Что делать?
31 октября 2020 г.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство».

В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»? В их трактовке государство — это органы власти. Общество должно заслужить, чтобы власть ему доверяла, а народ должен ей подчиняться. Иначе строптивых граждан отправят в СИЗО. Авторы сознательно подменили слово «власть» термином «государство». Впрочем, школьный учебник по обществознанию учит: «Государство — это политико-территориальная суверенная организация публичной власти, располагающая аппаратом управления и способная делать свои веления обязательными для населения всей страны». Нет ни слова о том, что полномочия органов власти зависят от того, какие правила и порядки приняты членами сообщества, именуемого «государством». Учебник не сообщает о принципиальном отличии феодального «естественного государства» от европейских «государств открытого доступа».  И ничего в нем не говорится о том, что порядки в этом сообществе формируются именно в нашем сознании. Попробуем это объяснить.

Как сформировалось государство Киевская Русь? В долине Днепра еще 2000 лет назад славяне жили малочисленными племенами, свое крестьянское хозяйство вели семьями. Охотились, держали скот. Все, что вырастили, сами и потребляли.

 Их жизнь круто изменилась, когда по Днепру приплыли варяги (сегодня мы назвали бы их грабителями). Грабеж инородцев в Средние века не был редкостью, им занимались многие кочевники. Варяги стали оседлыми, обложили славян данью, а молодых людей продавали в рабство в Византию. Так сформировались порядки первого на Руси «естественного государства», новые правила жизни закрепились в сознании славян. Эти правила давали представителям знати (их политологи называют «оседлыми бандитами») право на сбор дани с подданных. То есть  «естественное государство» сформировались именно тогда, когда общество распадалось на знать и простолюдинов.

Почему, говоря о формировании «естественных государств», приходится упоминать именно «оседлых бандитов»? Потому что «кочующие бандиты», как печенеги и половцы, грабили земледельцев подчистую, обрекая их на голодную смерть. А осевшим в Киеве варягам надо было собирать дань со славян каждый год. Им было выгоднее отнимать у крестьян лишь часть урожая, оставляя что-то на жизнь. Более того, они защищали своих данников от набегов кочевников, прокладывали дороги, содержали штат писцов-чиновников. Можно сказать, что между населением и феодальной знатью был своего род договор о защите  от «кочующих бандитов», но заключен он был насильно.

Порядки «естественных государств» не обязательно формировались грабителями «со стороны». Порой феодальная знать складывалась  и из соплеменников. Ведь после освоения людьми земледелия численность населения увеличилась многократно. Когда вместе живут не полсотни  членов первобытного племени, а многие тысячи людей, то родственные отношения между ними становятся невозможными. Среди большого множества людей всегда найдутся особи с бандитскими наклонностями, «специалисты по насилию». У них будет главарь —   князь, шах, король. Бандиты обложат данью своих соплеменников. Чтобы те не роптали, убедят их с помощью проповедников в том, что монарх им ниспослан богом. Восставать против него и не платить дань —  значит гневить бога. Впрочем, и сегодня услугами церкви наши «новые дворяне» не брезгуют.

Так что государство — это не территория. На одной и той же территории в разные века существовали разные государства.

Государство — это не народ. Народ, то есть люди, говорящие на одном языке и имеющие общие корни, могут составлять население разных государств. Пример тому США и Канада..

Государство — это и не органы власти. Органы власти — это всего лишь учреждения, которые обеспечивают исполнение законов и правил. Государства — это определенным образом организованные сообщества людей, живущих на той или иной территории. Они отличаются от прочих сообществ, скажем, от сообществ поклонников Христа или от союза болельщиков футбольной команды. Отличаются тем, что государства формировались «оседлыми бандитами» именно для сбора денег в свою казну, а для этого приходилось навязывать подданным определенные правила жизни. За исполнением этих правил в государствах-сообществах и  следят органы власти: государственные учреждения, т.е. министерства, мэрии, полиция, суды и прочие. А все их сотрудники финансируются из государственного бюджета.

Само  понятие «государство» носит абстрактный характер. Потрогать его руками нельзя. Можно прикоснуться к осязаемым предметам, таким, как колючая проволока  на границах  или паспорта граждан. Можно посетить учреждения, связанные с утвердившимся порядком в данном государстве. Но это не само государство, а лишь  атрибуты и органы власти.

