Терроризм
28 сентября 2020 г.
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2019

Алексей Кондауров, генерал-лейтенант ФСБ в отставке:

Одиночку всегда сложно вычислить, если он никак не проявляется в экстремистских организациях и мероприятиях и обдумывает план «про себя». И нельзя исключать, что тут был именно такой случай. Кроме того, надо помнить, что здание ФСБ находится в самом центре Москвы. Они пытаются сейчас изолировать себя, сделать так, чтобы машины не подъезжали близко, но люди там всё равно ходят, причём много. Это не пустырь. Другой вопрос – как он проехал в центр Москвы с оружием и зачем вообще начал стрелять, в чём мотив?

Но в такой ситуации правоохранительным органам сложно начать действовать оперативно. Вооружённый человек стреляет и прячется. Нужно эвакуировать людей, поставить оцепление, подтянуть спецподразделение. Но ведь такой отряд не находится в постоянной готовности в здании. Там есть какие-то силы в комендантской, но их недостаточно. Так что нельзя сказать, будто бы они совсем непрофессионально действовали, они ориентировались на оперативную обстановку, а она вокруг здания ФСБ очень непростая.

Сейчас пишут, что «надо было взять его живьём», но так легко рассуждать, а выполнить такую задачу непросто в центре Москвы. В первую очередь надо было думать о безопасности людей, и они сделали, что могли. Претензии предъявлять им можно, но, на мой взгляд, не очень строго. Да они и сами придут к определённым выводам, и, скорее всего, каким-то образом задумаются о том, чтобы ещё больше себя изолировать.







Прямая речь
21 ОКТЯБРЯ 2013

Борис Немцов, РПР-ПАРНАС:

Я не думаю, что это связано с Олимпиадой. Полагаю, что наиболее распространённая сейчас версия, что это шахидка с Северного Кавказа, правильно, и говорит она только о том, что кавказская проблема никак не решена, но как кровоточащая рана всё время даёт о себе знать. При этом огромные средства, которые выделяются спецслужбам, в основном тратятся на борьбу с оппозицией, а не на борьбу с террором. Я это вижу, например, здесь, в Ярославле, и в Москве.

У меня в этой связи есть очень конкретное предложение — расформировать центр по борьбе с экстремизмом по всей России, а весь личный состав отправить на Северный Кавказ. Начать предлагаю с Ярославля — они тут уже за...ли. Они не дают прохода, задерживают наших активистов во время эстафеты огня Роспилиады, следят за мной, ходят по пятам, постоянно пишут какие доносы, они делают что угодно, только не борются с терроризмом. Поэтому — расформировать, всех направить на Кавказ.

Кстати, хочу Вас обрадовать — сайт «ЕЖ» недавно проверялся Ярославским следственным комитетом в связи с моим интервью вам на предмет экстремизма.


Александр Черкасов, член Совета Правозащитного центра «Мемориал»: 

После каждого подобного теракта журналисты начинают спрашивать, с чем связана подобная волна, говорить об изменении ситуации и так далее. К счастью, мы не можем говорить ни о какой волне, потому что для этого нужны постоянно повторяющиеся события с изменяющейся частотой. Скажем, было 10, а стало 100, за какое-то определённое время. Слабо тебе Господи, у нас такой частоты нет. Поэтому каждый раз, когда происходит взрыв, говорят о волне, о причинах, но это просто неверная терминология для такой периодичности событий. Это раз.

Два — то, что руководители северокавказского террористического подполья не скрывали своих намерений осуществлять теракты в пределах России за пределами Северного Кавказа, не секрет. Вот, очередной раз такое случилось. Это всего лишь означает, что террористические акты, которые последние 14 лет у нас происходят, никуда не ушли, что мы живём в этой ситуации террора и контртеррора, и видимо будем жить так и дальше.

Утверждается, что теракт устроила смертница, причём смертница русская, новообращённая в ислам. Опять-таки, это не первый подобный случай. Во-первых, женщина Во-вторых, русская. В-третьих, новообращённая в ислам. С пор как Бараева вела грузовик со взрывчаткой летом 2000 года, а в конце 2000 года Газуева подор