КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахПочему ошибаются разведки-2

9 СЕНТЯБРЯ 2008 г. ВИТАЛИЙ ШЛЫКОВ
jfklibrary org

Примером эффективного политика, сумевшего добиться от разведки соответствия своим требованиям, я считаю Роберта Макнамару, министра обороны США в 1961-1968 годах. Я уже писал о некоторых его реформах 60-х годов («Один в поле не воин», Россия в глобальной политике, № 3, май-июнь 2007), опыт которых, на мой взгляд, во многом применим при создании первого в истории России гражданского министерства обороны. Правда, тогда я не упомянул его, пожалуй, самую главную реформу — разведывательную, к которой он приступил в первый же день своей службы на посту министра обороны.

РУМО и ГРУ — близнецы-братья

В 2003 году Макнамара дал большое интервью, в котором он рассказал о событиях, связанных с созданием Разведывательного управления министерства обороны (РУМО). Несмотря на преклонный возраст (сейчас ему 92 года), Макнамара прекрасно помнит события того времени. Впрочем, его феноменальная память, особенно на цифры, не раз отмечалась его коллегами.

При чтении этих воспоминаний я никак не мог отделаться от ощущения, что речь идет не об американской разведке, а о ГРУ и пятнадцати последних годах моей службы в нем, в течение которых я, в конце концов, пришел к выводу, что Генштаб сделает все возможное, чтобы не допустить до руководства страны любую, самую важную и достоверную информацию, если она противоречит его собственным взглядам и интересам. Свои тщетные многолетние попытки прорваться через блокаду Генштаба я довольно подробно (на двухстах страницах) описал в «Военном вестнике» МФИТ № 9 за сентябрь 2002 года «Что погубило Советский Союз? Генштаб и экономика, выпущенном в виде книги.

Утешало, правда, то, что американские генералы ничуть не лучше советских, и не будь над ними жесткого гражданского контроля со стороны таких людей, как Макнамара, они точно так же легко угробили бы американскую экономику, как это сделал Генштаб с советской.

 

 

Как вспоминает Макнамара, первый свой день на посту министра он начал с заслушивания начальника разведки ВВС, у которого он спросил, во сколько тот определяет число советских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и как он эти цифры получает. Вопрос о советских ракетах жгуче интересова