Пояснить природу государства можно на примере акционерного общества.  Его заводы и продукцию можно потрогать руками, а само акционерное общество —   нельзя. Потому что это абстракция, это  лишь отношения между его собственниками, сформированные в головах акционеров и записанные в уставе АО правила принятия решений.

Впрочем, нужна еще готовность граждан соблюдать правила  сообщества-государства. Например, правила дорожного движения. Они  всегда требовали пропускать пешехода на переходе. Но только тогда, когда большинство граждан осознали свое право не уступать на переходе автомашинам, это правило было реализовано. Так и с правом формировать органы власти государства путем честных выборов. Для многих пожилых россиян голосование —   лишь способ выразить свою покорность властям. Как во времена СССР, когда голосовали за единственного кандидата, назначенного КПСС. Но сегодня молодые россияне уже готовы защищать свое право свободного выбора! Мы это видим по демонстрациям в Хабаровске.

***

Сегодня все государства можно разделить на два типа. Есть государства «естественные» и «государства открытого доступа». Отличаются они тем, кто и как устанавливает правила жизни их граждан, кто распоряжается деньгами, собранными в государственную казну.

Нынешняя Российская Федерация —   это  наше «естественное государство», с порядками, которые пока признает большинство его граждан. В Европе в Средние века тоже были похожие порядки. Цари, короли, шахи рассматривали страну как свою собственность, причем вместе с ее населением. Иван Грозный давал своему дворянину землю с крестьянами и мог ее отнять, а дворянина казнить. Примерно так поступил Путин, дав команду арестовать губернатора Сергея Фургала.

Порядки в «естественном государстве» не предполагают независимой судебной системы. Суд там служит инструментом в руках правителя. Приговоры выносятся не по букве закона, а исходя из интересов начальства, указаний царя или президента. Как во времена Людовика XIV, который утверждал: «Государство —   это я». Сегодня так может сказать и Путин. Но он, как человек хитрый, предпочитает об этом не говорить. Но делать. Пример тому тот же Хабаровск.

Россияне не одиноки в своей  терпимости к порядкам  «естественного государства». Из более 200 стран в полутора сотнях порядки «естественных государств» доминируют. Там власть находится в руках диктаторов и авторитарных правителей, их сообщников. Но это норма и для граждан. На постсоветском пространстве такими странами являются Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан, Таджикистан.

У нас была Российская империя, затем СССР, теперь Российская Федерация. В этих государствах порядки были разные. В царской империи было крепостное право. В СССР «цеховиков» сажали за попытки иметь в своем владении средства производства, а в РФ   уже не сажают. Теперь частная собственность узаконена. Но Россия все равно  осталась «естественным государством»!

Если порядки в государстве его граждан не устраивают, то народ выходит на митинги и демонстрации, строит баррикады и, в конце концов, устанавливает иные порядки, то есть  фактически учреждает новое государство. Так произошло, например, когда-то во Франции, позже в СССР, а не так давно — в Грузии и Армении.

***

Что ведет к формированию  «естественных государств»? Наши инстинкты. Один из них —   инстинкт самосохранения. Он заставляет нас уступать дорогу автомобилю, не перевешиваться за перила балкона. Сегодня этот инстинкт принимает скорее форму стремления к богатству или достатку. Именно достаток позволяет не голодать, иметь теплый кров и пищу.

Другой инстинкт — это инстинкт солидарности. Подчиняясь ему, члены первобытного племени в процессе внутривидового отбора гибли, отстаивая свои угодья. Позже солдаты ложились на амбразуру вражеского дзота. Инстинкт солидарности заставляет членов банды в стычке с другой бандой идти на смерть. Если кто-то струсит и спрячется, то есть  у него инстинкт самосохранения возьмет верх, то в армии его расстреляют, а в банде прирежут.

Как проявляется конфликт этих инстинктов? Кто-то делает карьеру чиновника, получает возможность брать взятки, откаты, доить государственную казну. У него торжествует инстинкт стремления к достатку. Это происходит тогда, когда в государстве нет политических институтов, реально блокирующих коррупцию. Мы это видим на примере России.

С другой стороны, и простые россияне хотят повысить свой достаток, иметь выше зарплату, доходы. При этом они ждут от чиновников проявления солидарности, чтобы те не роскошь свою приумножали, а заботились о народе. Живя при порядках, принятых в «естественном государстве», люди надеются на чудо, на доброго царя-президента. Но это желание противоречит корыстным устремлениям власть имущих. Налицо классовый конфликт.

