КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеПравда о жизни

20 НОЯБРЯ 2009 г. ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ

 

РИА Новости

         Один из уважаемых авторов «ЕЖа» задумался: среди какого, вообще-то, народа мы живем? Оно и в самом деле – предмет интересный!

         Заглянув в душу народну, он поделился своими находками.

         Народ (русский или российский – я так и не понял) у нас офигенно духовный, обладает необыкновенной добротой, какой-то, я бы сказал, всемирной отзывчивостью. К тому же это – народ-государственник и прирожденный коллективист-общинник.

         Мысль высекает искру, от которой вспыхивает другая мысль!

         Пораженный неожиданными идеями коллеги, я тоже задумался, и у меня как-то родилась эдакая химическая формула души народа: добро-духовного государственника и урожденного коллективиста.

         Выношу ее на суд уважаемых «ежей».

         Итак, внимание.

         Добро-духовность в наших широтах назовем «православием».

         Государственничество – «самодержавием».

         Коллективизм – «народностью».

         Итого: православие – самодержавие – народность.

         Это, безусловно, моя формула, так сказать «триада Радзиховского», но она, в сущности, является не более чем развитием смелых и новых идей уважаемого коллеги. В общем, лавры первооткрывателя «анатомии Народа» принадлежат ему, а я лишь подобрал лапидарную словесную оболочку…

         Однако творческая мысль, раз проснувшись, не желает дремать.

         И я стал думать дальше… И дальше…

         И закралось в душу сомнение.

         Вначале эмпирическое – видно, не везет мне, но как-то редко встречаешь таких вот «всечеловеко-отзывчивых» людей. Может, конечно, они просто стесняются обнажить душу и для конспирации называют людей нерусских «хачами», «зверями» и относятся к ним тоже… не вполне всечеловечески, так сказать.

         Оно конечно, истина познается в сравнении. Как верно указал коллега, американцы просто травят инородцев как тараканов и вбомбливают их в каменный век… По сравнению с ними, мы, отстроившие Грозный после американских бомбежек, выглядим на редкость гуманно. Все так… Но феноменальной я бы все же доброту нашу не назвал.

         А вот с государственничеством – того сложнее. Являются ли нежелание платить налоги, соблюдать законы, голосовать и идти в армию родовыми признаками государственников? Вечные разговоры «из Москвы, из Москвы – в Лондон, в США, в Канаду» – это государственничество в действии? Причем, прошу заметить – разговоры ведут исключительно русские люди, ибо люди нерусские, кто хотел, давно уже закончили слова и превратили их в дела.

         Но сложнее всего с коллективизмом. Какая-то физиологическая неспособность ни о чем договориться, органическое недоверие друг к другу и вполне иррациональное желание от души поругаться – является ли все это высшей формой коллективизма? Вероятно. Но тогда и надо как-то это маркировать, чтоб отличалось от обычного, вульгарного понимания «общинности», «коллективности» и т.д.

         Таким образом, подход коллеги к пониманию народной сути имеет два достоинства: свежесть новизны и логическую красоту. Но и один недостаток – эмпирическую неточность…

         А какой может быть иная формула души народной?

         Она не так свежа, как приведенная выше. Не претендую я, в отличие от коллеги, и на роль первооткрывателя, хотя кой-какое отношение к этой формуле имел, придумывал ее (в числе прочих, разумеется).

Я вспомнил 1993 год, когда имел отношение к созданию некой партии ДВР, к разработке их слогана. Тогда родилось такое: свобода – собственность – законность. В 1993 это была типичная формула идеального газа – свободы, верно, хватало, собственность активно делили-созидали, но вот дураков, задумывающихся о «законности», что-то я не встречал. Не только в правительстве, Думе, администрации и т.п. местах, где по должности не до соблюдения законов – только успевай выдумывать, но и на более низких ступенях лестницы, для которых, собственно, законы-то и писаны. Писаны – да не читаны…

         Но с тех пор прошли десятилетия «либерального каннибализма», как выражается все тот же почтенный коллега-«еж», о котором я говорил.

         Каков же их промежуточный итог?

         Мне он кажется довольно поучительным.

         Впервые в истории России появился массовый слой собственников.

         Нет, я не о недодушенном мелко-среднем бизнесе. Я о гораздо большем числе людей.

         У всех есть собственность – квартира, дом. В советское время квартиры были неприватизированные – их нельзя было продать, купить. Это была личная, но не частная собственность. Если угодно – феодальная, но не капиталистическая, не денежная. Так же обстояло дело и до революции: 90% населения составляли крестьяне, а они, как известно, жили в «пра-колхозах», в той самой общине. Земля – твоя, но свободно продать-купить ты ее не имеешь права, только по решению того самого «мира», сельского сбора.

         Вот уже 20 лет как свободно покупаемая-продаваемая собственность есть у всех. Не только квартиры, но и деньги. Держи в какой хочешь валюте, покупай какие хочешь ценности, ценные бумаги и т.д. Да, в России мало акционеров – миллионы всего лишь. Но до 1917 года их было на всю страну десятки тысяч, а в 1917-91 не было вовсе. 

         А где собственность в течение уже добрых 20 лет, там поневоле и свобода обращения с ней. Там же – и законность. Иначе, как без закона покупать, продавать, как, не зная закон, обходить закон (о налогах, допустим)? Так что народ малость в законах поднаторел. А главное – усвоил само это слово.

РИА Новости
Сотни лет (тысячу лет?) закон был один – воля Божья, она же воля Начальства. Отчасти оно и сейчас так. Но только отчасти. Уважение к писаным законам, равно как и их значение – совсем не то, что при царе или при совке. Само собой, при царе были люди, знавшие законы, но это были ничтожные проценты, остальные, как верно заметил коллега, «еж»-народник, «жили по правде». Но как по правде продашь квартиру, получишь кредит, оплатишь страховой полис? Маловаты темы для Правды-то… С другой стороны, и Правды-матушки маловато для представления залога по кредиту… В общем, законы нагло влезли в жизнь людскую! Как в либеральных джунглях каких-то…

         Одно хорошо – когда речь идет о политике или макроэкономике (растребушить олигархов с огнем и дымом) народ по-прежнему мыслит «по правде». Впрочем, примерно так относятся к олигархам и в Европе, где, правда, дело не ограничивается руганью, а периодически доходит и до разного рода национализаций – к восторгу просвещенных аборигенов.

         Вот какая у нас сложилась – как мне видится – система.

         Мелкобуржуазная и макрофеодальная.

         Мелко – это в том, что меня касается. Моей собственности, моих личных прав и свобод (ох, как же хорошо их понимает наш народ! Сколько же тысяч прошений не ленится отправлять в Страсбург – чтоб выдурить деньги у любимой Родины!). Полнейший индивидуализм, расчет, знание законов и желание их оборачивать к своей пользе-выгоде.

         Макро – это во всем остальном. Когда речь идет о футболе (с Грузией, США, Прибалтикой или иными врагами), о выборах между «Е» и «Р», о папе-Сталине и маме-Нации…

         Тут все по-доброму, по-феодальному.

         Я – отдельно. Страна и политика – отдельно.

         Система не лишена, я бы сказал, некоторых противоречий – что является залогом ее способности к диалектическому развитию.

         Вот к таким мыслям меня подтолкнул высокочтимый коллега.

Фотографии РИА Новости