Церковь и государство
27 сентября 2020 г.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2020

Роман Лункин, религиовед, публицист:

В общем и целом мировоззрение священнослужителей Русской Православной Церкви антисталинистское, причём это касается и либеральной части, и «срединной», самой многочисленной и консервативной. К советскому режиму относятся скорее критически и не стараются найти в советском периоде массу прекрасного на фоне репрессий. Это проявляется и на высшем уровне, и на уровне рядового духовенства, которое борется против благожелательного пересмотра советского периода, а также выступает против той модели, в рамках которой создаётся преемственность между Российской империей, СССР и новым российским государством.

Начиная с дискуссии вокруг «Матильды» и заканчивая убранством храма Вооруженных сил, высшее руководство РПЦ старается не вступать в конфликт ни с либералами, ни с консерваторами. Мы видим либо гибкие высказывания, либо вообще никаких. Связана такая позиция со стремлением учесть всю широту взглядов, существующих в Русской Православной Церкви, как и во всём российском обществе.

Тем не менее, «православные сталинисты» существуют, это маргинальная группа, но она есть. Однако ситуация с фресками в соборе разрешается скорее не в их пользу, или в пользу кругов, готовых идти на компромисс с Министерством обороны. Совершенно очевидно, что появление информации о внутреннем убранстве храма вызвало возмущение самых разных сил: не только либеральной, но и консервативной части. Например, известный церковный публицист Сергей Худиев высказался «против» и привел убедительное идеологическое обоснование. К нему присоединился один из главных администраторов РПЦ, викарий патриарха Савва (Тутунов), и целый ряд представителей духовенства, сделавших соответствующие публичные заявления.

На этом фоне появилось неумелое объяснение епископа Клинского Стефана, отвечающего за связи с Вооружёнными силами. Он утверждает, что это не было согласовано с Церковью, но в общем приемлемо. Однако война уже пошла, и надо учитывать, что ранее с резкой антисталинской позицией выступал и митрополит Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей, один из ключевых людей в Московском патриархате. Всё это объясняет, почему РПЦ на высшем уровне молчит по этому вопросу, а от Путина поступила реакция через Пескова, что Путина там не будет. А может быть, и Сталина тоже.







Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2013

Николай Митрохин, научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете, Германия:

Церковь во многих странах получает деньги от государства, будучи от него отделена, и не только от местных властей, но и от федеральных. Если посмотреть на содержание проекта финансирования РПЦ в пересказе прессы, то речь идёт о временном законе, программе, в которую думцы засунули все бюджетные деньги, которые хотели перераспределить в этом году на самые разные гуманитарные цели. Просто нужны были, видимо, какие-то рамки для этого перераспределения, чтобы не проводить каждое такое изменение отдельным законом с отдельным слушанием. Поэтому не стоит из этого решения делать какие-то далеко идущие выводы, хотя оно и выдержано в типичной для последнего времени путинской стилистике: единство российской нации, духовные скрепы... Насколько противоречит Конституции вот такое единовременное решение, это спорный вопрос, юристы тут точнее скажут.

Смысл выделения этих денег очевиден. Русская православная церковь за последние три года учредила порядка семидесяти новых епархий. Фактически произошло разделение прежних областных епархий так, что новые епархии охватывают только по нескольку районов в каждой области. Для каждой такой епархии должно быть построено здание епархиального управления, где будут сидеть новые епископы, потому что понятно, сейчас в каком-нибудь отдалённом районе, где учреждается новая епархия, никаких подходящих для этого зданий нет. Конечно, было бы естественно, если бы церковь, занимающаяся своей внутренней реорганизацией, сама бы строила эти здания, но тут она, видимо, выклянчила деньги у государства.

Сумма, по моим представлениям, не очень большая в масштабах церкви. В пересчёте на евро получается примерно 27,5 миллиона. Будучи размазаны на 70 епархиальных управлений — понятно, что это стоимость сметы на строительство всех зданий или части из них. По сути крохи, которые вряд ли повлияют на расклад сил в обществе, они вообще ни на что не повлияют, речь идёт просто о некоем дополнительном бонусе.

Понятное дело, что значительная часть этих средств в рамках нынешней российской коррумпированной системы распределения будет расхищена, но что-то будет построено. В целом финансовое состояние РПЦ сейчас не плохое, но на строительство всегда хорошо что-то дополнительно получить. Никаких особо страшных последствий ни для церкви, ни для общества за этим не воспоследует, за исключением того, что, возможно, какие-то представители церкви купят себе машины 2013 или 2014 года выпуска.

Государство регулярно выделяет деньги как на реставрацию храмов, так и на разные мутные программы, связанные с идеями церковного образования и прочей агитацией "за счастье". Деньги куда-то уходят, большого результата мы не видим, но какие-то церковные мероприятия на них проводятся. 95% этих мероприятий «большой прессой» не замечаются вообще. Как и те 95% случаев, когда государство тратит деньги на другие цели.

Если бы у нас было развитое гражданское общество, то это решение можно было бы оспорить в судах, с точки зрения равенства религиозных объединений перед законом, но в принципе точно так же какие-то деньги уходят к мусульманам или, в гораздо меньшем объёме, к другим лояльным религиозным организациям. А могут уходить на поддержку футбола или российского кино. Ну, снимут патриотический фильм, получат свою мизерную зрительскую аудиторию режиссеры второго ряда. А условный Михалков купит себе очередной автомобиль. Все в том же духе.

Фотография с сайта http://commons.wikimedia.org


Прямая речь
1 ИЮЛЯ 2014

Сергей Филатов, религиовед, социолог религии:

В первую очередь это связано с тем, что налоговые службы работают всё лучше и скрывать доходы становится всё сложнее. Потому что я, конечно, не большой знаток экономики, но как говорит всё, с кем я сталкивался, по три раза объездив все епархии Русской православной церкви, большая часть доходов — это подводная часть айсберга, неконтролируемая и перетекающая «