, изобретать и внедрять новое. В страну придут инвестиции и современные технологии. Россия станет богатой, у населения вырастет уровень жизни. Так произошло в Чехии, Эстонии, Испании. Согласитесь, ради этого стоит отказаться от нынешнего российского авторитаризма, добиться реального разделения властей и соблюдения естественных прав человека!

 
Графика: Михаил Златковский













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».