КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахСердюков и Клаузевиц

9 МАЯ 2009 г. МИХАИЛ АРСЕНИН

 

kremlin.ru

 

В канун парада на Красной площади Министр обороны А.Э.Сердюков внес примечательный вклад в заочную дискуссию двухсотлетней давности между Прусским королем Фридрихом-Вильгельмом III и прусским же военным теоретиком Карлом фон Клаузевицем, описанную в классической монографии А.А.Свечина «Эволюция военного искусства. Прусская армия эпохи объединения Германии».

Фридрих-Вильгельм III  полагал,   что «однообразие - высшая красота военного» и что «рота, которая может хорошо пройти церемониальным маршем, пойдет хорошо и на неприятеля». Эта точка зрения стала в свое время весьма популярной среди европейских монархов. По словам А.А.Свечина «…по всей Европе прошла полоса аракчеевщины …  Пехота почти не занималась  стрельбой и маневрами на местности, упражняясь беспрерывно в строевом обучении на плацу.  Редкие маневры представляли те же парады на местности … характер зрелищ иногда усугублялся привлечением на помощь военной истории…».

   Между тем, Карл фон Клаузевиц включил в прусский пехотный устав, составленный в 1811 году с его участием, прямо противоположное  требование: «Все сложные и искусственные эволюции, неприменимые перед лицом неприятеля, должны быть изгнаны с учебных плацев».

   Фридрих-Вильгельм III, как и положено монархам, уставов не писал и читал; он  полагался на присущие монаршим особам интуицию и чувство прекрасного…

На что полагался г-н Сердюков, я не знаю. Во всяком случае, в обозначенном историческом споре он однозначно стал на сторону Фридриха-Вильгельма III. Вот красноречивый отрывок из только что опубликованного интервью, которое министр обороны дал «Российской газете».

- «РГ: Во что обойдется парад?

- Сердюков: Конечно, дорого. Но экономить здесь нельзя. Тем более подготовка – серьезная тренировка для участников. Неважно, шагаешь ты в колонне или пролетаешь на самолете –  это серьезная мобилизация, требующая скрупулезного технического просчета. Взять ту же авиацию. У самолетов и вертолетов и скорость, и высота разные: для одних предельные, для других – рабочие. И летчикам, штурманам, руководителям полетов нужно все выровнять. По большому счету это хорошая школа.

- РГ: И элемент боевой подготовки?

- Сердюков: В какой-то степени да. Плюс моральный аспект. Участие в параде всегда оказывает на войска сильное мобилизующее воздействие».

Таким образом, г-н Сердюков полностью согласен с утверждением прусского короля, что «рота, которая может хорошо пройти церемониальным маршем, пойдет хорошо и на неприятеля», и вопреки авторитету Клаузевица уверен, что «сложные и искусственные эволюции, неприменимые перед лицом неприятеля», чрезвычайно полезны для использования на «учебных плацах».

Не желая залезать на поле профессиональных военных экспертов, не буду продолжать эту тему. Ограничусь некоторыми наивными мыслями вслух.

Понятно, что г-н Сердюков никогда не читал Клаузевица; не менее понятно, что обнаружив в тексте документа фамилию «Свечин», он немедленно зачеркнул бы излишнюю букву «в» красным фломастером.  Получается, однако, что этих популярных авторов не читали даже господа из числа придворных аналитиков и спичрайтеров…

Версия для печати
 



Материалы по теме

Почему Путин прогнал Сердюкова // ВЛАДИМИР НАДЕИН
И вновь по кругу // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Зачем Сердюков бежал к Путину // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Итоги недели. Мобилизационный призыв // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Реформатор уволен. Реформам – конец? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отставка Сердюкова // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Взбесившийся принтер СК // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги недели. Оптимистические заметки о мобмощностях и кроте истории // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министерский бунт // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Их последний поклон? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