Раньше российская знать довольствовалась дворцами в Москве и Петербурге. Сегодня «новым дворянам» нужны особняки в Европе, миллиарды в офшорах, яхты и личные самолеты. Эти люди, подобно диктаторам Африки, не рассматривают Россию как свою страну. «Новые дворяне», подчиняясь инстинкту самосохранения, вывозят из страны капитал, наворованные богатства и перевозят  семьи в Европу.

Конфликт инстинктов и интересов власть имущих и простолюдинов в России будет проявляться до тех пор, пока не сложатся порядки, позволяющие их обуздать. Пока в интересах народа не удастся заблокировать корыстные интересы чиновников. Это смогли  сделать граждане развитых стран. Сегодня это пытаются сделать в Украине, но пока безуспешно.

****

Сравним наши правила жизни с правилами европейцев. В Европе тоже тысячелетиями сохранялись «естественные государства», знать преследовала свои корыстные интересы,  не проявляла солидарности с народом. Но европейцы все же сумели перестроить должный порядок два века назад, еще во времена Великой французской революции. Они отбросили надежды на «доброго короля».

Европейцы в массе своей смогли утвердить в своей политической культуре иные правила жизни. Их государства сегодня являются «государствами открытого доступа». Порядки в них отличаются от порядков, принятых в «естественных государствах». Чем? Прежде всего направлением вектора власти. Если в России власть исходит «сверху», от президента и его друзей, от его сослуживцев по КГБ, от силовиков, то в европейских государствах  власть пробивается «снизу», от народа — через его представителей-депутатов. Там граждане, в отличие от россиян, в большинстве своем считают, что происходящее в стране зависит именно от них, а не от правителя.

В европейских государствах «открытого доступа» есть реальное разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную. Такое разделение  позволяет обуздать корыстные интересы чиновников, блокировать их союз с олигархами, обеспечить неотъемлемые права граждан посредством справедливого и независимого суда. Полиция, органы государственной безопасности находятся под жестким контролем граждан и их представителей.

Почему европейские страны называют «государствами открытого доступа»? Потому что там предпринимателям не надо покупать у чиновников право доступа на рынок. Они, в отличие от российских бизнесменов, не должны давать откаты налоговикам, полиции, пожарникам. Там людей не лишают собственности по указке свыше, не отнимают предприятия по решению «карманных» судей.

В «государствах открытого доступа» не сформировался, как в России, клановый капитализм для «своих», который базируется на взаимовыгодном союзе бюрократии и олигархов, получающих сверхприбыль от госзаказов. Верховенство права стимулирует инвестиции в строительство новых предприятий. Ведь только тогда, когда человек уверен, что его собственность под надуманным предлогом не отнимут, у него появляется желание проявлять свою предприимчивость, инициативу, трудолюбие.

В государствах «открытого доступа» ведется реальная борьба с коррупцией, как, например, в Швеции ([17 АПРЕЛЯ 2017] Шведская стратегия борьбы с коррупцией). Доходы и накопления всех граждан там «прозрачны». Европа и США стимулируют конкуренцию как двигатель прогресса. Для того чтобы наладить конкуренцию среди железнодорожных компаний, президент США  Рузвельт еще в начале прошлого века  разделил их на конкурирующие компании. Теперь борьба с монополиями стала нормой во всех развитых странах. Все это происходит благодаря утвердившимся в сознании людей порядкам и правилам жизни, которые так отличаются от российских!

В Европе не «оседлые бандиты» собирают дань, а граждане делают  взносы в государственную казну на общие цели. Как у нас где-нибудь в садоводстве. И народы там осознали свою решающую роль  в   «государствах». Они умеют избирать  достойных представителей. Чего пока не умеем мы. Оцените хотя бы нынешний состав Государственной думы. ВРИО губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев — типичный российский депутат. И то, что другие депутаты под стать ему, —  это следствие нашего отношения к институту выборов, к фальсификациям. Типично высказывание россиян «От нас все равно ничего не зависит».

А в европейских странах граждане считают членов правительства и президента своими наемными менеджерами, которых можно сместить, если они что-то делают вопреки воле большинства. Важно, что люди делают выбор не между телевизионными масками кандидатов, а между их биографиями, реальными делами и программами партий.

Депутаты, избранные в европейских странах на честных выборах, стремятся удовлетворить запросы граждан. В условиях политической конкуренции оппозиционные депутаты действительно контролируют министров и чиновников, назначенных правящей партией. Им это надо! Плюс к тому в странах Европы созданы  работающие органы по борьбе с коррупцией, введены премии гражданам за разоблачение взяточников. ([27 ИЮНЯ 2017] Доносить или не доносить?). И если для российского бюрократа указание начальства выше закона, то в Европе чиновник вынужден соблюдать законы и правила. Да и сами законы написаны так, что не оставляют места для произвола.

***

Нынешние реалии России сформированы не только корыстными интересами элиты, но и средневековым сознанием нашего народа. Пример тому — право частной собственности. Оно  у нас условное. Понимая его суть, собственник алюминиевой корпорации РУСАЛ миллиардер Олег Дерипаска заявил: «Если государство скажет, что мы должны отказаться от компании, мы откажемся. Я не отделяю себя от государства. У меня нет никаких других интересов. Мне просто повезло. Считайте, что богатство свалилось на меня с неба». Он готов по первому требованию отдать свою собственность царю-президенту Путину!

Есть ли запрос у россиян на радикальные реформы, которые могут трансформировать наше государство в «государство открытого доступа»? Если опросить граждан, то выяснится, что главная претензия их к властям — экономическая. Большинство не понимает причин своего низкого уровня жизни. Но люди сознают, что деньги, которые разворовываются из казны или идут на сомнительные национальные проекты, забирают именно у них. Популярно выражение «Наше население — это вторая нефть». Недовольство у людей вызывает и резкое социальное неравенство, по которому Россия «впереди планеты всей». Если заходит разговор о приватизации госкомпаний, о важности гарантий частной собственности, то многие россияне уходят от ответа. Сказывается тяготы реформ 90-х годов.

Как показал опрос группы социологов под руководством Сергея Белановского, против несменяемости власти, против «обнуления» сроков Путина выступает 74% респондентов, против расширения полномочий президента —   70%, против назначения президентом большего числа членов Совета Федерации — 81%. То есть феодальная вертикаль потеряла ценность для россиян. Это Иван Грозный и Сталин могли творить над покорными россиянами все, что им заблагорассудится. Демонстрации в Хабаровске под лозунгом «Мы губернатора избирали, нам его и смещать!» свидетельствуют о том, что в сознании россиян произошли перемены. Это вселяет надежду.

Порядки и правила, принятые в «естественных государствах», обрекают их на отставание от стран, где реализовано «государство открытого доступа». Если Путин не развяжет ядерную войну и человечество не погибнет в катастрофе, то со временем и в России народ захочет жить по-европейски. Произойдет это, прежде всего, из-за стагнации нашей экономики. Еще не так давно ВВП России составлял 12% от мирового, сегодня  — лишь 1%! Наши доходы от экспорта газа снизились в десять раз. Уже нечем платить зарплату госслужащим и пенсии старикам. Минфин предлагает конфисковать банковские сбережения, на которые  граждане не смогут предъявить оправданий. Мы все стоим на краю пропасти, и чтобы в нее не упасть, придется менять порядки в  государстве. Чем быстрее россияне это поймут, тем скорее над страной  забрезжит  рассвет.   Впрочем, помимо экономической катастрофы, назревшие реформы могут быть связаны и с освоением  россиянами европейских представлений о государстве. Разумеется, через интернет.

Фото: Монумент "Тысячелетие России" в детинце, воздвигнутый в 1862 году в честь тысячелетнего юбилея призвания варягов на Русь. Авторами памятника являются скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман. Владимир Смирнов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.

 

Материалы по теме

Палестинцы никогда не упускают шанс упустить шанс // КОНСТАНТИН ФОН ЭГГЕРТ
Назад в 1967-й // МИХАИЛ БЕРГ
Гидрометеоцентр сообщает // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Недоваренная лапша на развесистых ушах. Стабильность - 1 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Недоваренная лапша на развесистых ушах // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Я вспоминаю… // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Правила нарушения правил.
(Режим мягких правовых ограничений)
// КИРИЛЛ РОГОВ
Палачи как скоморохи // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Следите за руками // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
Слабая церковь // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН